Дхама-махатмья
Home

postheadericon Шрила Нароттам дас Тхакур

Нароттам дас Тхакур

Нароттам Дас Тхакур был воплощением учения Гаудия. Он передавал любовь к Богу через известную нам поэзию и так же поэтично претворял свою любовь в жизнь. Он был совершенным преданным, идеалом божественного посланника, качества которого описывали Шесть Госвами всякий раз, когда их перо касалось пальмовых листьев. Нароттам, больше чем Шринивас и Шьямананда, известен как величайший представитель традиции Гаудия, возможно потому что суть философских представлений Гаудия-вайшнавизма отражена во всех его песнях. Естественно, что достижения Нароттама были полностью признаны историками и исследователями традиции Гаудия.

Невозможно полностью описать достоинства Нароттама, однако известный бенгальский историк Рамаканта Чакраварти хорошо обобщил его основные достижения в своей классической работе по бенгальской культуре:

“Трудно переоценить значимость Нароттама Датты для вайшнавского движения Бенгалии после ухода Чайтаньи. Он работал вместе со Шринивасом Ачарьей над утверждением в Бенгалии Вриндаванской доктрины. Он был одним из главных организаторов фестиваля в Кхетури, во время которого, наконец, возобладала точка зрения Вриндавана. Нароттам Датта и его ученики смело высмеивали кастовую систему. Нароттам Датта был выдающимся шудра-гуру многих брахманов. Он и его ученики распространяли вайшнавизм в Муршидабаде и Раджшое. Нароттам Датта является также автором нескольких работ, где четко изложены его духовные идеалы. Его авторитет был настолько велик, что даже отступники-сахаджии сочли необходимым написать несколько своих сектантских работ от его имени.

Появлению Нароттама Даса Тхакура предшествуют два важных события. Первое - это явление в этом мире Локанатха Госвами, а второе - предсказание его рождения Шри Чайтаньей Махапрабху. Рассказ о жизни Нароттама Даса будет неполным без тщательного анализа этих двух событий.

Локанатх Госвами

Локанатх Госвами был сыном Падманабхи Чакраварти и Ситы-деви. Родился он в маленькой деревне Талакхади в районе Джессор Восточной Бенгалии. Согласно некоторым источникам он был одноклассником Махапрабху в Навадвипе. Когда Локанатх был еще очень молод, Махапрабху послал его и Бхугарбу Госвами во Вриндаван вновь открыть забытые места паломничества, где проводил свои игры Кришна. Это было очень важной миссией, поскольку с течением времени и вследствие иноземного вторжения многие святыни во Вриндаване были заброшены.

Желание Махапрабху восстановить эти места возникло еще до того, как Он послал Рупу и Санатану в это самое священное из святых мест. Гораздо раньше Он послал туда Локанатха. Махапрабху отправил его вместе с Бхугарбой, потому что всезнающий, Махапрабху знал, что Локанатха и Бхугарба - лучшие друзья, как в этой жизни, так и в вечной лиле Кришны. Более того, их личности в Кришна-лиле позволили им определить точное местоположение многих потерянных святынь. Согласно Гаура-ганоддеша-дипике, Локанатх и Бхугарба - это, соответственно, Лила Манджари и Према Манджари. Некоторые утверждают, что они - Манджулали Манджари и Нанди-Мукхи.

Говорится, что они прибыли во Вриндаван в 1509 году или около того, и прожили там всю оставшуюся жизнь. Основным достижением Локанатха Госвами является строительство храма Гокулананда (сегодня это один из семи основных храмов Вриндавана), установление божеств Радхавиноде и, впоследствии, посвящение Нароттама Даса Тхакура. Собственно говоря, когда Махапрабху посылал Локанатха во Вриндаван, он предупредил его, что придет день, когда появится Нароттам, и тогда Локанатх должен будет дать ему посвящение в традицию Гаудия. Такова была воля Шри Чайтаньи.

В поисках Махапрабху

Хотя и говорят, что Локанатх никогда не покидал Вриндаван, был документально подтвержденный случай, когда он покинул Вриндаван в поисках Махапрабху. Это было через год после его прибытия во Вриндаван.

Услышав, что Махапрабху принял саньясу, Локанатх оказался в таком же замешательстве, которое охватило отца Шриниваса, Чайтанью Даса, и он немедленно отправился в путь, чтобы увидеть Махапрабху в его новом, отреченном облике.

По дороге в Пури ему пришлось идти тяжелыми тропами через лес Джарикханда. Придя туда через много недель пути, он обнаружил, что Махапрабху ушел в Южную Индию. Тогда он отправился на юг и многие месяцы пытался идти по стопам Господа.

Через некоторое время он узнал, что Махапрабху вернулся в Пури. Следуя за своим господином, Локанатх отправился в Пури, где рассчитывал наверняка встретить Шри Чайтанью. Однако по пути в Пури он услышал, что Махапрабху был в это время во Вриндаване. Локанатх повернул во Вриндаван, но когда он добрался туда, ему сказали, что Махапрабху только что ушел через Праяг и Бенарес назад, в Пури.

Локанатх был безутешен, но Махапрабху явился ему во сне и сказал, что не следует терять время. Он должен остаться во Вриндаване, сказал Махапрабху, потому что ему будет тяжело видеть Господа в облике отшельника. Чувствуя сострадание к своему преданному, Локанатху, Махапрабху попросил его довольствоваться памятованием об их внутренних отношениях и медитировать на Него, такого, каким он Его видел в Навадвипе, до принятия саньясы.

Вскоре после своего сна Локанатх еще более решительно взялся за поиск святых мест. Однако, ему не удалось многого добиться до прихода Рупы и Санатаны. Теперь понятно, что его основная роль заключалась в том, чтобьы он, как старший вайшнав во Вриндаване, наставлял молодых преданных. Более того, Локанатх Госвами готовился к приходу Нароттама Даса Тхакура, который впоследствии примет его своим гуру.

“О, Нароттам! О, Нароттам!”

Когда Чайтанья Махапрабху решил пойти из Пури во Вриндаван, Он остановился в деревне Рамакели, чтобы повидать Рупу и Санатана. В это время Махапрабху посмотрел в глубокие голубые воды реки Падма, протекающей рядом с деревней Кхетури в Восточной Бенгалии, и начал лихорадочно выкрикивать: “О, Нароттам! О, Нароттам!” Нитьянанда Прабху, постоянный спутник Господа, не был этим удивлен. Уже несколько раз посреди бурного киртана Махапрабху выкрикивал это имя. Ближайшие спутники Господа сделали из этого вывод, что скоро родится великая личность, так как “нароттам” дословно переводится как “великий человек”.

На этот раз, однако, Махапрабху выкрикивал имя Нароттама с огромной радостью. Слезы непроизвольно потоками лились из его глаз, и Он метался по берегу взад и вперед, как будто сошел с ума. Нитьянанда Прабху начал беспокоиться о состоянии Махапрабху. Он никогда не видел, чтобы Его господин так неудержимо заливался слезами, почти теряя сознание. Махапрабху открыл причину Своего необычного экстаза: “Нитьянанда, там за рекой в деревне Кхетуриграм скоро родится Нароттам. Это произойдет еще при Нашей жизни. Киртан - это моя жизнь и душа, и Нароттам будет продолжать это. Там в Кхетури (гарер-хата) он впитает в себя киртану-расу со всей Моей любовью. Я не могу дождаться этого дня. Сейчас я вложу Свою любовь в реку Падму, и когда Нароттам придет сюда и искупается, Падма передаст ему Мою любовь.

На следующее утро Махапрабху, Нитьянанда Прабху и собравшаяся преданные устроили экстатический киртан. Нитьянанда Прабху предупредил всех преданных, что Махапрабху передаст свою любовь Падме, и что в один прекрасный день эту любовь примет великий преданный по имени Нароттам. После киртана преданные пошли купаться и, когда Махапрабху вошел в Падму, ее воды вышли из берегов, не в силах вместить Его божественную прему. Рассказывают, что в этот момент олицетворение Падмы явилось перед Махапрабху и преданными. Падма спросила Господа: “Я знаю, что Ты хочешь, чтобы я передала эту любовь Нароттаму. Но как я узнаю, когда он придет? Как мне распознать его?” Махапрабху отвечал: “Когда тот, кто войдет в тебя, заставит тебя выйти из берегов, как это сделал сейчас Я, и когда присутствие этого человека доставит тебе огромную радость - это и будет Нароттам!” Падмавати улыбнулась, поклонилась Господу и снова приняла образ воды.

Нитьянанда Прабху был поражен красотой произошедшего, и сказал Махапрабху, что хотел бы остаться здесь. Махапрабху ответил, что придет время, когда Он вернется сюда, так как именно Он должен будет привести Нароттама к Падме в должное время. Нитьянанда Прабху - олицетворение гуру-таттвы и, конечно, он приведет Нароттама к реке, где его ожидает божественное сокровище любви к Богу.

Рождение и детство

Нароттам Дас пришел в этот мир примерно в год ухода Махапрабху в 1534 году в полнолуние месяца Магх (январь-февраль)*. Как и предсказывал Махапрабху, он родился в Кхетури (в части Гарер-хата), которая находится в 72 милях от нынешнего Рампур Воджалиджара в районе Раджамой в Восточной Бенгалии (теперь Бангладеш). Его отцом был великий царь Кришнананда Датта, а мать звали Нараяни-деви. Они были сказочно богаты и принадлежали к касте Каястхи.

*Некоторые историки утверждают, что Нароттам родился за несколько лет до ухода Махапрабху.*

Сына они воспитали, как высокочтимого принца. Во время традиционной церемонии анна-прашанам для маленького Нароттама, когда ребенок должен впервые съесть зерновые, родители Нароттама были озадачены. Нароттам не хотел есть, с отвращением отворачиваясь от еды. Однако вскоре после этого, когда благочестивый вайшнав принес такую же пищу, но предложенную Кришне, Нароттам съел ее с большим удовольствием. Все присутствовавшие однозначно поняли, что в первый раз Нароттам отказался, потому что пища не была предложена. Это говорило о высоком уровне преданности ребенка. Родители был очень рады.

Повзрослев, Нароттам стал образцовым учеником и овладел всеми академическими предметами, а также религиозными писаниями. Однако его любимым занятием было сидеть у ног старого брахмана - Шри Кришнадаса, который каждый день рассказывал о ранних, срединных и заключительных играх Господа Чайтаньи Махапрабху. Нароттам наслаждался этими рассказами и решил посвятить свою жизнь вечным принципам Гаудия-вайшнавизма.

Према-тали гхат

Однажды, вскоре после того, как Нароттаму исполнилось 13 лет, во сне к нему пришел Нитьянанда Прабху и сказал: “Завтра на восходе солнца ты должен искупаться в реке Падма. В это время ты получишь всю полноту Гаура-премы, любви к Богу”. Проснувшись, Нароттам немедленно исполнил волю Нитьянанды Прабху.

Войдя в Падму, Нароттам почувствовал, как в нем происходит чудесное превращение. В этот момент перед ним появился Махапрабху и нежно обнял его. Когда их тела слились, он почувствовал, как сама сущность Махапрабху охватила его душу. Говорится, что в этот момент смуглая кожа Нароттама приобрела цвет расплавленного золота - отличительный цвет тела самого Махапрабху. В наши дни Према-тали Гхат в Бангладеш, где произошло это историческое событие, посещают многие паломники.

Беспокойства родителей

Когда Нароттам не вернулся домой, его родители послали его искать. Его нашли неистово танцующим на берегу Падмы. Что это за сумасшедший? Конечно, это не был тот же Нару. Когда его привели домой, родители не узнали его. Изменился не только цвет его кожи, теперь он обливался слезами. Это был не обычный плач, а слезы любви к Богу. Родители Нароттама почувствовали это. Мать спросила его: “Мой дорогой Нару! Что произошло? Почему ты так жалобно плачешь? Как тебе помочь?” Нароттам ответил: “Дорогая мама, сегодня утром, когда я пошел купаться в Падме, золотое божество - Верховный Господь - вошел в мое сердце. Это Он - причина моих слез. Я чувствую Его горячую любовь и тоскую по Нему. Если ты хочешь облегчить мою печаль, то позволь мне отправиться на поиски Его лотосных стоп”. Рассказав, что было у него на сердце, Нароттам пошел в дворцовый зал для киртана и стал в великом экстазе повторять имя Господа. “Слава Шри Чайтанье Махапрабху, Господу моей жизни!” Пропев так несколько часов, он потерял сознание.

Царь Кришнананда, отец Нароттама, боялся, что тот убежит из дома и станет отшельником. Для царя это было бы ужасно - его единственный сын, наследник престола, уходит, как будто все богатства мира ничего не стоят. У Кришнананды были и планы на женитьбу Нароттама. Отреченный образ жизни - это совсем не то, что он готовил для своего юного Нару.

Чтобы его планы сбылись, Радж Кришнананда поручил лучшим охранникам караулить Нароттама день и ночь. Из любви к сыну он сделал Нароттама узником в собственном доме. Тем не менее, Нароттам продолжал лишь воспевать имена Чайтаньи Махапрабху, Радхи и Кришны.

Через некоторое время Кришнананда отчаялся и вызвал “укротителя духов”, чтобы тот спас его “одержимого” сына. Укротитель сказал, что у Нароттама нарушен воздухообмен, его надо натереть маслом и приготовить на обед лису. Нароттам рассмеялся над такой глупостью и сказал, что убийство животных запрещено и только ухудшит его состояние. Царь согласился, но Нароттаму по-прежнему приходилось терпеть подобные неудобства.

День и ночь Нароттам молился: “О мой Господь, Гауранга Махапрабху, освободи меня от этой безумной жизни, семейной привязанности и позволь служить Тебе в обществе осознавших себя вайшнавов!” Его единственное стремление стало настолько сильным, что он уже не спал, его ум и сердце были полностью поглощены играми Господа и Его миссией.

Иди во Вриндаван...

Однажды ночью Нароттам смог заснуть, и во сне ему явился Махапрабху. Обняв его так же, как в то утро на реке Падме, Господь сказал: “О, Нароттам, как ты неудержимо хочешь быть со Мной, так и Я захвачен твоей преданностью и очень хочу быть с тобой. Сейчас, однако, Я хотел бы, чтобы ты пошел во Вриндаван и получил там посвящение от моего дорогого спутника Локанатха Госвами”.

Когда Нароттам проснулся, его любовь к Господу в разлуке стала еще сильнее, чем раньше. Ночь за ночью он пытался уснуть, но Господь позволял ему отдыхать лишь время от времени, раз в несколько дней. Когда Нароттам спал, Господь и Его спутники оказывали ему особую милость, позволяя входить в духовный мир и божественные лилы, в которых он играет важную роль.

Нароттам убегает

Прошло несколько месяцев, и слава Нароттама, божественно вдохновленного юноши, разнеслась по всей Бенгалии. Когда ему исполнилось 16 лет, Джайгирдар (влиятельный мусульманский правитель этой местности) потребовал, чтобы Нароттам явился к нему, желая получить благословение. Кришнананда не мог отказать такому влиятельному политику как Джайгирдар, но все-таки сомневался - он знал, если дать Нароттаму малейший шанс, юный энтузиаст сбежит во Вриндаван. Однако Кришнананда понимал, что выбора у него нет.

Добравшись до двора Джайгирдара, Нароттам нашел-таки возможность уйти. “Теперь или никогда” - решил он. Осторожно обойдя стражу, он сумел убежать в лес, полный решимости найти дорогу в священный Вриндаван. Хотя Навадвип был сравнительно недалеко, он пошел по направлению к Врадже не только потому, что так приказал Махапрабху, но и потому что если за ним пошлют погоню, сначала его начнут искать в Навадвипе.

Чтобы попасть во Вриндаван, нужно было пройти пешком через большую часть Индии. Нежное и холеное тело царского сына с трудом переносило тяготы пути, и он начал испытывать утомление и голод. Через три дня его ноги покрылись волдырями, и в какой-то момент от истощения он потерял сознание.

Тогда к изможденному Нароттаму под видом брахмана с золотистой кожей и горшком молока пришел Махапрабху. Не узнав в брахмане Самого Шри Чайтанью, Нароттам просто заснул, снова поддавшись истощению. Рупа и Санатана пришли к нему во сне, чтобы подбодрить. “Нароттам, скоро твои страдания окончатся. Махапрабху принес молока, чтобы поддержать тебя. Выпей все до дна и продолжай свой путь во Вриндаван”. Когда он проснулся, в его сердце все звучали слова Рупы и Санатаны, и Нароттам разрыдался от счастья.

В вечных лилах Кришны одно из служений Нароттама в качестве манджари - обеспечивать Шри Радху и ее ближайших подруг гопи молоком. На сей раз Кришна в форме Махапрабху отвечал ему тем же, подавая молоко своему чистому преданному. Размышление об этих любовных отношениях - вот что по-настоящему подкрепило Нароттама, и скоро он с новой силой продолжил свой путь во Враджу.

Огонь преданности

На границе области, где Шри Чайтанья Махапрабху напоил его молоком, его обнаружили семейные стражники. Очевидно, Кришнананда отправил большое количество людей на поиски. Одна из групп опытных стражей и обнаружила беглеца. Когда они начали расспрашивать о его упорстве, он просто ответил, что хранит верность, как хорошая жена. “Когда муж умирает, по нашему обычаю верная жена может последовать за ним в огонь (сати) и сгореть вместе с его телом на погребальном костре,” - сказал Нароттам. ”Я тоже иду в огонь посвящения себя Богу”

“Если продолжить аналогию”, - продолжал Нароттам, - “когда женщина хочет выразить преданность своему мужу таким крайним образом, естественно, находятся доброжелатели, которые хотят остановить ее. Они не дают ей войти в огонь. Насколько я понимаю, вы не хотите, чтобы я вошел в огонь сознания Бога,” - заключил Нароттам, - “но вы также должны понять, что я не буду преданным слугой Моего Господа, если не попытаюсь войти в этот огонь”.

Простая и поэтическая аналогия Нароттама так тронула стражников, что они отпустили его. Один из них даже дал ему немного денег на расходы. Это был один из многих примеров проявления духовного могущества Нароттама и его завораживающей личности.

Нароттам входит во Вриндаван

После этого случая он продолжил свой путь. Он подошел к Матхуре, месте рождения Господа Кришны, и искупался в Ямуне у Вишрам Гхата. Тем же вечером он встретил престарелого брахмана, который пригласил его остановиться у него дома. Этот брахман сказал Нароттаму, что Санатана, Рупа и Рагхунатх Бхатта, Кашишвара Пандит и другие недавно покинули этот мир, чтобы присоединиться к Махапрабху в его лилах в царстве Господа. Слушая брахмана, Нароттам начал плакать. Он прошел много миль, желая увидеть всех этих великих людей.

Думая о безвременном уходе учителей, на которых он молился всю свою жизнь, он потерял сознание. Все биографы, однако, сходятся на том, что в этот момент все великие личности, которых Нароттам желал видеть, явились ему в духовном видении. Счастливый брахман, в доме которого остановился Нароттам, своими ушами слышал большую часть их разговора с Нароттамом. Рупа и Санатана утешали Нароттама, веля ему разыскать Дживу Госвами и изучать философию Гаудия.

Войдя, наконец, во Вриндаван, Нароттам оказался у Говиндадева Мандира. Увидев прекрасную архитектуру храма, построенного Рупой Госвами, он проявил восемь признаков экстаза. Он начал безудержно рыдать, волосы его встали дыбом, а тело изменило цвет. Дживе Госвами быстро сообщили о появлении нового садху, и он понял, что это и был долгожданный Нароттам.

Шри Джива поспешил к храму Говиндадева, и, увидев Нароттама, сразу вспомнил о Махапрабху. В этот момент туда же подошли многие великие вайшнавские маханты, вопрошая: “Где Нароттам? Где Нароттам?” С большой любовью преданные указали на молодого святого, который лежал распростертый во дворе храма в состоянии транса: “Вот он, юный Нароттам”.

Посвящение Нароттама

По мере того, как Нароттам знакомился с наиболее знаменитыми преданными, наибольшее впечатление на него произвел Локанатха Госвами, чья исключительная скромность и аскетизм были признаны всеми вайшнавами.

Локанатх был очень добр к нему и принес ему священной вегетарианской пищи из храма (прасадам). Поскольку Махапрабху во сне за день до этого рассказал Локанатху, что Нароттам придет на следующий день, Локанатх устроил, чтобы они могли поесть вместе, и во время этого обеда Нароттам рассказал Локанатху всю свою историю. Рассказав об основных случаях из своей жизни, он, в заключение, сказал: “Собственно, я не имею права сидеть здесь с вами и принимать эту чистую пищу, ведь у меня даже нет гуру”. Услышав это, Локанатх Госвами сердечно рассмеялся и напомнил Нароттаму: “Ты получил непосредственную милость Шри Чайтаньи Махапрабху. Он - изначальный гуру, гуру Вселенной. Какого еще учителя ты хочешь? Он дал тебе божественную любовь, ту самую любовь, которой большинство преданных добиваются всю свою жизнь. У тебя есть эта любовь. Зачем иметь еще одного гуру?”

Нароттам ответил: “Мой господин, я бедный человек, у меня нет никаких достоинств. Ваше слово - моя душа и жизнь. Но если вы позволите мне, я бы хотел сказать еще несколько слов по этому вопросу”. Локанатх ответил, что он может говорить то, что хочет. “Это правда, что Махапрабху единственный настоящий учитель,” - согласился Нароттам, - “но, вместе с тем, Он верит в вас как в моего гуру, и Он сказал мне принять у вас посвящение. Гуру ведет ученика в практической духовной жизни. У меня нет духовного видения, и я чувствую разлуку с Господом. Поэтому я прошу вашей милости”.

Локанатх рассмеялся, видя настойчивость своего будущего ученика. Он возразил: “Святое писание рекомендует, чтобы кандидат в ученики повторял святые имена Кришны должным образом, по крайней мере, в течение года и развил в своем сердце привязанность к святому имени”. Смиренный Локанатх дал обет не принимать учеников. А кроме того, теперь, после ухода Рупы и Санатана, он очень переживал их утрату. Поэтому, Нароттам получил отказ.

Однако повторение святых имен не было для Нароттама чем-то непривычным, и потому, выполняя волю Локанатха Госвами, он в течение года читал джапу во Вриндаване. В течение этого времени Нароттам регулярно слушал лекции Локанатха. Из смирения он питался только остатками прасада Локанатха, а затем мыл его дом и выполнял другое личное служение.

Так прошел год, но Локанатх все еще был не склонен давать посвящение своему достойному ученику. Нароттам был очень предан Локанатху и каждый день поздно вечером приходил к его дому, чтобы очистить место, где Локанатх ходил в туалет. Однажды Локанатха спрятался в кустах и подсмотрел, место туалета вычищает Нароттам. Тем не менее Локанатх оставался верен своему обету и не давал ему посвящения.

Прошел еще год бескорыстного служения Нароттама, и Локанатху приснился священный сон. Перед ним появился Махапрабху и отругал его за то, что он не дал Нароттаме посвящение. “Разве Я не велел тебе инициировать его, - настаивал Махапрабху, - пожалуйста, не надо этой ложной скромности”. Теперь Локанатх знал наверняка, что должен дать посвящение.

Вскоре после этого случая, Нароттам вновь подошел к Локанатху с просьбой о посвящении. На этот раз Нароттам выдвинул очень приятный аргумент. Он сказал: “Я, как молодая девушка, которая выбрала себе жениха. Мое сердце чисто, и в нем нет сомнений. Молодая девушка, которая делает выбор, таким образом молится, чтобы его одобрил ее отец. Я молюсь нашему Отцу на небесах, чтобы Он одобрил мой выбор”. Локанатх был тронут искренностью Нароттама. “Твое рвение превзошло мою решимость, - сказал Локанатх,- но ты станешь моим единственным учеником”. До конца жизни Локанатх остался верен этому обету.

Локанатх дал Нароттаму посвящение согласно традиции Гаудия Сампрадаи, дав ему сокровенную Радха-Кришна мантру и мантру Гаятри. Кроме того, Локанатх открыл Нароттаму его форму манджари в духовном мире (Вилас Манджари) и рассказал о его служении в духовном мире. Обычно гуру не открывает ученику таких эзотерических тайн на такой ранней стадии преданного служения, но Нароттам, несомненно, был достоин стать исключением. После посвящения Локанатх велел Нароттаму искать убежище у лотосных стоп Дживы Госвами для дальнейшего обучения.

Кипятить молоко

Дни слагались в недели и месяцы, и Нароттам духовно развивался. Росла и его репутация во Вриндаване. Однажды ночью во сне ему явилась женщина божественного вида в вайшнавской одежде. Она сказала ему: ”Предайся лотосным стопам своего гуру и делай все, что он тебе скажет. Твоя искренность и аскетизм понравились мне, и я прослежу, чтобы тебе дали очень сокровенное преданное служение. Каждый раз, когда я встречаюсь с Кришной в кундже, я вижу, как сакхи очень тщательно служат Ему. Они готовят для Него особое блюдо из молока. Чампакалата - самая искусная в этом деле гопи. Ты будешь работать под ее руководством и будешь кипятить молоко. И запомни, я счастлива, когда счастлив Кришна”.

Проснувшись, Нароттам сразу же побежал в хижину к Локанатху и рассказал ему весь свой сон. Локанатх обнял его и сказал, что женщина в вайшнавской одежде - не просто женщина, а сама Радхика, подруга Кришны. Локанатху было очень приятно, что сама Радхарани дала Нароттаму специальное служение - кипятить молоко. Локанатх понял, что это вечное служение его ученика Кришне, и что Радхика просто восстановила его в этом преданном служении. Получил такую милость от Радхарани, и подтверждение этого от своего гуру, Нароттам начал погружаться в медитативный транс, видя себя в образе манджари, кипятящей молоко для Радхики и других гопи. Очень часто в своей совершенной форме (сиддха-деха) он искал сухой хворост, чтобы поддержать огонь. Иногда молоко убегало, и тогда Нароттам пытался остановить его голыми руками. В такой сильной медитации он часто не обращал внимания на то, что обжигал себе руки. Но выйдя из транса, он замечал, что ожоги сопровождали его из мира мистического видения в обычный трехмерный мир. Иногда он пытался прикрыть руки тряпкой, но весь Вриндаван знал, каким мистическим путем он получил ожоги.

Джива Госвами

Выполняя указание Локанатха, Нароттам предался лотосным стопам Дживы Госвами и попросил Госвами взять его в ученики. В ответ на это, Джива Госвами взял его за руки и попросил рассказать, где он их так обжег. Нароттам рассказал своему господину о повторяющихся событиях своей внутренней медитации. Слушая рассказ Нароттамы, Джива Госвами почувствовал огромное удовлетворение и духовный экстаз. Он подтвердил, что Нароттам - действительно Вилас Манджари, а Нароттам сказал:”Да, сама Радхика меня так называла”. Услышав это, Джива Госвами с огромной радостью обнял Нароттама и промолвил: ”Ты - воплощение любви Махапрабху, и этой любовью ты наполнишь всю вселенную”.

Как раз в это время Нароттам встретил Шриниваса, который пришел во Вриндаван учиться под руководством Дживы Госвами, и они стали большими друзьями. Оба они, вместе с Дукхи Кришнадасом (Шьяманандой) были лучшими учениками Дживы Госвами и преуспели во всех предметах. Впоследствии Джива Госвами дал им почетные титулы: Нароттам дас Тхакур Махашой, Шринивас Ачарья Прабху и Шьямананда. Он также поручил им особую миссию распространения духовной литературы по бхакти-расе в Бенгалии и Ориссе. (Подробности описаны в предыдущей главе, повествующей о жизни Шриниваса Ачарьи.)

Кхетури Грам

Как уже было сказано в предыдущей главе, когда трансцендентная литература по Бхатирасе была похищена царем Бирхамбиром, Шринивас решил остаться в Вана Вишнупуре, чтобы вернуть ее. Тогда он отослал Нароттама домой в Кхетури (Восточная Бенгалия) вместе со Шьяманандой, который должен был некоторое время сопровождать его, а потом отправиться в свой родной город в Ориссе. Поначалу они путешествовали без особой цели, опьяненные состоянием божественной любви и опечаленные пропажей книг по бхакти.

Пока они шли из города в город, Нароттам, старший из них, наставлял Шьямананду в вопросах вайшнавской литературы. Нароттам учился под руководством Шри Дживы Госвами дольше, и Шьямананда с наслаждением слушал его рассказ. Так они провели вместе много дней и ночей. В конце концов они пришли в дом Нароттама в Кхетури.

Когда благочестивые родственники Нароттама увидели его в сопровождении святого друга, они немедленно упали на землю в слезах, только тогда поняв, как страдали в разлуке с Нароттамом. Их “Нару” вернулся! Он тоже был счастлив видеть их. Он рассказал им все о своем пребывании во Вриндаване, и они с благоговением слушали его рассказ о тайнах книг Госвами по бхакти.

Через десять дней, как и было задумано, Шьямананда отправился в Ориссу, а Нароттам дал ему денег на дорогу. Хотя бенгальские биографы стараются передать их чувства при расставании, то что испытывали двое святых невозможно передать словами.

Прошли месяцы. Нароттам продолжал повторять Радха-Кришна мантру и медитировать на свое вечное служение, согласно практике Рагануга-бхаджана. К этому времени Нароттам начал принимать учеников. У его лотосных стоп нашли убежище лучшие поэты, писатели и преданные Индии. Среди его первых учеников были его двоюродный брат (Сантош Датта), Шри Деви Дас, Шри Гауранга, Шри Гокула, Ганга-нараяна Чакраварти, Радж Чханд Рой, Сантош Рой и многие другие. Према-вилас приводит имена 123 учеников. Под руководством Нароттама они смогли открыть кладезь любви к Богу и раздавали все до капли жаждущим жителям Кхетури-грама и соседних деревень.

Навадвип и Пури

Ощущая потребность посетить святые места, связанные с жизнью Махапрабху, Нароттам, как несколькими годами раньше и Шьямананда, с наслаждением исследовал все уголки Гаура-мандалы. Он посетил всех оставшихся спутников Махапрабху, а также второе поколение преданных, таких как Шукламбар Брахмачари, а в развалинах дома Махапрабху увиделся с Ишаном Тхакуром. Нароттам посетил Дамодара Пандита и встретился с двумя братьями Шриваса Тхакура - Шрипати и Шринидхи. Он общался с сыном Адвайта Ачарьи - Ачьютанандой, Хридоем Чайтаньей - гуру Шьямананды, Абхирамом Тхакуром, Джахнавой Деви и ее сыном Бирбхадрой. Нароттаму также посчастливилось увидеть Нарахари Саркара и Рагхунандана Тхакура.

Общаясь с этими особыми душами, Нароттам впадал в экстаз - кричал, плакал, смеялся, бормотал что-то и даже терял сознание. Так Нароттам наслаждался общением с ними и понимал, что это было частью, очень важной и захватывающей, его духовного развития. Охваченный духом общения, он отправился в Пури и посетил Гопинатха Ачарью, Гопала Гуру Госвами и других известных вайшнавов. Так как они непосредственными свидетелями игр Господа, он задавал им очень глубокие вопросы относительно заключительных лил Чайтаньи Махапрабху.

Затем он отправился в Яджиграм и на время присоединился к Шринивасу Ачарье. Через некоторое время он посетил Катву, где Господь принял отреченный образ жизни, и, наконец, прибыл в Экачакру, место, где пришел в этот мир Нитьянанда Прабху. Некоторые биографы Нароттама, особенно Нарахари Чакраварти в своей Бхакти-Ратнакаре, подчеркивают важность этого путешествия, особенно его посещение места явления Нитьянанды Прабху. Как сказано в Према-Виласе, Нароттам был воплощением экстаза Нитьянанды Прабху, и потому его визит в лила-стхали Господа расценивается, как очень важное мистическое событие.

Возвращение в Кхетури

Посетив святые места Чайтанья-лилы и встретившись со многими ее участниками, Нароттам вернулся в Кхетури. По возвращении, его ждало письмо от его дикша-гуру - Локанатха Госвами. В своем письме Локанатх просил Нароттама ввести в Кхетури-Граме поклонение божествам. Как писал Локанатх, в Кхетури было много искренних преданных, но их духовное развитие шло бы еще лучше, если бы они могли ежедневно поклоняться Господу в образе божества арча-виграха.

Это было бы значительным шагом в духовной жизни для учеников Нароттама. Для праздничной церемонии установления божеств Нароттам выбрал очень благоприятный день Гаура-пурнимы, день явления Чайтаньи Махапрабху. Этот праздник также должен был дать Нароттаму возможность распространить учение Госвами по всей Бенгалии, так как все известные вайшнавы должны были прийти на праздник в честь явления Махапрабху. Господь закончил свои игры за несколько десятилетий до этого, но день Его явления все еще не превратился в большой Махотсав (праздник). Это должно было, наконец, произойти, и потому Нароттам пригласил многих вайшнавских махант (великих душ) со всего индийского полуострова, в частности из Бенгалии и Ориссы. Хотя сейчас ведутся большие научные споры по поводу точной даты проведения праздника, можно уверенно сказать, что он произошел между шестым и восьмым десятилетием 16 века.

Сотни спутников Махапрабху первого и второго поколения получили приглашения, написанные в форме изысканных санскритских стихов. И все же Нароттам сомневался, удастся ли удобно разместить всех этих продвинутых душ. Из глубокого уважения к ним, движимый глубоким почтением, он хотел предложить им все самое лучшее. И Нароттам действительно смог оказать своим гостям достойные почести и предоставить им все необходимое для отдыха. Случилось так, что его отец, Радж Кришнананда и дядя Радж Пурушоттам, ушли из этого мира, оставив все богатства своего царства двоюродному брату Нароттама, Сантош Датту.

Некоторое время назад Сантош стал учеником Нароттама и горел желанием увидеть его друзей и других возвышенных преданных. Так, по стечению обстоятельств, он стал главным организатором фестиваля и, по требованию Нароттама, согласился оплатить все связанные с этим расходы. Спустя много месяцев, усилиями преданных был построен огромный, украшенный витиеватыми орнаментами, храм, на территории которого также размещалось большое помещение для хранения запасов пищи; искусно оформленный зал для киртанов; примыкающие к зданию храма помещения для преданных; прекрасный водоем для купания; многоцветный пышный сад и гостиница для большого числа гостей.

Во все концы разослали глашатаев с вестью о предстоящем празднике. Приглашения получали не только вайшнавы, но и цари, крупные землевладельцы, поэты, ученые, писатели и прочие знаменитости.

Преданные прибывают

Преданные Яджиграма приехали вместе со Шринивасом Ачарьей и Говиндой Кавараджем. Прибыл и Рамчандра, и его дружба с Нароттамом крепла еще больше. Из Нарасингхапура (Орисса) приехал Шьямананда Пандит со своими последователями, включая Расика Мурари. Из Кхардахи приехала Джанава Ма со всеми своими последователями. Из района Шрикханды прибыл Рагхунанда Тхакур и многие другие преданные. Из Навадвипа приехали братья Шриваса Тхакура, а из Шантипура -исыновья Адвайты Ачарьи. Из Амбика Калны пришел Хридой Чайтанья вместе со многими другими махантами Гаудии. Это лишь некоторые из преданных, приехавших на праздник.

Поскольку большинство этих возвышенных душ пришли пешком, они по пути собрали новых последователей, рассказывая всем, кого встречали, о чудесном празднике, который вскоре должен состояться в Кхетури. Сотни превратились в тысячи, и в течение одной недели все они подошли к границам Западной Бенгалии. Чтобы переправить преданных через реку, Сантош Датта организовал десятки огромных лодок, которые сновали с одного берега на другой. Как только преданные оказывались в Восточной Бенгалии, их ожидали роскошные паланкины и огромные повозки, запряженные волами, которые везли их в Кхетури-грам.

Нароттам, Шринивас и Сантош Датта тепло встречали всех приезжающих, горячо приветствуя их и предлагая каждому цветочную гирлянду. Всем преданным были предоставлены отдельные комнаты и слуги. Почетным гостем была Джахнава Ма (Ачарьяни), самая старшая и наиболее уважаемая среди всех вайшнавов. Нароттам особо поклонился ей, предложив ей цветы и чандан, и дал знак другим преданным сделать то же самое.

Необходимо особо осветить роль Джахнавы Ма на фестивале в Кхетури. В это время в Гаудия Сампрадайе начали появляться различные философские представления: Гаур-нагари-бхава, Раса-радж, Гаур-парамьявад (учение о том, что Махапрабху является единственной личностью Бога), Нитай-парамьявад, Адвайта-парамьявад и другие. Все эти представления имеют нюансы, слишком сложные, чтобы их можно было изложить в этой книге. Джахнава, ведущий вайшнав того времени, была посредником между этими группами и разрешала их разногласия к полному удовлетворению Гаудия-вайшнавов. Поэтому Нароттам особо оценил ее присутствие.

Поклонившись должным образом Джахнаве-деви и выразив уважение всем собравшимся вайшнавам, Рагхунандана Тхакур пропел молитвы, обращенные к Господу, ознаменовав это духовное событие. За этим последовал мощный киртан, который продолжался до позднего вечера. И это была лишь подготовка к самому празднику, который начался на следующее утро.

Начало праздника

На следующее утро тысячи преданных начали праздновать день явления Чайтаньи Махапрабху мощным киртаном. Затем Нароттам открыл пять пар божеств Радхи Кришны, которых звали Баллабхи Канта, Шри Кришна, Враджа Мохан, Радха Канта и Радха Раман, а также два великолепных божества Шри Чайтаньи Махапрабху и его Супруги.* Все они должны были быть установлены с благословения собравшихся вайшнавов.

(*Очень интересна история этих божеств. При подготовке к фестивалю в Кхетури, Нароттам искал подходящее божество Чайтаньи для установления во время фестиваля, но никак не мог найти. Однажды Нароттам оказался рядом с домом брахмана по имени Випрадас в Гопалпуре. Приветствовав известного садху, Випрадас предложил Нароттаму отдохнуть и подал ему стакан воды.

По мере того, как вайшнавы разговорились, Нароттам узнал, что Випрадас очень боится ядовитой змеи, которая поселилась у него в сарае, где он держал садовый инструмент. Бесстрашный Нароттам улыбнулся и немедленно отправился в сарай, чтобы посмотреть на этого “ужасного змея”. Когда через некоторое время он вышел оттуда, в руках у него были два красивых божества: одно - Шри Чайтаньи Махапрабху, а другое - Его супруги, Вишнуприи-деви. Змея пропала. После этого Нароттам привез эти божества в Кхетури для теперь уже знаменитой церемонии установления божеств. Сегодня этим божествам поклоняются в храме в местечке под названием Гамбилат, которое находится к юго-западу от Кхетури в районе Муршидабад.)

Цель подобного поклонения божествам основана на вере вайшнавов, подтвержденной в святых писаниях, в то, что Кришна соглашается принять преданное служение через Свой, должным образом установленный, образ божеств - Арча-виграха, что дает преданным возможность развить личностное представление, сосредоточив свой ум и чувства на облике Господа, доступном материальному зрению.

Шринивас Ачарья руководил традиционной церемонией Абхишека - омовения божеств. Тем временем опытные ораторы и ведущие киртанов прославляли Кришну, согласно совершенным традициям вайшнавов. Беспрерывно шли танцы и театральные постановки, и весь Кхетури грохотал святым именем Господа Шри Кришны.

Когда божества были установлены согласно строгим указаниям Смрити-шастр, Джахнаве были предложены различные праздничные блюда и цветочные гирлянды, и она раздала остатки своей пищи Шринивасу, Нароттаму, Шьямананде и Сантошу Датте. Затем на протяжении многих часов продолжался праздничный пир, во время которого преданные обсуждали игры Кришны. В конце преданные пошли в большой, красиво расписанный зал для киртана, где Нароттам начал киртан в своем особом, берущем за душу стиле. Этот стиль киртана стал известен как Гаран-хати. Он мелодичен, безукоризнен с музывальной точки зрения и богат духовным содержанием. В его основу легла классическая техника исполнения - друпада, спокойная и царственно величавая.

(Из классических техник исполнения киртана стиль Гаран-хати обычно приписывают Нароттаму Тхакуру. Существует еще техника Рани-хати или Ренети, которая приписывается Шьямананде, есть и еще две формы (возможно, ветви основных форм), которые называются Мандарики и Джаракханди. К этому списку можно добавить Манохар-Шой Шриниваса Ачарьи.

Г-жа Донна Вульф, которая подробно исследовала этот вопрос, сказала автору этой книги, что из этих пяти техник сейчас практикуется только Манохар-Шой. Остальные - крайне редки, и хотя существует много исполнителей-киртанистов, которые утверждают, что они знают их, истинность их техники стоит под вопросом.)

Киртан Нароттама

В своем киртане в Кхетури Нароттам использовал сложнейшую систему ритмов (тала), формата мелодий (рага), жестов эмоционального выражения (абхиная) и технику танца (натьям). Все это подробно описано в Бхакти-ратнакаре. Рядом с ним были Шри Гауранга Дас, Шри Гокула Дас, Шри Баллабха Дас и множество музыкантов во главе с Деви Дасом, искусным исполнителем игры на мриданге. Когда музыка достигла пика, появился Нароттам и начал петь. Все вайшнавы запели за ним, играя на инструментах и танцуя. Все плакали при звуке чудесного голоса Нароттама Тхакура, который вел пение прекрасных мантр. Говорят, что Нароттам и бесчисленные волны преданных были подобны полной луне и россыпи звезд на небе.

В эти дни Нароттам впервые исполнил так называемый Падавали киртан, который начинается с Гаура-чандрики, прославления Махапрабху, а затем очень красиво и плавно словами и мелодией переходит в киртан Радха-Кришны. Говорят, что-то подобное пел еще Сваруп Дамадар, близкий спутник Господа, обладавший мелодичным голосом, но тогда этот стиль не был систематизирован. Затем его развили три брата Гхош: Мадхава - один из лучших исполнителей игры на мриданге, Говинда, искусный пуджари, и Васу, прекрасный певец, написавший много Гаур-чандрик. Но теперь, на празднике в Кхетури, Нароттам поднял этот стиль на новую высоту.

Приход Господа

Говорят, что именно киртан Нароттама наиболее совершенным. Гаудия-вайшнавы признают это по нескольким причинам, не последней из которых является событие, которое запечатлели все биографы того времени: на празднике в Кхетури появился Сам Махапрабху со своими спутниками, многие из которых покинули этот смертный мир за пятьдесят лет до этого. Махапрабху в благословенном киртане Нароттама. Тысячи преданных стали свидетелями этого священного события.

(Библейская традиция говорит, что откровение Господа евреям на горе Синай уникально, так как Господь открыл свою божественность целому народу, а не отдельной личности, как в случаях с Иисусом и Мухаммедом. Однако случай в Кхетури подтверждает, что оно уникально лишь для западных религиозных традиций, так как здесь божественность Махапрабху была открыта десяткам тысяч преданных. Религиозные историки еще будут проводить тщательный сравнительный анализ этих двух священных событий.)

Автор Бхакти-ратнакары говорит: “Кто может описать ни с чем не сравнимое счастье преданных, когда посреди киртана на землю снизошли великолепный Господь Шри Чайтанья Махапрабху и Его спутники, чтобы доставить удовольствие преданным. Согласно Према-виласе Махапрабху пришел вместе с Нитьянандой Прабху, Шри Адвайтой, Гададхаром, Шривасом Тхакуром, Харидасом Тхакуром, Сварупой Дамадаром, Рупой, Санатаной и многими другими.

Кто может представить себе ту бхаву, которую испытала Джахнава-деви, увидев своего ушедшего супруга посреди киртана. Кто может представить чувства сыновей Адвайты Ачарьи, когда они увидели своего отца, танцующего и поющего как юноша. Как могли удержаться от слез братья Шриваса Тхакура, видя его танцующим перед Махапрабху, как он это обычно делал. Они уже не могли сдерживаться и впали в экстаз воссоединения с Господом и Его спутниками. Испытывая Випраламбха-бхаву (острое чувство разлуки), им было суждено ощутить божественное воссоединение, самбхогу.

Танец продолжался, и вскоре все почувствовали, как их тела пропитались слезами. Они совсем забылись в киртане Нароттама. Шринивас мог на какое-то время взять себя в руки, но не Нароттам. Его киртан был неудержим. Некоторые преданные кричали на ухо Нароттаму: “Спасибо тебе, господин! Силой твоей преданности мы смогли увидеть Шри Чайтанью Махапрабху в нескончаемом танце с Адвайтой Ачарьей и другими вечными спутниками”.

Предыдущей ночью Махапрабху сказал Нароттаму во сне, что придет со Своими спутниками и будет танцевать на его киртане, поэтому Нароттам ждал этого момента и хотел, чтобы танец не прекращался. Киртан шел много часов, до поздней ночи. Казался, он не кончится никогда, и для многих преданных так и было, ибо после этого они жили памятью о нем (лила-смаранам). Внешне он, конечно, должен был закончиться, и когда это произошло, преданные поняли на собственном опыте, что такое любовь в разлуке.

Нескончаемый фестиваль

Как только киртан Нароттама подошел к концу, Джахнава-деви продолжила праздник. Она предложила вновь установленным божествам красный порошок, которым Радха и Кришна бросаются друг в друга во время праздника красок. Когда божества насладились красками, Джахнава Ма сказала преданным разобрать ведра с красками и отметить праздник Холи, обливая краской друг друга. Не успели еще слова слететь с ее губ, как преданные уже с энтузиазмом бросались красками, с радостью вспоминая любовные игры Радхи и Кришны. Это продолжалось до ночи, а затем преданные с радостью праздновали явление Махапрабху, декламируя специально сочиненные песни о Его божественном явлении и ранних играх.

На следующее утро Джахнава Ма с группой опытных поваров приготовила завтрак для преданных. Затем, с несколькими помощниками, она своими руками раздавала преданным прасад. И только когда все закончили есть, Джахнава Ма сама села и насладилась остатками пищи. Таково было ее смирение.

Фестиваль длился три дня, но присутствовавшие там вайшнавы запомнили его на всю жизнь. Многие остались в Кхетури на несколько недель, но в конце концов всем пришлось вернуться по своим родным деревням. Остались только Рам Кришна Ачарья и Ганга-нараяна Чакраварти, которые просто не могли расстаться с Нароттамом. В конце концов, и они, по просьбе Нароттама, ушли. Впоследствии, благодаря их активной проповеди, Манипур превратился в вайшнавское царство. Говорят, что великий преданный по имени Бхагья Чандра тоже проповедовал в Манипуре от имени Нароттама и закрепил успех Рам Кришны Ачарьи и Ганга-нараяны Чакраварти.

Миссия выполнена

По ряду причин фестиваль в Кхетури считается одной из наиболее важных вех в вайшнавской истории. Прежде всего, поскольку первоначально книги были похищены, у Нароттама не было этого мощного орудия распространения послания Госвами. Он вынужден был использовать другие средства. Именно это он и сделал на празднике в Кхетури, который впоследствии стал ежегодным мероприятием и продолжал вдохновлять преданных даже когда были возвращены книги Госвами. Эти праздники служили той же цели, что и знаменитые христианские экуменические соборы, хотя оживленное пение и танцы, а также теологические принципы составляют определенное отличие.

Собрав под одной крышей Вайшнавов из различных мест, Нароттам смог организованно передать им послание Госвами Вриндавана, а также увидеть реакцию и впечатление вайшнавских паломников. Впоследствие, по результатам этих фестивалей сложилась каноническая доктрина и традиционные выводы (сиддханта) для будущих поколений Гаудия вайшнавов. Это событие описано социологом и историком Хитешранджаном Саньялом:

“Праздник в Кхетури позволил вайшнавам Бенгалии ближе познакомиться с системой Госвами, с изменениями, позволявшими приспособить ее к традиции движения бхакти в Бенгалии, со ссылкой, в частности, на Гаур-парамьявад. Это помогло вайшнавам Бенгалии сформулировать принципы их веры в форме конкретных ссылок на шастры. Собрание вайшнавов в Кхетури можно считать той общей платформой, на базе которой различные группы движения бхакти смогли взаимодействовать друг с другом и придти ко взаимопониманию под влиянием системы Госвами”.

Мы помним, что именно об этом беспокоилась Джахнава Ма, разговаривая с Дживой Госвами во время своего первого путешествия во Вриндаван. В ответ на это Джива Госвами послал в восточные провинции Шриниваса, Нароттаму и Шьямананду с книгами Госвами. Фестиваль в Кхетури можно считать продолжением этого плана, так как преданные на нем с энтузиазмом приняли доктрину Госвами. Это нашло свое отражение в установлении божеств, в киртане, и во всех основных моментах фестиваля. Например Хитеранджан Саньял по поводу установления божеств пишет следующее:

“Установление божеств Гауранга-Вишнуприи наряду с божествами Радхи и Кришны, согласно ритуалам, предписанным Госвами, освещает наиболее интересный аспект усилий Нароттама. Преданные Навадвипы, составлявшие основу движения бхакти в Гаур-мандале (Бенгалии), находились под влиянием Господа Чайтаньи до того, как Он принял саньясу и были преданы тому очаровательному молодому человеку. Ранние бенгальские пады поэтов Гаур-мандалы описывают Его, как прекрасного юношу и используют такие имена как Гауранга, Гаура, Гауракишор, которые ассоциируются с этим. Преданные Гаура-мандалы представляют Чайтанью как почтенного молодого человека, домохозяина. Однако Госвами Вриндавана, видевшие Чайтанью только как саньяси, восхваляя господина в своих книгах, всегда говорят о Его аскетической внешности, ятивеше. Естественно, тексты Госвами не говорят о существовании Вишнуприи, супруги Шри Чайтаньи Махапрабху. Установив божества Гауранга-Вишнуприи в Кхетури, Нароттам показал принятие приверженцами Госвами системы Гаур-парамьявад, другими словами, принятие Чайтаньи как Кришны, который, согласно Госвами, является парам-таттвой, конечной истиной. Появление Вишнуприи рядом со Шри Чайтаньей усиливает это отождествление с Кришной, так как Вишнуприя расценивается как супруга Господа Чайтаньи, точно так же, как Радха является хладини-шакти, энергией наслаждения Кришны”.

Если установление божеств Нароттам использовал для согласования существующих вайшнавских теологических концепций того времени, то стиль его киртана показывает еще большую решимость в этом направлении. Он обучался киртану под руководством Госвами, а во Вриндаване всем руководит Кришна, но в Бенгалии подчеркивалось поклонение Махапрабху.

Нароттам строил киртан так, чтобы киртаны Махапрабху и Кришны сливались в одно, что и является, в конечном счете, посланием Гаудия-сампрадаи. Это опять красноречиво объясняет Хитаеранджан Саньяла:

“На празднике в Кхетури Нароттам исполнял созданный им самим лила-киртан. Рупа Госвами подразделял киртан на три вида: нама-киртан, гуна-киртан и лила-киртан. Все они представляют из себя песни о Кришне. Но на фестивале в Кхетури Нароттам начал с Гаура-чандрики, то есть песен во славу Гаурачандры, светлой луны - Господа Чайтаньи. Песни Гаура-чандрики состояли из пад по Гаура-парамьявад, сочиненных поэтами Гаура-мандалы. Практика воспевания Гаура-чандрики перед Кришна-лилами представляет отождествление Господа Чайтаньи с Шри Кришной, когда акцент делается на прославление Кришны. Очевидно, Нароттам хотел увязать систему Госвами с традицией, существовавшей в Бенгалии”.

В дополнение к этим событиям, Шринивас, Нароттам и их последователи, а также Рамчандра Кавирадж, систематизировали технику Манджари-садханы, основываясь на литературе Госвами и эзотерической традиции, переданной самим Шри Чайтаньей Махапрабху.

Медитация на манджари обоснована некоторыми известными текстами из Падма Пураны, а также сочинениями Кави Карнапура, Рагхунатха Даса Госвами и особенно Кришнадаса Кавираджа. В них также дается философское обоснование поэзии Нароттама, которая освещает всю сложность этого пути медитации. Поэзия Нароттама и книг Госвами, на которых он основывался, проложили дорогу более поздним классическим работам на эту же тему, например Шри Кришна Бхаванамритам Вишванатха Чакраварти Тхакура.

Тем не менее, многие использовали имя Нароттама в своих целях. Так, последователи движения сахаджии говорят, будто основывают многие свои “методы” на сочинениях Нароттама. Однако сам Нароттам практиковал строгое воздержание и не имел ничего общего с подобными отклонениями.

Брахман / вайшнав

Нароттам вскоре стал наиболее известным вайшнавским гуру во всей Бенгалии. Его глубокая поэзия, которая описывает философию Гаудия, и великолепный голос, известный повсюду еще при его жизни, приводили к нему учеников со всей Индии. Более того, его исключительная чистота вдохновляла людей из всех социальных сословий, включая царей и брахманов, искать убежища у его стоп.

В конце 16 века в Индии была очень сильна кастовая система, и многие приверженцы брахманических традиций были недовольны тем, что Нароттам, выходец из семьи каястха-шудр, давал посвящения брахманам. По этому вопросу было много горячих философских споров, и иногда даже звучали угрозы жизни Нароттама. Споры эти продолжаются и по сей день,* (10) хотя Нароттам и его ближайшие ученики приводили примеры из соответствующих святых писаний и высказывания известных гуру, чтобы переубедить приверженцев каст. Сторонники Нароттама смогли обратить в свою веру даже тех, кто замышлял его убийство.

Тем не менее, проблема стала настолько серьезной, что на очередном фестивале в Кхетури Бирабхадра, сын Джахнавы Ма, выступил с лекцией по этому поводу, и все, кто ее слушал, поняли, что каста должна определяться не по рождению, но по качествам человека и его деятельности. (Это учение подтверждается в Бхагавад-гите 4.13. На следующем собрании в Кхетури всеми уважаемый Бирабхадра цитировал выдержки из священного писания, доказывая, что Нароттам по своей преданности гораздо более возвышен, чем обычный брахман, и что он “священный шнур обвивает его сердце”. Те, кому посчастливилось услышать эту лекцию, и даже те, кто слышал о ней от других, всем сердцем и душой приняли Нароттама.)

Еще важне обладать любовью к Богу. Как говорят писания, такой человек выходит за рамки мирских определений, и, в том числе, за пределы каст. Те, кому посчастливилось встретить Нароттама и длительное время находиться под влиянием его заразительной любви, не сомневались в правильности этого заявления.

Существовал, однако, класс людей, которые лишь понаслышке знали о Нароттаме и делали все, что было в их силах, чтобы опорочить его. Разжигая друг в друге страх, эти люди составили большую группу, чтобы препятствовать недолжным “небрахманическим” действиям Нароттама. С этой целью они обратились за поддержкой к местному царю, которым в то время был благочестивый человек по имени Нарасингха.

Хитрость

Ортодоксальные брахманы постоянно взывали к Радже Нарасингхе, правителе провинции Пакапалли, стараясь настроить его против Нароттама. Они говорили, что он низкого происхождения и потому не должен был принимать саньясу и брать в ученики людей из сословия брахманов, например Ганга-нараяну Чакраварти и Рамчандру Кавирадж. Они настаивали, чтобы царь сурово наказал Нароттама за дерзость.

Радж послал письмо Нароттаму, где спрашивал о том, как такой истинный садху, и почему Нароттам так нарушает писания. Нароттам написал в ответ, что, если правильно понимать писание, оно не поддерживает кастовых брахманов, и что он готов на публичный диспут, чтобы доказать верность своей точки зрения. Нароттам заверил царя, что если будет доказано, что он не прав, он готов исправиться.

Когда Радж Нарасингха закончил читать письмо Нароттама, он уже был убежден в правильности его позиции. И все же, он собрал своих лучших философов, включая знаменитого Рупу Нараяна, и они отправились в Кхетури, чтобы провести диспут с вайшнавским святым. (Рупа-Нараян, которого иногда называют Рупачандра - это тот самый философ, которого никто не мог победить в диспуте, пока он не встретил Дживу Госвами. Рассказ о том, как Шри Джива Госвами победил этого заносчивого философа, содержится в моей книге “Шесть Госвами Вриндавана”. В это время Санатана Госвами предсказал, что через несколько лет после того, как Рупа-Нараяна потерпит поражение от Шри Дживы Госвами, он получит посвящение от Нароттамы Тхакуром. Так оно и произошло. Об этом рассказывает Према-Вилас. Там же говорится о том, что позже Нароттам дал ему эзотерическое посвящение и имя Нараяна Манджари.)

Тем временем, любимые ученики Нароттама из брахманического сословия - Ганга-нараяна Чакраварти и Рамчандра Кавираджа - придумали, как прославить своего достойного учителя. Один брахман переоделся в горшочника, а другой - в продавца орехов. Они быстро организовали маленькие лавочки в Кумарапуре (предместья Кхетури-грама), который был на пути царской процессии. Когда философы проходили мимо них, брахманы окликнули их, чтобы те купили их товары. Так они смогли завязать вежливый разговор с учеными. Каково же было удивление философов, когда они услышали, что лавочники говорят на совершенном санскрите, которым владели только очень ученые мужи. Если даже простые работяги знали санскрит, то каковы же будут здесь философы, и каков тогда сам Нароттам!

Философы решили проверить, насколько умны эти лавочники, и вступили с ними в спор о правомерности статуса Нароттама как гуру брахманов. Ганга-нараяна и Рамчандра легко победили царских философов. Ученые приводили одну цитату из писаний за другой, но ученики Нароттама показывали, что они либо вырывают ее из контекста, либо просто неправильно понимают ее.

Обескураженные философы повернулись к царю и признали свое поражение. Царь решил проверить, что сможет сделать с лавочниками Рупа-нараяна, но тот вскоре тоже потерпел поражение. В конце концов двое садху раскрыли, кем они были на самом деле. Тогда царь повернулся к своим людям и сказал: “Если вам не удалось победить даже учеников Нароттама, то как вы надеетесь победить его самого?” Эти обидные слова долго звучали в ушах философов. Впоследствии все они стали учениками Нароттама.

Его литературная деятельность

В отличие от Шриниваса и Шьямананды, покинув Вриндаван, Нароттам никогда больше туда не возвращался. Он жил в окрестностях Кхетури, растя учеников и сочиняя прекрасные стихи. Говинда Кавирадж называет Нароттама царем премы (божественной любви), а Рамчандру - его министром. Оба они проводили большую часть времени в изучении Бхагавата-пураны и книг Рупы, Санатаны и других Госвами. Поскольку Нароттам был принцем богатого царства, в юности его звали радж-кумар, и он имел возможность учиться со многими величайшими философами того времени. Благодаря этому, Нароттам был красноречив и писал много книг. Он передал поэтическим языком все принципы Гаудия-вайшнавизма.

Наиболее важная его работа - Прартхана, сборник из тридцати трех бенгальских песен. Он разделен на 258 стихов, разбитых на 55 разделов. Стихи повествуют о молитве, самокритике, обучении ума, духовном счастье, страданиях души в разлуке с Богом, возвышенности вайшнавизма, наивысших устремлениях, отношениях гуру и ученика, жизни во Вриндаване, важности аскетизма и смирении вайшнавов.

Кроме того, 27 разделов Прартханы сосредоточены на манджари-садхане, эзотерической практики традиции Гаудия, когда садхак представляет себя служанкой Шримати Радхарани, а поскольку Она очень дорога Кришне - это тайный путь к сердцу Кришны.

Также известна Према-бхакти-чандрика - длинная поэма из 120 стихов и девяти разделов, которая дает всю философию Гаудия в сжатой форме. Эта поэма, видимо, написана после первого фестиваля в Кхетури и смерти его дорогого друга Рамчандра Кавираджа, так как в одном из стихов Нароттам скорбит о его уходе. В этом шедевре бенгальской поэзии затронуты многие темы, описанные в Прартхане. Вишванатха Чакраварти, более поздний комментатор, написал вступление к этой поэме на санскрите, которое очень понравилось всем вайшнавам.

В дополнение к этим большим работам, Нароттам написал много небольших стихов, которые впоследствии были включены в важные вайшнавские сборники. В ХХ веке Его Божественная Милость А.Ч.Бхактиведанта Свами Прабхупада очень любил петь песни Нароттама и цитировать их в лекциях, что говорит об огромной значимости и пользе достижений Нароттама.

Его уход: часть первая

Как сказано в сочинениях Нароттама, он пережил Дживу Госвами и своего лучшего друга Рамачандру Кавираджа. Как и разлуку с Махапрабху и Радхой и Кришной, он остро чувствовал разлуку со своими возвышенными современниками. Биографы Нароттама всегда описывают его в состоянии божественного блаженства и печали, что, согласно вайшнавской доктрине, пробуждает наивысшие духовные чувства. Описывая состояние Нароттама, они пишут, что “он постоянно орошал землю потоками нежности, которые лились из его благочестивых глаз”. С беспрецедентной страстью стремился он к Богу и его спутникам.

В конце концов Нароттам больше не мог выносить любовь в разлуке и решил присоединиться к Господу в духовном мире. Итак, в доме Ганга-нараяны Чакраварти в Муршидабаде он впал в транс, полностью поглощенный лилами Радхи и Кришны. Это продолжалось несколько дней, что убедило многих в том, что Нароттам собирался покинуть этот мир. Однако в этот торжественный момент некоторые из его наиболее рьяных противников - кастовых брахманов - стали насмехаться над ним. “Вы только посмотрите, - кричали они, - он всю жизнь давал посвящения брахманам, хотя был всего лишь низкорожденным шудрой, а теперь он умирает как шудра”. Ганга-нараяна Чакраварти не мог вытерпеть этих злословий и начал молиться своему гуру: “Пожалуйста, вернись. Покажи им, что они просто глупцы”. В этот момент тело Нароттама засветилось, и на его теле мистическим образом появился золотой брахманический шнур. Увидев такое чудо, кастовые брахманы немедленно признали свою ошибку и предались стопам Нароттама, моля его о прощении.

В Нароттама-виласе описывается несколько иная история: Нароттам попросил своих учеников отвезти его в Будхари, а затем в Гамбхилу, чтобы совершить омовение в Ганге. Вдруг его охватила жестокая лихорадка, и он понял, что может скоро умереть. Не теряя времени, он приказал своим ученикам развести костер для кремации. Естественно, его ученикам было непросто сделать это, и все же они исполнили волю своего гуру. Затем Нароттам просидел безмолвно три дня и оставил тело на глазах у многочисленных свидетелей и учеников.

Когда его душа покинула тело, ученики посадили его на украшенное сиденье посреди приготовленного костра. Именно тогда критики-брахманы начали злословить при Ганга-нараяне и других верных последователях Нароттама. Ганга-нараяна не мог этого вынести и молил Нароттаму, чтобы тот вернулся и оказал милость этих заблудшим брахманам. В этот момент глаза Нароттама открылись, и он сказал: “Радха-Кришна-Чайтанья!” Более того, его тело засияло как солнце, и зачарованные брахманы изменили свою точку зрения. Все свидетели этого воскрешения предались лотосным стопам Нароттама. Он обнял их всех, одарив драгоценным бхакти. Он велел им изучать литературу по бхакти под руководством Ганга-нараяны Чакраварти, а затем покинул это место, так как хотел в одиночестве медитировть. В течение последних нескольких месяцев он проявлял признаки экстаза и постоянно переживал разлуку с Шри Шри Радхой и Кришной.

Его уход: часть вторая

Через некоторое время Нароттам приготовился покинуть землю. Он попросил Ганга-нараяну и других близких последователей проводить его к Ганге. Когда они прибыли туда, Нароттам поклонился святой реке и вошел в ее воды. Он дал знак ученикам, чтобы они присоединились к нему, попросив их набирать воду в ладони и поливать его тело. Они повиновались и увидели, как члены его тела превращаются в молоко и сливаются с водами Ганги! Им захотелось остановиться, чтобы их гуру не исчез окончательно в водах реки. Но они не могли ослушаться его приказа и выполняли его в то время, а их слезы тоже смешивались с Гангой. Когда этот мистический ритуал подошел к концу, Ганга-нараяна наполнил кувшин молоком, которое раньше было телом Нароттама. Это молоко отнесли в святое место рядом с домом Ганга-нараяны в Джия Гандже (район Муршидабада в Западном Бенгале), где вскоре был сооружен самадхи Нароттама. Этот самадхи стал известен как Дугдха-самадхи или самадхи молока, и он стал важным местом паломничества для всех Гаудия-вайшнавов.

(У Нароттама есть и другой самадхи во Вриндаване. Согласно известной манипурской легенде, Нароттам очень хотел продолжить свою проповедническую деятельность. Поэтому он появился снова и сказал своим ученикам, сохранить часть дров, которые они приготовили для его тела: “Я приду еще раз, - сказал он, - оставьте их для меня”. Случилось так, что Махарадж Джай Сингх умер именно в этом месте в районе Муршидабада, и дрова были использованы для его тела. Манипурцы считают, что Джай Сингх был воплощением Нароттама Даса Тхакура.)

Автор: Сатьяраджа дас

Книга: "Жизнь вайшнавских святых"

Обновлено (23.12.2010 18:14)