Дхама-махатмья
Home

postheadericon Шрила Шьямананда Пандит

Шьямананда Пандит

Бенгальцы Кришна Мандал и его жена Дурика Даси жили в Дандешваре (Дарендура Бахадурапур) в районе Миднапур в Ориссе и относились к сословию садгопа (шудры-молочники). Они очень хотели иметь детей, но каждый их ребенок умирал во младенчестве. Когда один из их детей выжил, они назвали его Дукхи, что значит “печальный”, надеясь, что бог смерти вспомнит о безвременном уходе его братьев и сестер и сохранит ему жизнь. Согласно “Шьямананда Чарите”, книге, которую обычно приписывают Расику Мурари - главному ученику Шьямананды, Дукхи родился примерно через год после ухода Шри Чайтаньи Махапрабху. Это соответствует тому факту, что самым старшим из них был Шринивас, родившийся лет за десять до ухода Махапрабху, Нароттам родился незадолго до ухода Господа Чайтаньи, а Дукхи (Шьямананда) был самым младшим, но ненамного младше Нароттама. Д-р Самбидананда Дас говорит о юности Дукхи следующее:

“Для своих родителей он был главным в жизни. С самого детства они вдохновляли его славой Господа Шри Чайтаньи, Нитьянанды Прабху и вайшнавских святых. Дукхи был очень склонен к религии и буквально купался в имени Шри Чайтаньи, которое в это время звучало повсюду в Ориссе. Дукхи был наделен прекрасной памятью, что было большой редкостью в семьях его сословия. Он изучил санскрит и другие предметы в местной академии. Он был спокоен и серьезен, и редко проводил время в играх. Он был прирожденным философом”.

Видя склонность Дукхи к философии и религии, его родители хотели, чтобы он выбрал себе гуру. Кришна Мандал и Дурика понимали, что, в конце концов, они лишь шудры, но их сын склонен к интеллектуальной деятельности и проповеди. Потому они решили предоставить ему самому выбирать гуру, хотя и предостерегали от поспешных решений и ребячества. Юный Дукхи уже знал, кто должен быть его гуру. “Мой гуру - Хридой Чайтанья. (Историк Прабхат Мукхерджи пишет, что Хридой Чайтанья был племянником Гададхара Пандита.)

Он живет в Амбика Калне в Бенгалии, а его учитель, Гауридас Пандит - близкий спутник Господа Чайтаньи Махапрабху. (**Гауридас Пандит находился в сакха-бхаве, поэтому он больше относился к Нитьянанде Прабху. Тестя Господа Нитьянанды звали Сурьядас Пандит, он был старшим братом Гауридаса. Таким образом, Гауридас был дядей Джахнавы Ма.) Он верно служит Шри Гауридасу, заботясь об изображениях Гаура Нитай в его храме”.

“Но эти очень далеко, а ты всего-навсего ребенок”, - возразил Кришна Мандал. Понимая тревогу своего отца, Дукхи ответил: “В Бенгалию идет много паломников. Когда они придут, я могу пойти с ними, и они позаботятся обо мне. Не волнуйся”.

Хорошенько поразмыслив, Кришна Мандал согласился, и Дукхи отправился в Амбика Калну. Дорога была тяжелой, но через несколько дней он добрался до дома Абхирама Тхакура в Кханакуле. Общаясь с человеком, воплощающем в себе лилу Махапрабху, Дукхи впал в состояние духовного экстаза. Вскоре он прибыл в Амбика Калну, где настойчиво расспрашивал всех, где находится храм Гауридаса Пандита. Храм находился рядом с домом Хридоя Чайтаньи, и жители Калны с удовольствием показали ему дорогу.

Хридой Чайтанья

Прежде чем описать отношения Дукхи с Хридоем Чайтаньей, уместно будет рассказать немного о Гауридасе и его ученике. Гауридас Пандит в Кришна-лиле был Субалом, а в образе Гауридаса был одним из ближайшим спутников Махапрабху. Из Пури Гауридас переехел в Амбика Калну, куда впоследствии пошел за ним Хридой Чайтанья и предался его лотосным стопам.

Существует история о том, что Гаура-Нитай - Чайтанья и Нитьянанда Прабху - сами пришли в Амбика Калну, чтобы позировать для мурти, которые и сейчас находятся в этом маленьком храме. Паломники могут увидеть там и Бхагавад-гиту на пальмовых листьях - стихи, которые, говорят, написаны рукой самого Махапрабху. Весло, которым греб Махапрабху, чтобы добраться до Калны, тоже до сих пор стоит в этом храме, стоит и тамариндовое дерево, под которым Гауридас и Махапрабху обсуждали философию вайшнавизма. Эти святыни, конечно же, видел и Дукхи.

И все же наиболее примечательны в храме в Калне божества Гаура-Нитай. Они сделаны из дерева ним, и говорят, что они похожи на Махапрабху и Нитьянанду Прабху как две капли воды. Если вы совершите путешествие в Амбика Калну, вы сможете увидеть божества, хотя и на очень короткое мгновение, что связано с событием, после которого Хридой Чайтанья получил свое имя. До этого его звали Хридаянанда.

Джонаки Даршан

Однажды, служа божествам в храме в Амбика Калне, Гауридас наблюдал за неистовым киртаном, который шел перед божествами. Как пуджари (жрец), он не мог участвовать в нем, так как должен был предлагать божествам различные предметы, в рамках церемонии аратик.

Господь Чайтанья Махапрабху и Нитьянанда Прабху участвовали в киртане, и когда он достиг своей высшей точки, божества, которые невозможно было отличить от Господа, спрыгнули с алтаря и присоединились к пению и танцам. Теперь в киртане принимали участие два Гаура-Нитай. Гауридас спрыгнул вслед за Ними с алтаря и погнался за Ними с палкой. Божества так испугались, что одна пара прыгнула в сердце Хридаянанде, а другая - обратно на алтарь. (Иногда говорят, что в сердце Хридаянанды прыгнул только Махапрабху.) С тех пор его и назвали Хридой Чайтанья, так как в его сердце (хридой) танцевал сам Махапрабху.

По сей день священники храма Гауридаса в Калне открывают алтарь и показывают божества лишь на несколько мгновений, для джонаки-даршана (джонаки - “мимолетный”) из страха, что Те могут опять спрыгнуть с алтаря. Дукхи знал об этой истории, а также о безупречнуй репутации Хридоя Чайтаньи. Он был настолько чист, что Сам Махапрабху искал убежище в его сердце! Именно эта история вдохновила его отправиться в Калну. Дукхи стал служить в храме и развил глубокую привязанность к Хридою Чайтанье, который передавал мальчику все, чему научил его Гауридас.

Вскоре Хридой Чайтанья дал Дукхи посвящение, назвав его Кришнадас.* Все жители Калны полюбили Дукхи Кришнадаса, потому что он был лучшим учеником Хридоя Чайтаньи.

*Лишь Гопиджанаваллабха в своем “Расик-мангале” говорит, что Хридой Чайтанья дал Дукхи имя Шьямананда. Према-вилас и все другие источники говорят, что Хридой Чайтанья просто дал ему приставку Кришнадас, а имя Шьямананда он получил позже от Лалиты-деви.

Паломничество

Проучившись некоторое время, Дукхи попросил разрешения у своего гуру отправиться в путешествие. Получив согласие, он отправился в необычное паломничество. Как и Шринивас, и Нароттам, он посетил святые места, связанные с лилами Господа Чайтаньи и его спутников. Он посетил также другие места. “Расик-мангал” подробно описывает места, которые привлекали молодого Дукхи Кришнадаса: Вакришвар, Вайдьянатх, Гайя, Бенарес, Аллахабад и многие другие места. Он побывал в Брахма-тиртхе, Чандра-тиртхе, Нимсаре, Айодхье, Хастинапуре, Курукшетре, Харидваре, Бадарике и т. д., а также на юго-западе в Двараке и других важных местах на западном побережье Индии.

Он отправился и на север, куда Гаудия вайшнавы обычно не ходят. Затем он вернулся в Пури и Навадвип, чтобы увидеть наиболее сокровенные места лил Господа. Всего он путешествовал не меньше года, и, в конце концов, вернулся в свою деревню в Ориссе. Через некоторое время он снова отправился в дом своего гуру Хридоя Чайтаньи, который встретил его в большой любовью.

Проведя некоторое время с Кришнадасом, Хридой Чайтанья попросил отправиться во Вриндаван и изучать вайшнавскую литературу под руководством Шри Дживы Госвами в только что открытой теологической школе для продвинутых учеников. Кришнадас был искренне тронут и повиновался своему гуру, который написал рекомендательное письмо к Шри Дживе.

Посетив дом Махапрабху и навестив Его спутников в Навадвипе, Дукхи Кришнадас отправился в священную землю Вриндавана.

Джива Госвами

Через какое-то время Дукхи Кришнадас добрался до Вриндавана. Перед этим он встретил брахмана по имени Шридас, который отвел его на Радха-кунд и представил его Рагхунатху Дасу Госвами и Кришнадасу Кавираджу. Когда эти уважаемые вайшнавы узнали, что он - достойный ученик Хридоя Чайтаньи, самого дорогого ученика Гауридаса, они с большой любовью приветствовали его. В Бхакти-ратнакаре говорится, что они дали Дукхи личных провожатых, которые привели его к лотосным стопам Дживы Госвами.

Увидев Дукхи, Джива Госвами заплакал экстазе. Желание Махапрабху было выполнено. Шринивас, Нароттам и Дукхи Кришнадас были вместе. Они учились и развивали внутреннее понимание, которое впоследствии будет необходимо для выполнения их миссии. Как и Шринивас и Нароттам, Кришнадас быстро освоил все отрасли знания - от грамматики и поэзии до логики и эстетики, от Вед до “Уджвала Ниламани” Рупы Госвами. Он хорошо знал работы Госвами, включая труды Санатана Госвами и Гопала Бхатты Госвами. Он прекрасно знал даже только что написанные книги самого Дживы Госвами, такие как “Гопал Чампу” и “Сандарбхи”. Он жил аскетично и скоро стал душой Вриндавана. Шринивас и Нароттам относились к нему как к брату и всячески заботились о нем.

Рагануга-бхаджан

Джива Госвами регулярно посылал в Калну сообщения о жизни Кришнадаса и его успехах в учебе. Хридой Чайтанья отвечал ему, прося Дживу Госвами открыть своему ученику тайны преданного служения. Будучи духовным учителем Кришнадаса, Хридой Чайтанья велел ему принимать Дживу Госвами как своего представителя. По милости Дживы Госвами, Кришнадас поклонялся Кришне и Радхе согласно методам рагануга-бхаджана. День за днем он становился все более поглощенным преданным служением. Всегда размышляя о Господе и Его лилах, он постоянно впадал в транс спонтанного преданного служения. Он был постоянно занят медитацией на деяния Господа в духовном мире. Внешне он сосредоточенно выполнял свою садхану (ежедневное служение), подметал пол в Калпа-кунджа Кутире и приносил воду Шри Дживе. В своем же сердце он выполнял служение Шри Шри Радхе и Кришне под руководством Рупы Манджари. Служение должно было слиться на духовном плане, когда его медитация достигнет совершенства.

Браслет с ноги Радхики

Во Вриндаване в Калпа-кундже Кутире вечно происходит экстатический танец раса-лилы Шри Шри Радхи и Кришны. Те, кто не обладает необходимыми духовными качествами, не могут у видеть эту реальность, даже если придут на то же самое место, где происходит это божественное событие. Однако такие совершенные преданные, как Дукхи Кришнадас, видят эту духовную реальность многомерного мира во всей ее славе.

Однажды, когда Радха, Кришна и гопи наслаждались раса-лилой, они впали в состояние особого экстаза. Ритм музыки и танца, и царившая там атмосфера, создавали непередаваемые чувства. Это еще больше вдохновляло танцоров. Гопи двигались под ритм движения сердца Кришны, кружа вокруг Радхи и Кришны и играя на различных инструментах. Они то вбегали, то выбегали из неистового танца Радхи и Кришны. Скоро хоровод двигался так бурно и неудержимо, что Радха потеряла Свой нупур (ножной браслет). Никто не заметил, как это случилось. На самом деле, Радхика специально сделала это, чтобы оказать особую милость Кришнадасу.

На следующее утро Кришнадас как всегда пришел подметать в Калпа-кунджа Кутире и нашел под деревом золотой браслет. Он был ошеломлен красотой браслета. Кришнадас сразу понял, что это украшение из другого измерения - из мира Радхики. Вся кунджа осветилась сиянием, исходившим от этого браслета. Кришнадас почтительно приложил его к голове. В этот момент он проявил все признаки духовного экстаза. Волосы на его теле встали дыбом и он начал обильно потеть. Он заплакал и почувствовал, как его наполняет ощущение счастья. Охваченный божественной любовью, он прижал браслет к сердцу и потерял сознание.

Лалита-деви

Прошло довольно много времени. Дукхи Кришнадас пришел в себя и начал звать Радху и Кришну. Как гопи, обезумевший от любви, он бегал туда-сюда и искал Радху и Кришну. В отчаянии он снова кричал: “Где Радха? Где Кришна? Я должен найти их”. В конце концов, он пришел в себя, повязал браслет вокруг шеи и стал продолжать уборку кунджи. Боясь, что кто-нибудь может украсть у него браслет, он закопал его в потайном месте. Между тем, Радха, войдя к себе в комнату, заметила, что браслета нет. Думая (зная!), что она могла обранить его в кундже, она попросила свою подругу Лалиту поискать его там.*

(*Согласно более поздним документам, это была не Лалита, а Вишакха-деви.)

Приняв облик старой женщины, Лалита-сундари побежала в кундж, чтобы исполнить просьбу Радхики. Там она сразу увидела Кришнадаса и спросила как его зовут.

“Меня зовут Дукхи Кришнадас,” - ответил он. “Скажи, пожалуйста, - попросила Лалита, - не видел ли ты браслет моей невестки? Она очень беспечна и иногда, когда я посылаю ее за водой на Ямуну, она что-то теряет. Ей ничего нельзя доверить. Не находил ли ты ее браслет? Я дала бы тебе за него награду”.

“Скажите мне честно, - с большим подозрением спросил Дукхи Кришнадас, - как вас зовут, и где вы живете?”

“Меня зовут Радха-даси, - ответила Лалита, скрывая свое настоящее имя, - я из семьи брахманов Канодж из Враджи”.

Услышав это, Кришнадас признался: “Да, я нашел браслет. Но он не может принадлежать вам. Это браслет Шри Радхики. Я уверен в этом, потому что как только я коснулся его, то почувствовал, как будто нахожусь в океане любви к Богу. Сердце мое наполнилось чистой преданностью, и я потерял сознание. Ни один обычный браслет не мог сделать такого”.

“Послушайте, - продолжал Кришнадас, - я отдам вам браслет, если он действительно ваш, но вы должны доказать это. Давайте сходим в вашу деревню и покажем браслет соседям. Если они подтвердят, что он ваш, я отдам его без дальнейших вопросов”.

Когда Лалита услышала это, она забеспокоилась и созналась: “Ты прав, я хотела обмануть тебя. Браслет действительно принадлежит Шримати Радхарани. Она очень довольна тобой, как и я. Поэтому проси, чего хочешь, и все исполнится. Затем я верну браслет Радхике, и она будет очень благодарна, что ты нашел его”.

“Шьямананда”

Кришнадас не хотел ничего для себя. “О, Тхакурани, - сказал он, - Вы должны открыть мне свой истинный облик. Я могу просить благословения только зная, кто вы”. Отведя Кришнадаса в уединенное место, она открыла ему свое настоящее имя - Лалита-сундари - и рассказала, какое служение выполняет для Радхики. Однако, она не сменила образ старухи. Наоборот, она предостерегла его: “Послушай, Дукхи Кришнадас, ты хочешь увидеть мой истинный духовный облик, но если я раскрою его тебе, ты не сможешь этого выдержать”.

“По вашей милости возможно все. Если вы даруете мне способность выдержать это, я выдержу”, - возразил Кришнадас.

Итак, ей пришлось уступить его сильному желанию и показать себя. Но сначала она попросила его закрыть глаза. Через несколько мгновений она разрешила ему посмотреть на свою божественную форму. Глядя на несравненную красоту Лалиты-сундари, он потерял сознание и изо рта у него пошла пена. Когда он пришел в себя, она успокоила его ласковыми словами. Со слезами любви на глазах он склонился к его стопам. Она поставила ему одну ногу на голову, и он насладился пылинками, которые упали ему на голову с ее пальцев. Находясь полностью под контролем духовной энергии, Кришнадас не мог говорить, он мог только плакать. Теперь Лалита снова предложила ему попросить благословения.

“Что я могу еще попросить? - простонал Кришнадас. - Мое единственное желание служить Радхе и Кришне под твоим руководством”.

Лалита улыбнулась, зная целеустремленность молодого Кришнадаса. “Ты, конечно, получишь общение с Радхой и Кришной, но ты не можешь служить Им в этом теле. Ты должен подготовить себя умственно (манаса-сева) как поверенное лицо Шри Радхи. Тогда ты можешь прийти в Кунджу с Рупой Манджари и лично увидеть раса-лилу Радхи и Кришны. Тогда ты узнаешь, кто есть кто на самом деле. Это самореализация. А пока продолжай служить Дживе Госвами в этом теле и продолжай свое служение в Кундже. В свое время ты получишь свое совершенное тело (сиддха-деха)”. Дав ему такой совет, она также дала ему секретную мантру, которая позволяет все время видеть форму Радхики.

Кришнадас затем отвел ее в кунджу, к тому месту, где он закопал браслет. Железная лопата, которой он закапывал браслет, превратилась в золотую. Ей же он и откопал браслет. Откопав его, он приложил его к своей голове. Затем он простерся перед прекрасной Лалитой и осторожно положил браслет в ее руку. Отдав бесценное украшение Лалите, он удивился, когда она сначала приложила браслет к его голове, поворачивая его вокруг каким-то мистическим образом. Лалита произнесла: “Пусть прикосновение стоп Радхики запечатлится на твоей голове”.

Неожиданно две вертикальные линии появились у него на лбу, а от прикосновения кончика браслета посередине появилась точка*.

“С этого момента, - сказала Лалита, - тебя будут звать Шьямананда, потому что ты доставил наслаждение (ананда) Радхе (Шьяма), возвратив Ей Ее браслет **. Теперь возвращайся в кунджу в свое прежнее состояние, но о том, что произошло, никому не рассказывай. О том, что было, можешь сказать только Дживе Госвами, но больше никому”.

Охваченный любовью, Шьямананда снова поклонился, а когда он поднялся, Лалита уже исчезла в кундже. Он начал искать ее в кундже: “Где прекрасная Лалита, служанка Радхарани? Куда она делась?” Но это было бесполезно.

Скоро он встретил Дживу Госвами. Когда Джива Госвами увидел блаженство в глазах Шьямананды и новый золотистый оттенок его кожи, который он получил, общаясь с Лалитой, которая имела такой же цвет кожи, он задал свои обычные вопросы: “Где ты был? Почему так особенно светится твоя кожа?” Шьямананда ответил: “Мой господин, я был в Канака-кундже и там получил максимум того, что можно получить по милости Шри Гуру.

 

*Прекрасное историческое описание тилаки Шьямананды и других тилак - см. “Вайшнавские тилаки - отметки поклоняющихся Вишну”. - Алан В.Энтулота, Лондон, Школа Востока и Африки. Бюлл. № 11, 12. Декабрь-81г, июнь-82г.

**Шьям - это имя Кришны, Шьяма - имя Радхи.

Только благодаря такой милости можно получить то трансцендентное сокровище, которое я получил”.

Джива Госвами увидел красивую золотую лопату, плотно завернутую в материю, которую Шьямананда держал под рукой. Он начал подозревать, что произошло что-то действительно необычное. “И что это за странная тилака у тебя на лбу? Мой дорогой Кришнадас, меня не проведешь. Я знаю, что ты получил особую милость Кришны, а возможно милость Шри Радхи.* Твое тело проявляет экстатические признаки, а из твоих глаз льются слезы любви... Пожалуйста, расскажи мне о своем трансцендентном опыте”. Поскольку Лалита-деви дала разрешение рассказать обо всем Дживе Госвами, Шьямананда рассказал все, что произошло, но попросил Дживу Госвами больше никому не рассказывать. Шьямананда попросил его, чтобы он просто сказал тому, кто будет спрашивать, что “милостью гуру все, что нужно, произошло”. Так как это было желание Лалиты, Джива Госвами подчинился, и жители Вриндавана узнали новое имя Кришнадаса - “Шьямананда”, а новую тилаку они назвали “Шьямананди” или “Крипабинду”. Но только Шри Джива и Шьямананда знали секрет его имени.

Гнев Хридоя Чайтаньи

Весь Вриндаван заметил перемены в поведении Шьямананды. Все говорили о его новом имени, тилаке и золотистом цвете кожи.

*Согласно более поздним отчетам, сама Шри Радха наградила Шьямананду именем и тилакой.

Все знали, что он получил милость Дживы Госвами. Но был ли он верен Хридою Чайтанье, своему инициирующему гуру. В целом, обычно новое имя от шикша гуру (обучающего) не получали.*

Казалось, что его отношения с Шри Дживой затмили его отношения с Хридоем Чайтаньей, и потому многие вайшнавы стали очень плохо относиться к Шри Дживе. Тем не менее, Шри Джива был стоек в своей решимости не выдавать секрета Шьямананды, даже рискуя своей репутацией. Слухи распространялись очень быстро. Очень скоро в Бенгалии Хридой Чайтанья узнал, что во Врадже Шри Джива омрачает его отношения с его любимым учеником Дукхи Кришнадасом и даже дал ему новое имя. Хридой Чайтанья разгневался: “Джива Госвами принимает моего ученика за своего собственного. В доброй вере я послал своего ученика для обучения. А теперь из-за Шри Дживы мой Дукхи Кришнадас бросает своего гуру.**

Хридой Чайтанья позвал пять своих лучших учеников и сказал им: “Пойдите во Вриндаван и узнайте, правда ли то, что говорят. Если это так, то приведите Кришнадаса сюда, я накажу его так, как он того заслуживает”.

*Дикша гуру - это учитель, который инициирует священной мантрой, давая ученику его новое духовное имя. Обычно он же и ведет ученика. Больше одного дикша гуру обычно не бывает. Ученик, однако, может принять сколько угодно шикша гуру, или обучающих учителей. Шикша гуру - это тот, кто дает практические духовные советы ученику в его жизни. Согласно традиции, шикша гуру не изменяет имя своего ученика. Хотя он и может дать ему титул, чтобы отметить его заслуги в обучении.

**Согласно Бхакти-ратнакаре, Хридой Чайтанья более спокойно воспринял эти новости и, тем не менее, ясно, что это привело к большим разногласиям.

Подумав мгновение, Хридой Чайтанья добавил: “Если вмешается Джива Госвами, не бросайте ему вызов. Несмотря на то, что он сделал, он великий вайшнав. Просто передайте ему мое письмо и получите ответ. Спросите также Кришнадаса, почему он так сделал. Как он мог забыть меня и принять другого гуру. Спросите его, привело ли это его к Кришне. Если он скажет, что это так, то скажите ему, что мы все придем во Вриндаван и примем Дживу Госвами своим гуру. Но я должен сказать следующее: я никогда не слышал, чтобы кто-нибудь из сотен последователей Махапрабху сделал что-нибудь подобное. Адвайта Ачарья отверг своего сына, но Махапрабху не принял его. Подобные вопросы явно освещены в святых писаниях. Будь человек гуру или святой, если он совершает оскорбление перед лотосными стопами своего гуру, Кришна никогда не примет его”.

“А теперь идите во Вриндаван,- сказал Хридой Чайтанья своим пяти ученикам,- и принесите мне ответ от Дживы Госвами. Если заключение будет такое, как я предполагаю, то я соберу всех вайшнавов Бенгалии, и мы все пойдем во Вриндаван, чтобы осудить Дживу Госвами и его сомнительное поведение”.

Ответ Дживы Госвами

После длительного путешествия вайшнавы Бенгалии добрались до Вриндавана и пошли сразу к Дживе Госвами, который принял их очень радушно. Затем Джива Госвами прочитал письмо от Хридоя Чайтаньи. Напряженно ожидая ответа Шри Дживы, вайшнавы почувствовали облегчение, когда он наконец сказал:”Хотя Хридой Чайтанья и написал это обвинительное письмо, уверяю Вас, что я не принял Кришнадаса к себе в ученики. Мне даже в голову не могло это прийти. Собственно говоря,” -продолжал Джива Госвами с большим смирением, - Я даже не должен быть Его учеником. Мне жаль, что Хридой Чайтанья так разгневан на меня, но я не сделал ему ничего плохого. Его собственный гуру Гауридас Пандит всегда с любовью относился ко мне. Очень жаль, что между нами произошло это недоразумение. Я не знаю, как сложилась такая неприятная ситуация. Я согласился обучить его ученика Дукхи Кришнадаса, потому что он ученик возвышенного Хридоя Чайтаньи, теперь меня обвиняют в чем-то неправомерном”.

Ученики Хридоя Чайтаньи чувствовали себя ужасно. Один из них сказал Дживе Госвами:”Из Враджи пришли два саньяси и рассказали многоуважаемому Хридою Чайтанье, что Вы переименовали Кришнадаса в Шьямананду и что Вы дали ему специальную тилаку”.

Джива Госвами рассмеялся:”Если это так, то вы услышите это от собрания вайшнавов. Пойдемте. Давайте соберем всех вайшнавов Вриндавана и послушаем, что они скажут”. Но преданные Хридоя Чайтаньи запротестовали. Они сказали, что слова Дживы Госвами им достаточно. Они просто хотели послушать его самого. Джива Госвами сказал:”Слушайте, я вам все расскажу. Однажды я спросил Крашнадаса:” Кто дал тебе имя Шьямананда ?” Он объяснил, что медитируя на лотосные стопы своего гуру, он получил свое имя и тилаку. Это все, благодаря преданности Кришнадаса своему гуру,- Хридою Чайтанье, которая выражается в его уборке Канака Кунджи. Делая это ежедневно, Кришнадас читает Бхагавата Пурану. Он выполняет свое служение в кундже с поразительным энтузиазмом. Это Кришнадас. Будь то день или ночь, он повторяет имя Господа непрерывно”. Однажды, - продолжал Джива Госвами,- “Кришнадасу приснился сон, который он мне рассказал. В этом сне, когда Кришнадас убирался в кундже, ему явился Хридой Чайтанья. Кришнадас предложил своему уважаемому гуру удобное сиденье из травы куша и начал возносить ему молитву. Видя искренность и смирение Кришнадаса, Хридой Чайтанья очень обрадовался и сказа ему, что он достиг того, к чему стремился даже Господь Брахма, - личного служения кундже Радхики. Хридой Чайтанья заверил его, что скоро он получит милость Радхи и Кришны и, потому что он доставляет такое удовольствие Шьяме (Радхе), он получил имя Шьямананда”. Сказав все это Кришнадасу, - сказал Джива Госвами, - Хридой Чайтанья благословил его и поставил свои стопы на его голову. Это и принесло прекрасную тилаку на лоб Кришнадаса, что можно видеть и сегодня. Следует помнить, однако, что все это произошло по милости Хридоя Чайтаньи. Это факт. Но, так как многие не понимают этого, то местные жители изобрели свои интерпретации того, что произошло”.

Таким образом, Шри Джива Госвами сказал правду, так как Кришнадас действительно видел все как милость своего гуру, и, вместе с тем, он не раскрыл секрета Лалиты-сундари и Шьямананды.

Ученики Хридоя Чайтаньи были рады услышать ответ Дживы Госвами, и они попросили его написать всю историю в форме письма их гуру. Шри Джива так и сделал, но он настоял, чтобы они пошли к Кришнадасу и услышали рассказ непосредственно от него. Джива Госвами заверил их, что Кришнадас расскажет им то же самое во всех подробностях. Когда они пришли к Кришнадасу, он сказал им: “Я держу лотосные стопы своего гуру - Хридоя Чайтаньи на своей голове. Он мой Хозяин и господин. Хотя я выполняю преданное служение во Врадже под руководством Дживы Госвами, я вижу все, как милость моего любимого гуруджи. Именно так я получил благословение Радхи и Кришны, и я совершенно уверен, что имя и тилака были даны мне через Хридоя Чайтанью, как особая милость Божественной Четы”. Ученики Хридоя Чайтаньи были очень довольны, что Шьямананда подтвердил слова Шри Дживы. Посетив все святые места во Врадже, преданные возвратились в Бенгалию и передали письмо Хридою Чайтанье.

Ответ отвергнут

Хридой Чайтанья прочитал ответ Шри Дживы и внимательно обдумал его содержание. “Похоже, что Джива Госвами искажает правду, - сказал, - так как я, насколько помню, не появлялся во сне Кришнадасу. Не давал я ему и имени “Шьямананда”. Это абсурд утверждать, что я дал ему имя и тилаку во сне, даже если я этого не помню. Этот сон - просто плод воображения. Он нереален. Неужели мы должны позволить просто сновидению противоречить реалиям жизни. Нет! Это возможно только, если мы сойдем с ума. Только дураки так веруют в сновидения. “

“Скажу вам откровенно, - сказал Хридой Чайтанья своим ученикам, - Шри Джива пытается нас обмануть этим письмом. Я лично пойду во Вриндаван вместе со многими преданными и разгадаю эту шараду, чтобы узнать правду. Только тогда мое сердце успокоится”.

Хридой Чайтанья собрал большую группу преданных из двенадцати гопалов, шестидесяти четырех махант и плюс к этому многих своих учеников, и они отправились во Враджу. Скоро после начала своего путешествия они подошли к дому Гауридаса Пандита, некоторые из его верующих последователей присоединились к ним, чтобы выступить арбитрами между обеими сторонами.

Прибытие во Враджу

Когда большая группа преданных во главе с Хридоем Чайтаньей прибыла прибыла во Вриндаван, им было оказано изысканное гостеприимство. Шри Джива сам оказал максимум уважения преданным, о они, в свою очередь, ему, и он начал восхвалять их в изысканных стихах. Скоро пришел Шьямананда и, увидев своего гуру, Хридоя Чайтанью, упал, вытянувшись, как палка, предлагая гуру свои смиренные поклоны.

Хридой Чайтанья немедленно бросил вызов Шьямананде:”Кому это кланяется Дукхи Кришнадас ?” - саркастически спросил он.

“Прабху, - с удивлением сказал Шьямананда.- я кланяюсь Вашим стопам, а также стопам всех этих возвышенных личностей”. Хридой Чайтанья не принял его ответа:”Твои отношения со мной складываются на основе твоего имени и тилаки, а не искусственным показом смирения”.

Шьямананда заверил его, что имя и тилаку он видит только как милость своего гуру и ничего больше. Иначе он бы их не принял. Но Хридой Чайтанья стоял на своем. “Послушай меня, - сказал он, сны не могут приниматься как факт. Ты действовал без моего согласия и вместе с Дживой Госвами ты послал мне ложное письмо о каком-то неправдоподобном сне. Это непростительно”. “Но я не пытался Вас обмануть, - запротестовал Шьямананда,- и все в этом письме правда”.

Хридой Чайтанья начал терять терпение:” Я собственными руками смою тебе эту тилаку. В дополнение я напишу имя “Шьямананда” на твоей груди, но и оно сотрется. Это имя и тилака также временны и иллюзорны, как и человек, который их придумал”.

Если они смоются, ты будешь известен как лжец, а я буду опозорен. На это я положу свою жизнь. Если тилака мистически снова появится на твоем теле, тогда я приму твой, так называемый, духовный сон как реальность. Принимаешь ли ты вызов ?”

Поклонившись стопам своего гуру, Шьямананда ответил, что он сделает все, что собравшиеся вайшнавы потребуют от него. Он сказал, что докажет, что его имя и тилака настоящие и авторитетны. Затем Хридой Чайтанья собрал всех махант, а их были сотни в Расастхали во Вриндаване. Ассамблея великих душ заняла свои места и вызвала Шьямананду. Распростершись перед их стопами, Шьямананда вознес молитвы всем собравшимся.

“Кто твой гуру ? - спросили маханты, - и кто тебе дал это имя и тилаку ?” “Хридой Чайтанья, мой господин, - сказал Шьямананда, - и я его слуга”.

Однако прежде, чем Шьямананда мог продолжить, маханты сказали ему также, как и Хридой Чайтанья, что сны всегда ложны и что он должен сказать правду, особенно, если он принял другого гуру. Собравшиеся преданные могли отпустить ему этот грех, но, если он упорно будет говорить неправду, то его ничто не спасет.

Маханты сказали Шьямананде, чтобы он серьезно подумал, прежде чем дать окончательный ответ.

Шьямананда с уважением отнесся к словам махант и попросил немного времени, чтобы собраться прежде, чем отвечать на их вопросы. Они дали ему несколько минут и тогда, глядя на форму Хридоя Чайтаньи, он впал в глубокий медитативный транс.

Глубокая медитация

В своем совершенном теле он начал читать мантру, которую ему дала Лалита. Он очутился в духовном измерении прямо рядом с домом Радхики. В своей вечной форме служанки Канаки Манджари он сидел на ступеньках Ее дома и плакал от любви и от той дилеммы, которую он не мог решить со своим гуру. Другие служанки Радхарани проходили мимо и, увидев Шьямананду (Канаку), спросили ее, почему она так горько плачет.

Шьямананда объяснил. Я живу во Вриндаване. Меня зовут Канака Манджари, и я одна из помощниц Лалиты-Сундари. Недавно я провела с ней весь день и всю ночь, а когда я вернулась домой, мой муж набросился на меня с угрозами. Я в страхе убежала. Пожалуйста, попросите Лалиту прийти ко мне и спасти мою жизнь. Она должна сказать, что мне теперь делать.

Служанки сразу же побежали к Лалите и рассказали ей все, что им поведал Шьямананда. “Приведите ее сюда, - приказала Лалита, - я готовлю орехи бетеля для Шри Радхи и не могу отойти”. Выслушав приказ Лалиты, гопи побежали к тому месту, где они видели Канаку Манджари и привели ее внутрь дома к Лалите.

Канака Манджари остолбенела, когда она увидела Радхарани, сидящей на красивой и, вместе с тем, простой кушетке и жуя листья бетеля один за другим по мере того, как Лалита готовила их. Шри Рупа Манджари массировала ноги Радхики, а Чампакалата Тхакурани опахивала ее чамарой, чтобы дать ей прохладу от полуденного солнца. Онемев от такого видения, Канака Манджари поплыла в океане экстатической любви, забыв обо всех своих проблемах. С чувством безграничной радости она упала на пол. Радхика приказала гопи поднять ее. Лалита тогда поспешила к Канаке, чтобы обнять ее, чувствуя все, через что она прошла. Радха тоже подошла к Канаке и благословила ее, поставив ей на голову свои божественные стопы. Канака на несколько мгновенний потеряла сознание, затем пришла в себя у ног Рупы Манджари. Глядя снизу вверх на Радхарани, она начала рассказывать, что с ней произошло.

Милость Шри Радхи

“О, Величайшая Богиня, - сказала Канака, - выслушай мой рассказ, и ты услышишь самую печальную в мире историю. Во внешнем мире я слуга Хридоя Чайтаньи, и я его преданный слуга. По его приказу я пришла во Враджу и также верно служу Дживе Госвами. Шри Джива очень помог мне и особенно в моей медитации на Твою милость и в понимании Твоих божественных Игр. Он поставил меня под начало Рупы Манджари, которая является служанкой Лалиты. И всем известно, что Лалита Тхакурани Твоя близкая подруга. Таким образом, я смогла насладиться косвенным служением Твоим лотосным стопам, убирая кунджу”.

Рассказав всю историю, включая пропажу браслета, его возвращение, имя Шьямананды, тилаку, клятву Лалите хранить тайну, версию “сна” Дживы Госвами и бурную реакцию Хридоя Чайтаньи на все это, Канака Манджари упала к стопам Радхики, прося Ее помочь в этой сложной ситуации.

В ответ Радхика позвала Субала, лучшего друга Кришны, и рассказала ему проблемы Канаки Манджари. По своей беспричинной милости Она приказала Субалу уладить все к удовольствию Канаки. Субал рассказал свою историю, объяснив, что в лилах Махапрабху он опустился как Гауридас Пандит, гуру Канаки. Он заверил Канаку, что как ее Гранд-Духовный Учитель, он от имени Шьямананды подтвердит имя и тилаку. Он сказал Канаке, чтобы она больше не горевала, и, сказав это, он нарисовал ей тилаку и имя Шьямананды на груди.

Сделав это, он сказал, что, когда он снова появится как Шьямананда (в ассамблее махант) и когда Хридой Чайтанья попытается стереть ее тилаку и имя, она выйдет победительницей. “Просто вспомни обо мне в этот момент, - сказал Субал, - и имя и не сотрутся. Скажи им, что все это произошло по милости Гауридас Пандита”.

Канака хотела выразить свою глубокую признательность, но не могла найти слов.

Поклонившись с полным уважением Радхике, Субалу и всем собравшимся гопи, Канака буквально впилась в красоту лица Радхики. Не в силах остановить слезы, которые лились из ее глаз, она обратилась с еще с одной последней просьбой к Шри Радхе:

“Пожалуйста, помоги мне посвятить свою жизнь, тело и душу служению твоим розоватым лотосным стопам”. Шри Радха, образ любви, заверила ее, что Канака всегда будет иметь Ее благословение. Она сказала Канаке, что после того, как она разрешит свою нынешнюю дилемму, она должна будет пойти с Расиком Мурари во все уголки Ориссы распространять доктрину и практику Гаудия-вайшнавизма. Канака не поняла, что Шри Радха имела в виду, не знала она еще и кто такой Расик Мурари. Но она была уверена, что настанет день, когда все это станет ясным. Приняв этот приказ, она отправилась во внутренний мир, к махантам, которые ждали во Вриндаване.

Божественная справедливость

В то время, как в своей форме Канака Манджари, она наслаждалась присутствием Радхики, как Шьямананда, она сидела безжизненно и неподвижно. Маханты смотрели на Шьямананду в глубокой медитации, и они думали о том, кто эта великая душа, которая сидит среди них.

Только Шри Джива понимал, что только что произошло на духовном плане и, чтобы отпраздновать это, он начал мощный киртан. Когда все начали петь имя Господа, медитация Шьямананды прервалась, и он вернулся в мир махант. Глядя на все эти великие души, он начал кричать: “Хридой Чайтанья! Хридой Чайтанья!” Вся ассамблея вайшнавов повернулась к нему, желая услышать его окончательное заявление о своем имени и тилаке.

“Послушайте, что я скажу, - начал Шьямананда. - По милости моего учителя мне явился во сне Гауридас Пандит и заверил меня в чистоте моего имени и тилаки. Пожалуйста, пометьте мое тело этой особой тилакой Шьямананды и напишите мне на груди “Шьямананда”. После этого можете тереть мылом и водой сколько хотите - они не смоются”.

Маханты так и сделали. Хридой Чайтанья сам подошел и потер лицо и грудь своего ученика. Сначала тилака и имя начали смываться, но затем, когда Шьямананда позвал Гауридаса Пандита и Лалиту Сундари, тилака и имя проявились еще сильнее, чем прежде. Все жители Вриндавана, которые видели это, были изумлены. Хридой Чайтанья с радостью признал поражение, гордый необычной мистической победой своего ученика.

Преданные начали кричать, прославляя Шьямананду Пандита, но Шьямананда мог только смиренно припасть и обнять стопы своего гуру. После того, как преданные насладились огромным праздничным столом, Джива Госвами посоветовал Шьямананде всегда быть вместе с Хридоем Чайтаньей, так как через все это недопонимание Шьямананда все ближе и ближе подходил к служению Радхике. “Это, - сказал он, - было божественным планом Шри Чайтаньи Махапрабху”.

Радха-бхава

Покончив с противоречиями в жизни Шьямананды, он и его гуру Хридой Чайтанья, также как и многие, оказавшиеся во Вриндаване для дебатов, вайшнавы могли теперь пройти по лесам и кунджам Враджи. В Сенкете они наткнулись на группу артистов, которые играли раса-лилу. Духовным зрением маханты увидели настоящую лилу, и особенно Шьямананда начал кричать, как безумный, полностью переживая экстаз любви в разлуке.

Увидев духовные эмоции своего ученика, Хридой Чайтанья подумал: “ Мой Шьямананда наверняка служанка Радхи. Это настроение настолько отличается от моего. Как у ученика Гауридаса Пандита, мои отношения строятся, в основном вокруг сакхья-бхавы, или трансцендентной дружбы с Господом. Шьямананда отошел от настроения друга и принял гопи-бхаву”.

С такими мыслями Хридой Чайтанья ушел с представления раса-лилы с печалью в сердце. Шьямананда же, напротив, остался, еще больше рассердив этим Хридоя Чайтанью. После представления в расастхали преданные устроились на ночлег, и на следующее утро, когда Шьямананда отправился к своему гуру, чтобы засвидетельствовать свое почтение, следующие слова поразили его, как ядовитый дротик: “Ты бросил свои чувства к Кришне, - сказал Хридой Чайтанья, - и вместо этого ты погрузился в гопи-бхаву. Это не мое настроение и потому тебе больше нет смысла общаться со мной”. Шьямананда был шокирован. Он надеялся, что все разногласия между ним и его гуру окончены. Он сказал: “В конечном счете Гауридас Пандит пребывает в Радха-бхаве и Ваша Милость тоже. Это правда, что он делает упор на сакхья-бхаве, отношениях дружбы с Кришной, и что Вы доводите это настроение до совершенства. Но и Вы и Он в конечном счете думаете, как помочь гопи в их служении Шри Шри Радхе и Кришне. Все настроения благостны только потому, что они ведут к этой цели. Разве это не так?

“В форме Субала, - продолжал Шьямананда, - наш многоуважаемый Гауридас Пандит всегда поглощен Радха-бхавой в кундже. Я видел это. Под влиянием этого аналогичное настроение возникло и у меня, ученика его ученика. Что же здесь плохого?”

Хридой Чайтанья не мог принять эту идею. “Гауридас Пандит никогда не объяснял вещи таким образом, - сказал он. - Если ты заявляешь, что следуешь по моим стопам, ты должен себя вести как друг Кришны. Не тешь себя другими мыслями или же иди ищи духовной жизни в другом месте. “Я не могу последовать Вашему желанию, - печально сказал Шьямананда. - Человек не в силах изменить своей страсти к Богу. Это дело сердца. Это вопрос вечных отношений души. Конечно же, есть способ примирить эти две точки зрения. Вы мой хозяин и господин, и если Вы меня покинете, я оставлю эту бесполезную жизнь. Но, пожалуйста, не просите меня сделать то, чего я не могу сделать”.

К этому моменту Хридой Чайтанья был так разгневан, что он схватил ветку и начал хлестать ею Шьямананду по рукам, по ногам и спине. Весь в синяках Шьямананда упал на землю. Увидев, в каком состоянии он находится, маханты в гневе обратились к Хридою Чайтанье: “О, Госвами, что Вы делаете? Не бейте его так. Вы дали волю своим чувствам. Вы убьете его. Вы что этого хотите? Кроме того, он прав: гопи-бхава - это вершина всех рас. Мадхурья-раса содержит в себе все остальные, поэтому сакхья-бхава там присутствует”.

Шьямананде не понравилось, что они вмешались: “Не беспокойтесь за меня, - сказал он. - Фактически это означает, что мой духовный учитель наконец заметил меня. Он беспокоится обо мне и не хочет, чтобы кто-либо затмевал его отношения с Кришной. Он так поглощен своей конкретной бхавой, что он думает, что я несправедлив к себе, погружаясь в Радха-бхаву. Его намерения полностью духовны, и Джива Госвами даже сказал, что я должен воспринимать мои отношения с Хридоем Чайтаньей как особую милость Чайтаньи Махапрабху”.

Повернувшись к своему учителю в полном смирении, Шьямананда заключил: “Если я оскорбил Вас чем-либо, мне очень, очень жаль. Пожалуйста, простите меня. Я сделаю все возможное, чтобы думать также, как Вы”.

Маханты были впечатлены смирением Шьямананды и снова заступились за него перед Хридой Чайтаньей. Очень недовольный гуру, однако, не принял сердечную просьбу Шьямананды. Он считал это ничем иным, как неискренней риторикой и в конце концов решил закончить свои отношения с ним. Но, поскольку был уже поздний вечер, он решил отложить это до утра, еще раз все хорошо обдумав и, может быть, дать Шьямананде еще один шанс.

Когда он уже лежал в кровати, он так и не смог найти в своем сердце прощения своему ученику и решил расстаться с ним на следующий же день.

Чайтанья Махапрабху

Этой ночью Чайтанья Махапрабху явился Хридою Чайтанье во сне. После того, как Госвами смиренно поклонился, он заемтил, что белый чадар Махапрабху был покрыт кровью. Его руки, ноги и спина были покрыты ранами. Хридой Чайтанья заметил, что чадар был так пропитан кровью, что прилипал к спине Господа.

“Что случилось? - спросил Госвами Господа. - Откуда эти ужасные отметины на твоем божественном теле?” Ответ Махапрабху прошел прямо в сердце Хридоя Чайтаньи: “Это только по твоей милости, - сказал Махапрабху, - мое тело и одежда пропитаны кровью. Ты побил Шьямананду, который все равно что другой Я. Он очень дорог мне, и потому я принял наказание за него”.*

*Единственная душа, которую также защищал Махапрабху, был Харидас Тхакур, его близкий спутник. Следует отметить, что Хридой Чайтанья - это не обычная личность. Он вечный ближайший спутник Господа. То, как он обошелся со Шьяманандой, входит в лилы Господа. Внимательно изучая эти сложные отношения между преданными Господа, утонченный читатель может постичь истины вайшнавской философии.

Хридой Чайтанья бросился в ноги Махапрабху, прося прощения: “Я не знал, что Шьямананда такая особая душа. Пожалуйста, прости меня. Я теперь все ясно вижу. Если я не получу твоего прощения и твоей милости, я отдам свою бесполезную жизнь. Это не будет большой потерей. Но я хочу остаться в этом мире, чтобы искупить вину в присутствии нашего дорогого Шьямананды, от которого я так многому научился”.

Махапрабху простил Хридоя Чайтанью и велел искупить ему свой грех, организовав пять вайшнавских фестивалей. Хридой Чайтанья, переполненный благодарностью и смирением, упал к Его стопам, и Господь Чайтанья поставил Свои лотосные стопы на голову Хридоя Чайтанье, и частички пыли с Его стоп, которых так жаждут все маханты, дали ему духовное совершенство. В конце концов Хридой Чайтанья пришел в себя, поняв, что сны, в которых фигурирует Господь и Его чистые преданные, если они не противоречат святому писанию, могут быть очень ощутимой реальностью.

Он провел остаток ночи в размышлениях, вспоминая о том, как он себя повел, услышав о сне Шьямананды. Ему было очень неудобно, но он уже изменился.

На следующий день он рассказал всем махантам о том, что произошло, и, повернувшись к Шьямананде, он сказал:

“С сегодняшнего дня ты не мой слуга. Ты - моя душа и жизнь”.

Шьямананда из-за своего смирения и правильного отношения к гуру не мог вынести эти слова. Он упал к ногам Хридоя Чайтаньи и сказал: “Я твой вечный слуга, и ничто не может изменить этого”.

Хридой Чайтанья сказал Шьямананде продолжать обучение у Дживы Госвами в то время, как он вернется в Бенгалию. Шьямананда принял приказ, но явно выразил свое нежелание снова расставаться со своим гуру. Тем не менее он повиновался, а Хридой Чайтанья приготовился покинуть святую землю Кришны. Прежде, чем он ушел, все преданные помогли ему провести двенадцать фестивалей, которые прошли великолепно. Шьямананда сам собирал милостыню на расходы, прося жителей Вриндавана дать, что они могли, из своего небогатого состояния. Все приняли участие, и праздники имели огромный успех. Через некоторое время Гаудия маханты вернулись в Бенгалию.

Коммандос Ориссы

После того, как Шьямананда провел много месяцев со Шринивасом и Нароттамом, обучаясь у Дживы Госвами, трех молодых святых послали в Бенгалию и Ориссу распространять Бхакти-раса-шастры. Им присвоили титулы, как было описано ранее, и Шьямананда официально получил свое имя от Дживы Госвами.

Собственно говоря, противоречивая история с именем Шьямананды и то, что он получил его вначале от Лалиты-сундари - все это было хорошо известно жителям Враджи. Однако только после официальной церемонии присвоения титулов, имя “Шьямананда” было принято всеми преданными Гаудия сампрадаи, и после этой церемонии Шьямананду признали в восточных провинциях Индии, когда он туда приехал. И хотя его очень манила мысль стать миссионером в Бенгалии и Ориссе, он очень не хотел уезжать из Враджа с книгами Госвами. В конце концов его гуру приказал ему быть с Дживой Госвами, и именно так он и собирался сделать. Но Шри Джива напомнил ему, что Радхика сама приказала ему ехать в Ориссу и распространять там трансцендентное послание вместе с Расиком Мурари. Напоминания об этом было достаточно, чтобы он отправился с караваном книг вместе со Шринивасом и Нароттамом.

Когда книги впоследствии были украдены в Вана Вишнупуре и Шьямананду послали сначала вместе с Нароттамом в Кхентури и затем одного в Ориссу, он стал одним из самых знаменитых проповедником в истории Гаудия-вайшнавизма. Он евангелизировал большую часть Ориссы и прилегающих к ней городов и деревень. Это было непросто. Согласно “Анураги балли” к моменту прихода Шьямананды Орийсская империя была в упадке, особенно в отношении духовной морали. И, хотя Сам Махапрабху вначале превратил Ориссу и, в частности, Пури в вайшнавскую метрополию, после Его ухода большая часть вайшнавских сил была занята развитием Вриндавана, сведя на нет проповеднические усилия на Востоке. Оставались еще некоторые столпы веры среди второго поколения Гаудия вайшнавов, такие, как Гопал гуру Госвами, Дхьянчандра.

Из-за ряда неблагоприятных обстоятельств вся страна была деморализована. Гопал гуру Госвами и его ученики некоторое время продолжали вайшнавское движение, но потом все закончилось. Ученикам Гопала гуру Госвами, возможно, не хватало проповеднического огня, каким должен обладать Ачарья. Более того, их деятельность сводилась к Пури, его окрестностям, а северные районы Ориссы не попадали под их влияние. Большой спад вайшнавского движения в Пури можно отнести за счет осквернения храма Джаганатха в Пури.

Д-р Самбидананда пишет следующее: “Первый раз храм Джаганатха был осквернен Калой Пахарой и затем Патханой. Опора индуизма в Пури пережила жестокое преследование от рук фанатичных Патханов, которые не скупились, чтобы унизить вайшнавизм любым возможным способом. Орисса очень нуждалась в чрезвычайно одаренных великих Ачарьях, а также в сильных воинах, чтобы восстановить вайшнавизм”.

Первые были нужны, чтобы воодушевить людей религиозной жизнью и вернуть былую мораль и смелость населения, а вторые - чтобы защитить храм Джаганатха, славу вайшнавизма в Восточной Индии. В этот критический момент Гаудия вайшнавы западной Индии послали двух достойных защитников в лице Шьямананды и Радж Ман Сингха, чтобы восстановить былую славу Пури, первого центра Гаудия-вайшнавизма, основанного Самим Чайтаньей Махапрабху.

Самбидананда справедливо отмечает нужду Ориссы в то время в духовных и материальных лидерах для восстановления Гаудия-традиции в Ориссе после того, как она пострадала от мусульманского вторжения.

Радж Ман Сингх был уважаемый ученик Рупы-Санатана. Согласно некоторым источникам, он был учеником Рагхунатха Бхатты Госвами. Более того, поскольку он был одним из главных генералов Акбара и вместе с тем был привязан к вайшнавским махантам, под началом которых он обучался, он был идеальным политическим лидером для восстановления вайшнавизма в Ориссе.

Радж Ман Сингх

Как раз, когда Радж Ман Сингх стал правителем Бенгалии и с успехом работал над восстановлением чистоты Пури и всей Ориссы как святой вайшнавской земли, Джива Госвами послал Шьямананду, чтобы возродить духовное сознание людей, фактически два вайшнавских бойца, работая независимо друг от друга, достигли значительной гармонии для Гаудия-традиции в восточной Индии, решая монументальные задачи.

После смерти великого Патханского царя Ориссы Кутлу Кхана (1589-1590), его сыновья и главный министр были вынуждены подписать с Радж Ман Сингхом соглашение, по которому они обязались передать храм Джаганатха местным вайшнавским лидерам. Это было, однако, ненадолго. После смерти главного министра сыновья патханского царя вновь захватили храм. Этот демонстративный и нечестный акт так разгневал Радж Ман Сингха, что, будучи по натуре мирным человеком, он на сей раз решил прибегнуть к физическим действиям. По прошествии какого-то времени он не нашел никакого другого способа, как получить разрешение от Акбара силой покончить с Патханами Ориссы.

Яростная война разгорелась на берегах Сувархарекхи. Радж Сингх сам вел войска и не успокоился, пока все мусульманские солдаты не были отогнаны далеко от дома Джаганатха.

Раджа вынудил Патханов спасаться бегством и искать убежища в соседнем Чуттаке, который он окружил со всех сторон. Оставив все в руках своих помощников, он поспешил в Пури и другие святые места, связанные с памятью Чайтаньи Махапрабху. Он был встречен притесненными жителями Пури как великий спаситель, и в последствии преуспел в том, что вернул храм и большую часть Ориссы под индийское правление*(19).

Шьямананда в Ориссе

Если Ман Сингх освободил Ориссу политически, дав ее жителям необходимую религиозную свободу для практики вайшнавизма, Шьямананда внес духовное содержание в эту свободу и дал людям вдохновение. Когда титулованный ученик Дживы Госвами впервые появился в Ориссе после Вриндавана, он узнал, что его родители умерли. Это был ужасный удар. И все же это не сломило его, и он открыл проповеднический центр в своем доме в Дхарендре, где жили его родители.

Терпя оскорбления, скептицизм и религиозную нетерпимость, Шьямананда продолжал внедрять вайшнавизм как предопределенный путь к Конечной Истине.

Постепенно все признали его ученость, вежливые манеры и примерное вайшнавское поведение. Его рассматривали также как великого мистика, так как его продолжительные трансы стали известны во всех восточных провинциях. Он был знаменитый ученик Хридоя Чайтаньи, который также учился у Дживы Госвами.

Его репутация распространялась подобно огню, и он принимал многочисленных учеников из городов и богатых царств, из деревень и племен.

Через верных посыльных Шьямананда поддерживал близкий контакт с Хридоем Чайтаньей, Шринивасом, Нароттамом и другими, и с благословения Хридоя Чайтаньи Шьямананда скоро открыл второй храм в Нарасингхапуре. Много верных преданных помогали ему в этом проекте, работая миссионерами, строя храм, поклоняясь и собирая деньги. Это обеспечило ему даже больше последователей в северной Ориссе. Проработав в этой области несколько лет, он смог вернуться во Вриндаван, так как многие преданные мужчины и женщины, которые работали с ним бок о бок, были очень способными и могли продолжить миссию самостоятельно.

Визит во Враджу

Когда Шьямананда появился во Вриндаване во второй раз, он уже был известен как выдающийся вайшнав, который удачно проповедовал в Ориссе. Даже Джива Госвами выразил удивление по поводу того, как много успел сделать Шьямананда за столь непродолжительное время своего пребывания в восточных провинциях. Джива Госвами устроил ему соответствующий прием, и все маханты Вриндавана праздновали успех Шьямананды.

Путешествие во Вриндаван было для него не только паломничеством или отдыхом. Будучи там, он открыл еще один монастырь, который называется “Шьямасундар Кунджа”. В XIX веке им управлял знаменитый махант Баладев Видьябхушана и сделал его таким известным, что пилигримы и сегодня в большом количестве идут туда, чтобы посмотреть на божество Шьямасундара.

Шер Кхан

Из Враджи Шьямананда отправился в Калну, чтобы повидать Хридоя Чайтанью. Оттуда он отправился дальше на восток, чтобы принять участие в фестивале Нароттама в Кхетуре. Затем после многомесячного путешествия он вернулся в Ориссу. Говорят, что, вернувшись туда, он женился три раза, но информации о его женах и обстоятельствах его женитьб почти нет*(21).

В “Расик магнале” упоминается три женитьбы. Однако говорится только, что состоялись они в Миднапуре после его возвращения из Вриндавана.

Однако именно в это время его проповедническая миссия набрала полную силу, и вся Орисса наполнилась божественной любовью.

Према-вилас описывает интересный эпизод из его жизни сразу после его возвращения в Ориссу. Во время этого периода он начал свой фестиваль Нагара-санкиртан, во время которого он водил за собой по улицам толпы людей, которые пели и танцевали в экстазе.

Однажды Шер Кхан, воинственный Патхан и важный представитель мусульманского двора, встретил санкиртану Шьямананды. Один только вид “блаженствующих индусов” привел его в ярость. Он ворвался в самую середину и остановил его, угрожая преданным и предупреждая их, чтобы этого больше не было. Не обращая внимания на слова важного Патхана, Шьямананда на следующий день вышел на улицы с еще большим киртаном. Естественно, что это разозлило мусульманского военного, который снова оставил киртан. На сей раз мусульманские солдаты применили силу, поломали музыкальные инструменты, как мриданги, а караталы выбросили в реку. Тогда Шьямананда начал высоким мистическим голосом выкрикивать имена Радхи и Кришны. Когда Шер Кхан и его солдаты услышали эти звуки, они начали харкать кровью, а их усы и бороды загорелись. Ошеломленные силой Шьямананды, все в шоке разошлись.

На следующий день Шьямананда снова повел санкиртан и, когда Шер Кхан увидел приближающихся преданных, он бросился к стопам Шьямананды и запросил пощады. Он сказал Шьямананде: “Мой Господин, в дополнение к тому, что я вчера харкал кровью, волосы на моем лице опалились, мне приснился ужасный кошмар. Верховный Господь, Аллах, является мне. Он хлещет меня по щекам и повторяет, что он не отличен от Ахлада Сварупы, или формы Бога, которая открыта вайшнавами. Он показывает мне золотистый цвет своей кожи и говорит, что в Своей самой сокровенной форме Он есть никто иной как Шри Чайтанья Махапрабху. Далее он говорит, что ты его любимый преданный и что я должен быть инициирован в воспевание святого имени только тобой”.

Шьямананда был тронут обращением Патхана в вайшнавизм и инициировал его в Гаудия-традицию должным образом. Как и царь Бирхамбир, прославленный ученик Шриниваса, Шер Кхан получил после инициации имя “Чайтанья Дас”.

Расик Мурари

Шьямананда затем отправился в Раяни или Рохини, маленькую деревушку, расположенную на берегу реки Сувархарекха, где, как было описано, Радж Ман Сингх проложил дорогу для проповеди Шьямананды. Там Шьямананда и должен был встретить Расика Мурари - самого главного своего ученика.

Шри Радхика предсказала, что Шьямананда будет распространять вайшнава дхарму в Ориссе вместе с Расиком и, таким образом, сделает важный вклад в миссию санкиртана.* (22)

Радж Ачьюта был царем Раяни, а царицей была Бхавани. Они были великие преданные Господа, придя в вайшнавизм через Даяла Даси, благостной настоятельницы местного храма Радха-Кришны. На протяжении многих лет она вела духовно царя и царицу и даже инициировала в воспевание святого имени их маленького сына Расика Мурари.

Шьямананда пришел в Раяни как раз, когда должна была начаться чатурмасья - период четырехмесячной аскезы. Поскольку он был известным вайшнавом, Радж Ачьюта пригласил его остаться на все четыре месяца. Он подчинился царю и в этот сравнительно короткий срок обратил в вайшнавизм всю провинцию. Сын Ачьюты Расик особенно тянулся к Шьямананде из-за его чистоты и мастерского знания святых писаний. И Расик и его жена Ичча-деви **(23) стали инициированными учениками Шьямананды, и он им дал имена, соответственно, “Расикананда” и “Шьяма Даси”. В дополнение к этому он просил их всегда повторять маха-мантру:

Харе Кришна, Харе Кришна,

Кришна, Кришна, Харе, Харе,

Харе Рама, Харе Рама,

Рама, Рама, Харе, Харе!

Расик пригласил своего учителя в дом Дамодара, близкого друга, который был известным философом в деревне Чакулия. Знания Дамодара распространялись на Санкхья философию, совершенство йоги и Адвайта Веданту.

Расик надеялся, что общение со Шьяманандой убедит Дамодара в превосходстве вайшнавизма. Через несколько дней дебатов желание Расика было полностью удовлетворено, когда Дамодар полностью предался Шьямананде, приняв его как единственное убежище и единственного спасителя.

Оставив движение в руках Шер Кхана (Чайтанья Даса), Расикананды и Дамодара, Шьямананда решил провести некоторое время в Пури и посетить все места, связанные с лилами Махапрабху. Затем он отправился в свое третье, а согласно некоторым источникам - четвертое, путешествие во Вриндаван. Там его приветствовали Джива Госвами, его благожелатели и ученики, и он послал весточку Расику, чтобы тот присоединился к нему. Через несколько месяцев Расик прибыл во Враджу и погрузился в любовь к Богу. Через некоторое время они с Шьяманандой решили вернуться в Ориссу, пройдя через лес Джарикханда. Они внимательно шли по стопам Махапрабху и с каждой драгоценной милей погружались все больше и больше в любовь к Богу.

*(22) Существует некоторое замешательство в отношении вечности Расика Мурари. В Према-виласе ясно говорится, что Расик и Мурари - это два сына Раджа Ачьюты. Према-вилас даже дает имена их жен: Малати была женой Расика, а Шачирани была женой Мурари. Расик-мангал же всегда говорит о Расике Мурари как об одном индивидууме. Бхакти-ратнакара, похоже, тоже говорит, что Расик и Мурари - это разные имена одной личности - главного ученика Шьямананды (см. Бхакти-ратнакара, гл. 15, тексты 27 и 28, стр. 643). Традиционно эта последняя версия принимается схоластами, равно, как и ортодоксами Гаудия сампрадаи.

**(23) Она была известной вайшнави того времни, и об этом есть свидетельства в Бхакти-ратнакаре. Возможно. Она была первой бенгальской женщиной, написавшей известные религиозные стихи. / Для дальнейшей инф. см. Свами Мадхавананда и Р.Ц. Маджумдар “Великие женщины Индии” (Калькутта, 1982).

Гопибаллабхпур

После возвращения в Ориссу, Шьямананда поручил лично Расику провинция Кашипур, чтобы культивировать там сознание Кришны. Когда Шьямананда увидел успехи Расика, он установил красивое божество “Гопиджанабаллабха”, чтобы его ученик мог ему поклоняться и переименовал это место в “Гопибаллабхпур”. Впоследствии Шьяманнанда передал поклонение Гопиджанабаллабха жене Расика - Шьяма Даси и сделал ее главной священницей в храме. Этот храм стал важным центром ветви Вайнанды. Сорок лет Расик проповедовал от имени Шьямананды, и часто они ходили проповедовать вместе. Стандартные биографии, также, как и “Расик Мангал” и “Шьямананда Пракаш”, рассказывают, как они положили конец жертвоприношениям животных в невайшнавских областях и убедили людей по всей Ориссе и пограничных деревнях в справедливости послания Махапрабху.

Ученик-брахман из высокопоставленной семьи и его Садгопа гуру были парой, которую нельзя было остановить ничем. Они обращали в вайшнавизм и индусов, и мусульман-заминдаров (богатых землевладельцев).

Шьямананда обратил в вайшнавизм известного землевладельца Гхатшилы, Бхимадхана Бхуияна, землевладельцев Говиндапура, Удданда Роя и Раджьядхара Роя и многих других. Расик сделал вайшнавами Баидьянатха Бхандужу, правителя Маюрбханджа, царя Паташпура, Харинараяну из Панчета, Чандрабхану, царя Майны. Тысячи пошли за ними, когда они пошли за Расиком и Шьяманандой. Для всех этих людей Гопибаллабхпур стал религиозным центром.

Хридой Чайтанья услышал о замечательных успехах Шьямананды и пришел в Ориссу посмотреть на все собственными глазами. Когда он пришел в Дхарендру, он сразу отправился в дом к Шьямананде. Шьямананда конечно же был вне себя от радости и в экстазе упал к стопам своего гуру. Он сразу же послал за двумя своими лучшими учениками Расиком и Дамодаром и представил их Хридою Чайтанье.

Четверо чистых вайшнавов провели много дней вместе, обсуждая лилы Кришны и различные стратегии для большего распространения этого знания. Хридой Чайтанья затем вернулся в Калну счастливый и уверенный в том, что движение находится в надежных руках.

Ренети киртан

Существенным моментом движения Шьямананды в то время стало развитие особого стиля киртана, который стал известен как Ренети киртан. Это уникальная смесь классической музыки киртана и преданного стиля Шьямананды, зародившегося в Ранихате Паргане (район Маднупура современной Ориссы), и потому его иногда называют Ранихати киртан.

По своим мелодиям и структуре его можно сравнить с традиционным Хиндустани Тхумри, хорошо известным в Индии. Но Ренети киртан оставался провинциальным, и скоро его затмил знаменитый стиль - Манохар-шой, популяризованный последователями Шриниваса Ачарьи. Утверждают, что Ренети киртан Шьямананды был на время возрожден в XIX веке исполнителем киртанов Бени Дасом.

Литературные труды Шьямананды

Шьямананда написал немного книг, так как большую часть времени он проводи в активной проповеди и путешествуя. В дополнение к этой работе и тому стилю киртана, который популяризировали его последователи, он написал несколько трудов. Философы обычно включают в этот список “Говинда Мангалу” - короткую книгу о Господе, его жизни и “Адвайта Таттва”, которая объясняет учение Мадхавендры Пури Адвайты Ачарьи.

Однако авторство Шьямананды в отношении обеих работ остается под вопросом*. Обычно признается, что Шьямананда написал работу под названием “Вриндаван Парикрама”, которая описывает наиболее важные святые места Враджи. Говорят, что он также написал “Упасана Сара Самграха”, которая сейчас является редкой рукописью о науке преданного служения согласно наставлениям, полученным от Дживы Госвами. Есть также стихи, приписываемые Шьямананде, наиболее известные из которых есть в антологии Апракашита Падаратнавали. В этой работе он описывает одну из многих тайных встреч Радхики с Кришной.

Сочинение Расика на санскрите о жизни его учителя под названием “Шьямананда Шатакам”, тоже важная работа для вайшнавов Шьямананда. Радхананда, старший сын Расика и наследник Гопибаллабха Матха написал книгу “Радха Говинда Кавья”, которая является прекрасной поэзией в духе преданности по примеру “Гиты Говинды” Джаядева. Наянанда был старшим сыном Радхананды и был напрямую инициирован Расиком. Он был активным проповедником, но литературных трудов у него не было.

*Есть свидетельства, что эти книги были написаны вашнавом по имени Шьямдас, поэтом из Харихарапура в районе Мединипура в Бенгалии. Он жил вскоре после Шьямананды.

Шьямананда уходит

Однажды Шьямананда получил послание, что Хридой Чайтанья скончался в Калне. В этот момент все его достижения показались ему пустой шелухой, так как все это он делал, чтобы доставить удовольствие своему гуру. Он не мог оставаться один и послал за своими учениками, чтобы поговорить о славе Хридоя Чайтаньи. Они устроили фестиваль в его честь, и постепенно Шьямананда смог вернуться к своей проповеднической деятельности. Вскоре, однако, пришло сообщение, что его дорогой ученик Дамодар также покинул этот мир. Говорят, что Шьямананда так и смог оправиться от этого шока и с этого дня серьезно заболел.

Болея, он находился в царских покоях Удданда Роя в Нарасингхапуре. Пробовали разные медицинские средства, но тщетно. Он продолжал принимать людей, и до последнего вздоха активно проповедовал вайшнавскую философию. Он открыто назначил Расика своим духовным преемником и попросил всех своих последователей повиноваться Расику.

“Те, кто не будут подчиняться Расику, - сказал он, - будут считаться мне чужими”. Он также попросил Расика позаботиться о его женах и усилить проповедническую деятельность. Так он скончался в середине XVII века.

Расик проследил за строительством красивой гробницы (самадхи) в Нарасингхапуре, которая сейчас находится в штате Майурбхандж в Ориссе. Расик провел изысканную церемонию в честь своего ушедшего учителя. Тысячи вайшнавов и мусульманских руководителей, заминдаров, царей, цариц и других людей присутствовали на ней, чтобы отдать последнюю дань возвышенному преданному, который обратил в вайшнавизм всю Ориссу.После ухода своего гуру Расик продолжал расширять движение. Ему также удалось уладить разногласия между вдовами Шьямананды, разногласия, которые грозили расколоть движение. Из всех его более поздних достижений его вспоминают в особенности за то, что в память о приказе Махапрабху Хридою Чайтанье провести двенадцать фестивалей, Расик установил двенадцать праздничных дней для всех вайшнавов - последователей Шьямананды, которые соблюдаются и сегодня.

1) День ухода Шьямананды

2) Хера Панчами

3) Ратха-ятра

4) День прихода Махапрабху

5) Годовщина ухода Гауридаса Пандита

6) День явления Шри Кришны

7) День явления Радхи

8) Церемония Уттхана Экадаши

9) Расотсава

10) Дол Ятра

11) Коджагари Лакшми утсав

12) Годовщина ухода Хридоя Чайтаньи

Заключение

Так же, как Шринивас был воплощением экстаза Махапрабху, а Нароттам Дас Тхакур был воплощением экстаза Нитьянанды Прабху, так и Шьямананда Пандит, как говорят, был воплощением экстаза Адвайты Ачарьи. Их лилы непостижимы, и то благо, которое получает человек, просто слушая о них, не поддается воображению. Вечно освобожденные души, так же как эти, приходят в наш мир с конкретной целью, и их лилы служат очищению и просветлению всех, кто слушает о них. Как души вне несовершенства, они, естественно, не нуждаются в какой “практике” или “садхане” в какой-либо из дисциплин преданного служения. И все же они демонстрируют лилы постепенного достижения совершенства, чтобы подать пример многим поколениям вайшнавов, идущих за ними.

Я попытался суммировать безграничную деятельность существ, которые вне моего понимания. Даже те лилы, которые известны нам и описаны в этой книге, пересказываются по-разному и имеют свои понимания, которые невозможно расшифровать для обусловленных душ. Поэтому мы надеемся, что эта маленькая капля в океане нектара дала возможность нашим читателям увидеть, насколько велик океан. Если эта работа подтолкнула хоть одну личность на плавание в нектарных водах вайшнавского океана, она будет стоить времени и усилий, затраченных на нее.

Автор: Сатьяраджа дас

Книга: "Жизнь вайшнавских святых"

Обновлено (23.12.2010 18:14)