Дхама-махатмья
Home Бенгалия Навадвипа Маяпур История Маяпура

postheadericon История Маяпура

mayapurНесомненно, значительную главу в истории Навадвипы составляет история основания и строительства уникального в своем роде духовного города, который ныне стал штаб-квартирой ИСККОН. Маяпур-чандродая-мандиру в том виде, в котором он известен сейчас, предшествовало многое.

 

Хотя возраст его насчитывает всего несколько десятков лет, прошлое, которое стоит за ним, настолько богато событиями, что в этом он может дать фору многим древним городам. Конечно, Маяпур вряд ли появился бы на свет, если бы не те усилия, которые в прошлом предприняли Бхактивинода Тхакур и Бхактисиддханта Сарасвати, но все-таки, душой строительства этого чудесного города был и остается Шрила Прабхупада. Мы уже много говорили о вкладе великих ачарьев прошлого в развитие Шри Навадвипа-дхамы, но теперь настало время рассказать о том, как пришел на эту святую землю ИСККОН. В своем рассказе мы будем опираться на главы «Шрила Прабхупада-лиламриты», а также на воспоминания участников событий.

Уже в 1966 году, составляя документ об основании Международного общества сознания Кришны, Шрила Прабхупада, определяя его цели, упомянул о своем намерении «построить для членов общества и всех людей город в одном из святых мест, где проходили трансцендентные игры Кришны, Верховной Личности Бога». Идея «построить город» вполне соответствовала его масштабам.

В 1967 году Шрила Прабхупада впервые привез в Маяпур своих западных учеников: Ачьютананду и Рамануджу. Двадцать четвертого октября 1967 года, после визита в Калькутту, Шрила Прабхупада вместе с Ачьютанандой и Рамануджей выехал в Навадвипу. Дорога на пригородном поезде заняла четыре часа.

На вокзале Навадвипы их встречала киртаном большая группа брахмачари, почти все — из Девананда Гаудия Матха Бхакти Прагьяны Кешавы Махараджа. Они предложили Прабхупаде и его спутникам гирлянды из ароматных, похожих на лотосы цветов и с благоговейным восторгом столпились вокруг. Среди встречающих были и ученики Шридхары Махараджи, которые ждали с рикшами, чтобы отвезти гостей в ашрам своего гуру. Прабхупада уже пообещал Шридхаре Махарадже, что посетит его ашрам. А преданным из Девананда Матха он сказал, что приедет к ним сразу после этого.

У внешних ворот ашрама Шридхары Махараджа Шрилу Прабхупаду приветствовала группа санкиртаны, поющая «Харе Кришна» в сопровождении каратал и мриданг. Он вошел в храм, почтительно поклонился Божествам Радхи и Кришны, а затем пошел проведать своего духовного брата.

Через три дня в матхе состоялось празднование вьяса-пуджи Шридхары Махараджа, в честь которой его ученики возвели пандал и на которую собралось около сотни человек. Шрила Прабхупада прочитал перед собравшимися речь на бенгали.

Каждое утро перед восходом солнца Шридхара Махарадж посылал группу брахмачари проводить киртаны в окрестных деревнях. По просьбе Шрилы Прабхупады Ачьютананда и Рамануджа тоже присоединились к ним, и теперь уходили из храма до восхода солнца, а возвращались уже затемно. Шрила Прабхупада и Шридхара Махарадж обычно оставались в храме, но в один из дней они сели на рикшу и вместе с поющими учениками прошли по улицам Навадвипы.

Шрила Прабхупада посетил также Девананда Гаудия Матх, где выступил с речью на бенгали.

Проведя в Навадвипе девять дней, он решил, что пора возвращаться в Калькутту — готовиться в обратный путь, в Соединенные Штаты. Он и двое учеников на рикшах добрались до Навадвипы и сели на утренний поезд до Калькутты.

В тот приезд Шрила Прабхупада уже присмотрел в Маяпуре участок земли и попросил Ачьютананду попытаться его купить. Но Ачьютананда так и не смог ни о чем договориться с мусульманином, владевшим этой землей. Прабхупада написал в Маяпур письмо, в котором просил одного из духовных братьев помочь Ачьютананде купить землю, но получил ответ от его секретаря, в котором тот писал, что этот человек ничем не сможет ему помочь.

Шрила Прабхупада в Навадвипе


В 1970 году в Маяпур приехал молодой ученик Шрилы Прабхупады, Шриман Джаяпатака дас, которому суждено было сыграть ключевую роль в строительстве и развитии Маяпура.

Джаяпатака Свами: Мы остановились в Гаудия Матхе. Пару месяцев я жил в храме Бхакти Даиты Мадхавы Махараджа. Это было интересно. Поскольку я прожил там несколько месяцев, они до какой-то степени считают меня своим. Но Шриле Прабхупаде это не очень нравилось, и он сказал нам, что мы должны найти себе какое-то другое место, за пределами Гаудия Матха. Мы нашли одного доктора, который строил больницу, и он пустил нас к себе. Больница открывалась только через полгода, и полгода мы могли жить в ней абсолютно бесплатно. Хозяин считал, что, пустив туда садху, он очистит будущую больницу. Это было совершенно новое здание, там не было даже мебели, и нам нужно было раздобыть какую-нибудь кровать, стол, стулья для Прабхупады. Мы хотели устроить ему хороший прием. Мы сообщили в газеты, что в Индию возвращается великий проповедник А.Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупада. Мы написали, что он завоевал своей проповедью весь Запад, и так создали хорошую рекламу его приезду.

Ачьютананда знал бенгали, я же только учился. Моего запаса слов хватало, чтобы купить что-нибудь на базаре и читать вывески.
Следующий визит Шрилы Прабхупады в святую дхаму состоялся в сентябре 1970 года. В это время он, в сопровождении небольшой группы людей, отправился на поезде в Навадвипу, где их встретили преданные из Девананда Матха. Там Прабхупаду и его учеников ожидал особый прасад и удобные комнаты.

Но через несколько дней начались дожди. Они шли день за днем, и Ганга поднималась все выше и выше, так что пересечь стремительно несущуюся реку и попасть в Маяпур стало уже невозможно. Поскольку признаков того, что в ближайшее время дожди прекратятся, не было, Прабхупада решил уехать.


Шрила Прабхупада продолжал бороться за то, чтобы получить участок земли в Маяпуре. Оставив всякую надежду на помощь духовных братьев, он вел переговоры с мусульманскими фермерами в Маяпуре через своих бенгальских друзей. В марте 1971 года Прабхупада отправил двух своих учеников — Тамала Кришну и Бали-мардану — в Маяпур, чтобы те купили там землю. Он велел им не возвращаться, пока сделка не будет закончена, но прошло шесть дней — срок более чем достаточный — а вестей от них никаких не было.

Земля, которую они хотели купить, — это был участок в 9 бигхов [2,25 га] на Бхактисиддханта-роуд, в полутора километрах от места рождения Господа Чайтаньи Махапрабху. Братья Сек, фермеры-мусульмане, поначалу запросили очень высокую цену, и лишь потом одному калькуттскому адвокату, хорошо знающему Навадвипу, удалось договориться с ними о приемлемой цене. Братья Сек согласились на четырнадцать с половиной тысяч рупий, и Прабхупада распорядился снять деньги со своего счета в банке в Кришнанагаре. Затем Тамала Кришна и Бали-мардана отправились в Маяпур, а Прабхупада остался в Калькутте. Он продолжал заниматься делами, но мысли его то и дело возвращались к ученикам.

На исходе шестого дня ученики вернулись с радостной вестью: земля куплена.

Шрила Прабхупада в Навадвипе

Первое время преданным трудно было понять, зачем Прабхупаде земля в Маяпуре. Один из них специально съездил из Калькутты в Маяпур, чтобы посмотреть на новую собственность ИСККОН и вернулся, разочарованный:

— Что же мы там будем делать? Это просто большое пустое поле. Там же ничего нет!

— Поскольку там нет заводов и машин, — ответил Прабхупада, — ты думаешь, что там нечего делать. Но в Маяпуре мы будем петь «Харе Кришна». Мы построим там большой храм, и преданные со всего мира смогут там собираться и петь «Харе Кришна» в месте рождения Господа Чайтаньи.

28-го мая Прабхупада написал:

«Вы обрадуетесь, узнав, что мы купили в Маяпуре, месте рождения Господа Чайтаньи, около двух гектаров земли и предполагаем провести там хороший двухнедельный фестиваль, который начнется в Джанмаштами. Тогда же мы заложим и первый камень в фундамент. Я хочу, чтобы все наши старшие ученики приехали на это время в Индию. У нас сейчас пятьдесят филиалов, поэтому на торжества должен приехать, по крайней мере, один преданный из каждого центра».

Прабхупада попросил верховного комиссара Индии в Великобритании пригласить премьер-министра Индиру Ганди на церемонию закладки первого камня храма ИСККОН в Маяпуре. Он написал своим ученикам в Индии, что если Индира Ганди не согласится присутствовать на церемонии, они должны уговорить приехать, по крайней мере, губернатора Бенгалии Шри С.С. Дхавана.

Тем временем в Лондоне Прабхупада встретился с несколькими учениками — профессиональными архитекторами и проектировщиками. Он хотел, чтобы они занялись проектом будущего маяпурского храма. Нара-нараяна строил колесницы для Ратха-ятры и разрабатывал дизайн храмовых интерьеров. Раначора изучал архитектуру, а Бхавананда был профессиональным дизайнером. Но, поскольку Прабхупада уже продумал план застройки Маяпура, его ученикам оставалось только сделать чертежи и макет. Сам он намеревался немедленно начать собирать деньги и обеспечить поддержку этому проекту в Индии.

Прабхупада объявил, что главный храм в Маяпуре должен быть не менее 90 метров высотой! Наводнения во время муссонных дождей и песчаные почвы Маяпура — все это создаст большие трудности, сказал он. Здание придется строить на специальном фундаменте, наподобие плавучей платформы. Впоследствии это подтвердил и инженер-строитель.

Услышав от верховного комиссара Индии, что премьер-министр не сможет участвовать в церемонии закладки первого камня в Маяпуре, Прабхупада расстроился. Тем не менее, он принял это как волю Кришны и сказал, что для проведения церемонии пригласит какого-нибудь влиятельного вайшнава — в крайнем случае, сделает это сам. «В целом, — писал он, — таково было желание Господа Чайтаньи, чтобы священный акт закладки первого камня проводился не каким-нибудь мирянином, а вайшнавом».

Наступил сезон дождей, и Ганга вышла из берегов, затопив всю землю ИСККОН. Ачьютананда Свами построил хижину из бамбука и соломы, где вскоре предстояло остановиться Прабхупаде, но вода поднялась так высоко, что Ачьютанаде Свами пришлось жить на балочных перекрытиях. Он написал Прабхупаде, что, если бы не дорога Бхактисиддханты, урон был бы намного больше. Прабхупада ответил: «Да, дорога Шрилы Бхактисиддханты спасла нас. Мы всегда должны уповать на спасительную помощь Его Божественной Милости Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати Госвами Махараджа Прабхупады. Всегда молитесь Его лотосоподобным стопам. Какого бы успеха в проповеди миссии Господа Чайтаньи по всему миру мы не достигли, это только по Его милости».

Джаяпатака Свами: Мы жили в небольшой хижине, крытой травой. За ней располагался навес, где была кухня. Туалет находился неподалеку. За домом мы вырыли колодец. Он был укреплен специальными кольцами, удерживающими почву. Между туалетом и колодцем была дорожка.
Соломенная хижина была 3 метра шириной, плюс полутораметровая веранда. Длина веранды была около восьми метров. Когда в Маяпур приезжал Шрила Прабхупада, он останавливался в одной половине, а мы — в другой. Но когда мы начинали храпеть, он выгонял нас на улицу, и мы спали прямо под деревом.

Я пытался создать самоокупаемую общину, поэтому мы сами выращивали овощи. Шриле Прабхупаде это нравилось. С той же целью я приобрел один пчелиный улей.

Кроме соломенной хижины, мы построили гошалу. У нас была всего одна корова, которую звали Камадхук, по имени той ведической коровы, которая давала безграничное количество молока. Корова и вправду давала неплохой удой. Она была смешанной породы, наполовину «иностранка», наверное, поэтому она прожила с нами довольно долго.

В Маяпуре не было магазинов. Только поля, дороги и соломенная хижина. И до следующего храма ничего больше не было. Ганга находилась довольно далеко от того места, где мы жили, и чтобы дойти до нее, нужно было идти через поля.

Церемонию закладки первого камня в Маяпуре Прабхупада отложил до Гаура-пурнимы (дня явления Господа Чайтаньи) — 29 февраля 1972 года. Он попросил учеников организовать большой праздник с пандалом и бесплатным пиром для гостей. На этот праздник должны были съехаться его ученики со всего света.

В декабре, когда между Индией и Пакистаном разгорелась война за Бангладеш, индийское правительство запретило иностранцам оставаться в северных районах Западной Бенгалии — именно там, где расположен Маяпур. Преданным пришлось уехать, и вернулись они лишь через несколько недель, когда война уже закончилась. Они продолжили прерванную подготовку к фестивалю, и за несколько дней до Гаура-пурнимы к ним приехал Шрила Прабхупада.

Осматривая жилье для преданных, Прабхупада увидел две просторные белые брезентовые палатки — одну для мужчин, другую для женщин — освещенные лампами дневного света. Большой шатер-пандал стоял, окруженный другими палатками, а маленькая палатка позади пандала служила кухней. Небольшую огороженную территорию со всех сторон обступали рисовые поля, поэтому земля была слегка влажной, а в самих полях, залитых водой, жили и плодились огромные комары, обычно появлявшиеся на закате. Условия жизни в Маяпуре были крайне просты, но многие из собравшихся на праздник преданных уже полтора года путешествовали по Индии, живя то в грязных дхармашалах с голыми стенами, то в холодных палатках, и привыкли ко всему.

Прабхупада поселился в простой, крытой соломой хижине с земляным полом, которая занимала площадь около тринадцати квадратных метров. Тоненькая перегородка отделяла главную комнату от помещения для слуг. Впереди находилась небольшая веранда, позади — садик, где Прабхупаде делали массаж. Там же стоял ручной насос для омовения и уборная. Когда преданные стали извиняться перед Прабхупадой за столь скромное жилище, он ответил, что любит естественную простоту.

Шриле Прабхупаде дарят первую модель храма

Живя в Маяпуре столь просто и непритязательно, Прабхупада говорил, что ему видится здесь великолепный город. Божества Радхи-Мадхавы (которым он поклонялся на Ардха-кумбха-меле в Аллахабаде, в 1971 году) стояли в палатке. Живя просто и счастливо в своей соломенной хижине, он собирал там учеников и делился с ними своими замыслами. По его просьбе преданные сделали небольшой макет здания, которое предстояло построить первым, и чертежи будущего Храма Ведического Планетария.

Бхавананда Прабху: В своей хижине Прабхупада сидел на бамбуковом помосте. Внутри не было ничего, кроме кровати и нескольких циновок на полу. Там он чувствовал себя счастливее, чем где бы то ни было. Еще мы поставили там вентилятор, и Прабхупада очень этому обрадовался. Ему нравилось в Маяпуре, потому что все было очень просто. Уборная находилась на улице, но он вовсе не был против. Он наслаждался буквально всем. В то время он назначил управляющими Маяпура Джаяпатаку и меня. Право подписи банковского поручения, чтобы снимать со счета деньги на строительство здания, он дал четырем преданным. В Индии, чтобы просто открыть счет, нужно приложить немало усилий. Мы видели, как строг был в этом отношении Прабхупада. Он знал, насколько это рискованно — ведь стоило вам не заполнить какие-то бланки, банк мог запросто придержать ваши деньги, а если бы вы захотели, например, закрыть счет, то чиновники запросто могли вам этого не позволить. Мы были наивны и неуклюжи, словно дети, поэтому Прабхупаде приходилось учить нас бухгалтерии и менеджменту.

Джананиваса Прабху: В первый раз, придя посмотреть на Божества, Прабхупада спросил: «Кто одевает Божества?» Кто-то ответил: «Джананиваса». Божества стояли на простом, ничем не украшенном кафельном постаменте. Мы просто поставили Их туда, но Прабхупада смотрел на Них с такой любовью! Обычно он приходил на даршан каждый день. Однажды он зашел в комнату Божеств, а меня там не было. Пришли какие-то индийцы, и я побежал в соседнюю комнату, которая находилась всего в трех метрах, чтобы принести им «Назад к Богу».

Когда же я вернулся, перед Божествами стоял Прабхупада и получал даршан. И он сказал мне:

— Ты всегда должен быть тут. Люди приходят, а с Божествами никого нет.

— Шрила Прабхупада, я только за журналом сбегал. Это в двух шагах, — ответил я, но он посмотрел на меня, словно говоря: «Опять ты оправдываешься», — и, повернувшись к Бхавананде, распорядился:

— Этому юноше, Джананивасе, нужна помощь. Он ведь обычный человек и не может за всем поспеть.


Целыми днями, а особенно по вечерам, преданные толпились на сцене внутри полосатого оранжевого шатра. Посреди сцены, на традиционной бенгальской симхасане, сделанной из резных банановых стволов и украшенной разноцветной фольгой и цветочными гирляндами, стояли Божества Радхи-Мадхавы. Прабхупада предоставил своим ученикам возможность самим выступать перед публикой. Главным оратором был Ачьютананда Свами, говоривший на бенгали.

Люди шли непрерывным потоком, и преданные распространяли «Обратно, к Богу» на бенгали, английском и хинди. По вечерам они показывали слайды или фильмы. Из своего окна Прабхупада с особым удовольствием наблюдал за раздачей прасада. Ему нравилось смотреть, как сотни сидящих рядами жителей соседних деревень едят с круглых тарелок, сделанных из листьев, кичри.

В день Гаура-пурнимы в Маяпур прибыли десять санньяси, духовных братьев Прабхупады, чтобы вместе с его учениками и сотнями собравшихся здесь гостей принять участие в церемонии освящения и закладки первого камня. Прабхупада был с ними очень любезен и дружелюбен.

Сидя на подушке рядом с жертвенным алтарем и повторяя на четках мантру, Прабхупада дал первое посвящение шести бенгальским преданным и санньясу молодому ученику из Америки. Затем выступили духовные братья Прабхупады и в своих речах дали высокую оценку деятельности Прабхупады в странах Запада.

Наконец, все собрались вокруг ямы площадью в два квадратных метра и глубиной четыре с половиной метра. По краям лежали различные предметы, которые, согласно священным писаниям, следовало заложить в шахту: пять видов цветов, пять видов злаков, пять видов листьев, пять различных металлов, пять видов фруктового сока, пять видов красящих порошков, пять видов фруктов и пять видов драгоценных камней. Духовный брат Шрилы Прабхупады, Пури Махараджа, спустился по лестнице в яму, чтобы возложить на украшенный цветами кирпичный алтарь кокосовые орехи и листья банана в сосуде.

Закладка первого камня

Следом за ним в яму спустился Прабхупада, держа в руках коробку, в которой находилось мурти Ананта-Шеши — золотое, с рубиновыми глазами. Прабхупада установил Ананта-Шешу на алтаре и по лесенке поднялся наверх. Затем, счастливый, Прабхупада пригласил всех кидать в яму свои пожертвования — цветы, деньги, а в конце — горсть земли.

Праздник продолжался пять дней. По его окончании Прабхупада уехал во Вриндаван, где планировал провести еще одну церемонию закладки фундамента. Участок в Майяпуре по-прежнему находился в первозданном состоянии, и Прабхупада настоятельно просил учеников в Индии продолжать сбор средств, необходимых для постройки храма.

Джаяпатака Свами:
Шрила Прабхупада хотел, чтобы мы закончили постройку здания гостиницы уже к следующему фестивалю. Мы начали строительство очень быстро. Мы закупили все материалы, кирпичи, и нам пришлось построить дополнительный склад для цемента. Этот склад стоял напротив соломенной хижины, там, где сейчас находится сад Самадхи. В складе было три комнаты: одна — для цемента, другая — для прочих стройматериалов, а третья стала офисом строительства. В этом офисе я и поселился. Там был вентилятор — роскошь для соломенной хижины — и целых два стола.

Все пытались у нас что-нибудь украсть. Нужно было пересчитывать кирпичи, поскольку нам старались продать их либо меньше, либо худшего качества. Я стал настоящим специалистом по стройматериалам. Когда приезжали грузовики с песком, нам нужно было специальным щупом измерять его уровень в кузове, поскольку рабочие насыпали больше песка к бортам, а в середине было меньше. Для здания Шрилы Прабхупады нам были нужны лучшие материалы, поэтому мы старались. Каждый день приходилось заниматься этими делами, и на это уходило много времени и сил. Но Шриле Прабхупаде нужно было «здание, а не кирпичи». Мы нашли подрядчика, который обещал построить здание хорошего качества. Мы наняли рабочих, инженеров, и сами постоянно ходили на стройку, чтобы следить за тем, как они работают. Мы купили бетономешалку, и этаж за этажом, здание начало расти. Прабхупада был очень доволен. Мы заключили контракт с мастером, специалистом по мрамору, и сделали мраморные полы на первом, втором и третьем этаже. На четвертый этаж не хватило денег. В итоге, когда Шрила Прабхупада приехал, здание было почти закончено. Правда, в нем пока еще не было системы водоснабжения, но, несмотря на это, Прабхупада все равно поселился там.

1 июня 1973 года

Шрила Прабхупада переселился в новое здание, хотя оно еще не было достроено. Он занял две смежные комнаты на втором этаже, одна из которых стала его кабинетом, а другая — спальней. Тем временем в алтарной комнате и в других частях здания продолжались строительные работы.

В день переезда Прабхупады налетел ураган: небо заволокло огромными черными тучами, и поднялся сильный ветер. Однако ненастье длилось недолго, и причиненный ущерб был незначителен.

По вечерам в комнату к Прабхупаде приходил пуджари из храма, Джананиваса. Он приносил глиняный горшок с раскаленными углями и ладан и тщательно окуривал комнату. Делал он это для того, чтобы выгнать насекомых, но Прабхупада считал, что это, кроме всего прочего, очищает атмосферу.

Преданных в Маяпуре было мало, и Прабхупада проводил время, занимаясь переводами, принимая гостей или беседуя с учениками, руководившими строительством маяпурского центра.

Бхавананда Прабху:
Рабочие-мраморщики жили в хижинах из пальмовых ветвей у самой стройплощадки. Возле строящегося здания гостиницы стояла колонка — здесь мы мылись, и отсюда же рабочие брали воду, чтобы приготовить раствор. Чуть поодаль стояли два туалета, один — женский, а другой — мужской. Это были просто две ямы в земле, огороженые соломенными щитами. В бурю, под проливным дождем, нам приходилось тащиться в туалет, утопая в грязи. А кругом полно змей. Дикое место! Одно слово — стройка. Нормальные люди на стройках не живут, а мы — жили. Мы приехали сюда ради Шрилы Прабхупады. И это пошло нам на пользу. Ни ванны, ни других удобств — только голые цементные полы.

Вокруг простирались рисовые поля. Добираться от границы участка до храма (а это около двухсот метров), приходилось по земляным гребням, разделяющим залитые водой рисовые поля. Кухня, сооруженная из стволов бамбука с натянутым на них брезентом, располагалась тут же, неподалеку от входа.

Преданным большей частью приходилось сидеть без света, так как электричество постоянно отключали. Вечерами они зажигали керосиновые лампы. Прабхупада требовал, чтобы преданные каждый день разбирали эти лампы, подрезали фитили и мыли стекла.

Прабхупада показал преданным, как строить простые жилища. Он хотел, чтобы со стороны дороги они обнесли участок стеной с воротами, а к стене пристроили комнатушки — «лачуги», как он их называл. В этих хижинах и жили бы преданные. Он сказал, что на территории нужно посадить кокосовые пальмы и бананы.

Весь июнь Прабхупада мирно и счастливо прожил в недостроенном здании Маяпур-чандродая-мандира. Он писал: «В Маяпуре я чувствую себя гораздо лучше. Огромное преимущество этих мест — открытый воздух и легкий, приятный ветер, благотворно влияющий на любые болезни легких… Маяпур куда лучше Лос-Анджелеса: здесь можно вволю надышаться свежим воздухом. Климат не слишком жаркий, правда, немного влажный, но в целом весьма приятный. Местоположение нашего мандира выбрано чрезвычайно удачно. Посетители отмечают, что даже в изнурительный зной он хранит прохладу».

Март 1974 года

Храм был закончен и сиял блеском мраморных полов, свежей краской стен и хрустальными люстрами, подвешенными за несколько дней до приезда Прабхупады.

Целую неделю Прабхупада жил с учениками в Маяпуре, каждый день читая лекции и часами беседуя с небольшими группами преданных. В день Гаура-пурнимы он спустился к Ганге и окропил голову священной водой, а ученики ныряли в воду с высокого берега и плавали. На следующий день он отправился во Вриндаван.

7 февраля 1977 года

Больше восьмидесяти мальчиков-бенгальцев, учащихся гурукулы, и около сотни других преданных приветствовали Прабхупаду у главного входа в Маяпур-чандродая-мандир. Владения ИСККОН утопали в цветах, и свежевыкрашенное здание храма сияло, словно красноватые лучи восходящего солнца. Новое здание, длинный жилой корпус, было почти готово.

Шрила Прабхупада пожелал осмотреть новое здание, которое, по словам Джаяпатаки Свами, было самым длинным зданием Западной Бенгалии, — оно протянулось больше, чем на двести метров. Прабхупада сказал, что оно похоже на поезд. Он осмотрел все комнаты и напомнил, что к празднику они должны быть готовы. Проходя по веранде, он заметил:

— Прямо как на Пятой авеню.

Прабхупаде особенно нравилось, что Майяпур-чандродая-мандир постоянно расширяется и становится все краше. Стоя на балконе, он любил смотреть, как в храм приезжают гости и как работают преданные, претворяя в жизнь все новые и новые планы.

22-го февраля в калькуттском аэропорту Думдум совершил посадку Боинг-747 авиакомпании «Эйр-Индия» с тремястами пятьюдесятью преданными на борту. Это был специальный рейс — все пассажиры были вайшнавами. Самолет летел из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк, а затем в Лондон, подбирая при каждой посадке все новых и новых преданных. Для Калькутты это было историческое событие: Боинг-747 приземлялся здесь впервые. По этому случаю в аэропорт прибыли мэр, местная полиция, руководители компании «Эйр-Индия» и представители средств массовой информации. Один из преданных сказал репортеру, что этот аэробус с Запада принес в Калькутту милость Господа Чайтаньи и Шрилы Прабхупады. Десять автобусов, заполненных преданными двинулись в Маяпур.

Шрила Прабхупада в Маяпуре

Вскоре в Маяпур-чандродая-мандире закипела духовная жизнь; фестиваль Гаура-пурнимы был в самом разгаре.

В день открытия в пандале выступил представитель правительства, который официально объявил о начале фестиваля. Он перерезал ленточку, и вместе со Шрилой Прабхупадой они прошли по длинному коридору первого этажа нового здания, осматривая фотовыставку, посвященную центрам ИСККОН по всему миру. Дойдя до середины коридора, Шрила Прабхупада остановился, покачал головой и сказал:

— Невероятно.

До Гаура-пурнимы оставалось всего несколько дней, и в центр ИСККОН каждый вечер приходили тысячи бенгальских паломников. Они потоком текли в храмовый зал, чтобы принять участие в киртане и получить даршан Радхи-Мадхавы, а потом осматривали фотовыставку ИСККОН. Это был самый большой и самый организованный фестиваль из всех, которые когда-либо проходили в Маяпуре до этого.

В день Гаура-пурнимы Шрила Прабхупада дал первое посвящение более чем двумстам ученикам, и еще сто получили второе посвящение. Весь день через ворота сплошным потоком двигались люди; с четырех утра до позднего вечера все дороги были переполнены, а киртаны собирали толпы внимательных слушателей.

В том же 1977 году, в конце лета, в Маяпуре произошло несчастье.

Около пятидесяти мусульман крали с земли ИСККОН урожай, и когда преданный по имени Нитайчанд попытался остановить их, они напали на него и поранили ему голову в трех местах. Позднее, когда Нитайчанд находился в храмовом лазарете, эти же самые люди нагрянули туда и избили его, а помимо этого, сорвали с одной из женщин одежду. В это же время на комплекс напали еще 250 человек — они сломали ворота, перерезали телефонные и электрические провода и испортили водяные насосы. Пытаясь отпугнуть шайку, Бхавананда выстрелил в воздух, но, видя, что бандиты не расходятся, открыл огонь на поражение и ранил двоих.

Во время нападения бандиты сломали одному из учителей гурукулы обе руки и избили многих преданных. Через два часа приехала полиция и порекомендовала преданным написать заявление в полицейский участок Кришнанагара, что в тридцати километрах от Маяпура. Когда преданные прибыли туда, их тут же арестовали, а двум серьезно пострадавшим преданным даже отказали в медицинской помощи. Прабхупада, бывший тогда во Вриндаване, сказал, что это заговор, организованный с целью выжить из Маяпура преданных ИСККОН.

Через несколько дней по почте пришел полный и подробный отчет Джаяпатаки Свами с места событий в Маяпуре. Местные жители были возмущены произошедшим и организовали сбор подписей в поддержку храма ИСККОН. Вопреки ложным сообщениям в прессе, людям постепенно стали известны достоверные факты. В ярких красках Джаяпатака описывал, как Бхавананду и других преданных в цепях вели в суд, а жители Навадвипы выражали им почтение. Он рассказывал, как преданные, по-прежнему находясь в тюрьме, постоянно повторяют Харе Кришна.

После ухода

Шрилы Прабхупады руководить развитием Маяпура было поручено Джаяпатаке Свами. По его воспоминаниям, первое время ему было очень трудно. Каждую неделю им выдавали небольшую сумму денег, которой должно было хватить на все расходы, включая питание брахмачари. Чтобы справиться с этой сложной ситуацией, Джаяпатака Махараджа, следуя наставлению Шрилы Прабхупады, постарался развить на земле ИСККОН сельское хозяйство, чтобы община стала самодостаточной. Он стал использовать современные методы фермерства для повышения урожая, и постепенно ИСККОН стал менее зависим в этой сфере. Также Шрила Прабхупада попросил его учить бенгальский язык. Как и ожидал Джаяпатака Свами, применение современных методов земледелия принесло лучшие урожаи, чем у местных фермеров, и он, исполненный природной доброты, поделился секретами с соседями. Крестьяне остались очень довольны его руководством.

Практически каждый год в Западной Бенгалии и Бангладеш случалось большое наводнение. Во время наводнения 1978 года в Бенгалии Джаяпатака Свами распространял прасад пострадавшим деревенским жителям, рискуя ради этого своей жизнью. С тех пор программа распространения пищи нуждающимся, возглавляемая им, продолжает это его начинание. Самоотверженное служение Джаяпатаки Свами побудило некоторых видных индусов и десятки тысяч деревенских жителей подать петицию в индийское правительство с просьбой дать ему индийское гражданство.

В наши дни Маяпур продолжает успешно развиваться и расти и поражает всякого, кто приезжает туда, царящей повсюду неповторимой духовной атмосферой.

Строительство Храма Ведического Планетария из-за сложностей с коммунистическим правительством Бенгалии задержалось почти на 40 лет - хотя разработка проекта велась все это время, стройка началась только в марте 2010 года. Познакомиться с новостями проекта можно на сайте http://www.tovp.org

Проект храма Ведического Планетария

Автор: Виджитатма дас

Книга: "Шри Навадвипа-дхама. Путеводитель для паломников"

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить