Дхама-махатмья
Home Бенгалия Навадвипа Другие храмы ИСККОН Мумбаи История строительства

postheadericon История строительства

Радха-Расбихари

Вот уже год преданные жили в двух квартирах на седьмом этаже Акаш-Ганга-билдинга, в самом центре Бомбея. Но Прабхупаде этого было мало. Ему была нужна земля под строительство с перспективой дальнейшего расширения. И настроен он был весьма решительно. Вместо обычных утренних прогулок Прабхупада теперь ездил по городу на автомобиле в поисках подходящего места...

 

Бомбей

Ноябрь 1971 года

Вот уже год преданные жили в двух квартирах на седьмом этаже Акаш-Ганга-билдинга, в самом центре Бомбея. Но Прабхупаде этого было мало. Ему была нужна земля под строительство с перспективой дальнейшего расширения. И настроен он был весьма решительно. Вместо обычных утренних прогулок Прабхупада теперь ездил по городу на автомобиле в поисках подходящего места.

Поскольку большинство свободных членов ИСККОН жило в аристократическом районе на Малабарском холме, ученики Прабхупады считали, что это самое подходящее место для будущего храма. Несколько раз Прабхупада поднимался на вершину холма и ходил, осматривая земельные участки и крупные здания, в которых мог бы разместиться храм. Но по разным причинам ни один из этих домов ему не подходил.

И вот в ноябре некий господин Н. предложил ИСККОН купить у него два гектара земли в Джуху, на самом берегу Аравийского моря. Едва прибыв на место, Шрила Прабхупада вспомнил, что уже был здесь несколько лет назад. В августе 1965 года, за несколько недель до поездки в Америку, он некоторое время жил в «Синдия-Колони». Вечерами в доме владелицы судоходной компании «Синдия» госпожи Сумати Морарджи он читал и комментировал для нее и ее гостей «Шримад-Бхагаватам». Несколько раз он проходил мимо этого участка земли, отмечая про себя, какое это удачное место для ашрама и храма Радхи-Кришны. Хотя на тот момент мысли его были заняты предстоящим отъездом из Индии, он не забыл про это местечко в Джуху. И вот он снова здесь, на той земле, которую приметил еще несколько лет назад. Прабхупада расценил этот факт как знамение Кришны.

Участок зарос бурьяном, кустарником и кокосовыми пальмами, а в дальней его части стояло несколько жилых домов. Он выходил на Джуху Роуд, главную транспортную магистраль, ведущую в центр города, который находился в двадцати девяти километрах к югу от Джуху. А до широкого песчаного пляжа на берегу Аравийского моря было и вовсе рукой подать.

Место было хорошее — тихое, но в то же время не слишком отдаленное. Неподалеку на берегу стояло несколько пятизвездных отелей, а рядом велось строительство новых гостиниц и квартир. Прабхупада прошелся по берегу, и идея покупки земли стала казаться ему еще более заманчивой. Здесь было много загородных вилл, в которых зажиточные индийцы проводили выходные, а на пляже по выходным отдыхали тысячи жителей Бомбея. Кроме того, каждое утро сотни горожан перед рабочим днем гуляли по широкой, протяженной прибрежной полосе. Но несмотря на постоянное обилие отдыхающих, берег оставался чист. Ласковый прибой и простор неба влекли сюда людей. Это было идеальное место не только для отелей, но и для центра сознания Кришны.

Прабхупада мечтал о земле в Джуху, и, хотя ученики продолжали показывать ему дома на Малабарском холме, решение уже было принято. Ученики уважали его желания, но перспектива поселиться так далеко от центра, на заброшенном пустыре, где не было ни храма, ни даже пристойного жилья, их немного пугала.

Г-н Н., владелец двух гектаров земли, назвал вполне приемлемую цену и производил впечатление человека доброжелательного и искреннего. Но такие сделки всегда рискованны, а в данном случае у Прабхупады даже было основание ему не доверять. Через своего юриста он выяснил, что некоторое время назад г-н Н. уже договорился о продаже этого земельного участка компании К., однако впоследствии расторг договор. Компания подала на г-на Н. в суд, и если Верховный суд Бомбея решит вопрос в пользу компании, то земля перейдет к ней. Г-н Н. заверял секретаря Прабхупады, что компания К. не сможет выиграть дело, но в любом случае ИСККОН может задержать какую-то часть платежей до тех пор, пока тяжба с К. не закончится.

Г-н Н. был в Бомбее видной фигурой. В прошлом шериф Бомбея (весьма уважаемая полицейская должность), а ныне — издатель одной из крупнейших в Бомбее ежедневных газет на английском языке, он был богат (ему принадлежало несколько земельных участков в Джуху и в самом Бомбее) и влиятелен — словом, не тот человек, с которым можно бороться. Чтобы отважиться на покупку земли в Джуху при таких обстоятельствах, нужно было обладать немалой смелостью.

В конце декабря Прабхупада встретился с супругами Н. Их усадьба располагалась на берегу, и этот визит дал ему возможность лишний раз оценить красоту этого райского уголка, окруженного пальмами, склоняющимися к морю. «Теософская колония», где жили супруги, представляла собой поселок из дорогих особняков с роскошными лужайками и цветниками, и множеством экзотических птиц. По обе стороны дороги, ведущей к владениям г-на Н., росли деревья ашока, а двор окружали росшие вдоль массивного каменного забора пальмы. Прабхупаде и нескольким его ученикам открыл садовник.

Г-н Н. был невысок, коренаст, с коротко остриженной лысеющей головой и следами оспы на круглом лице. На вид ему было лет пятьдесят. Госпожа Н., с необычной для индианки короткой стрижкой, была светлокожа. Прабхупада принес с собой цветочные гирлянды и прасад Божеств Радха-Кришны из бомбейского храма ИСККОН и вручил их хозяевам. Г-н Н. с супругой пригласили гостей на террасу с видом на живописный сад.

Шрила Прабхупада откровенно сказал хозяину, что земля в Джуху ему нравится, но у него очень мало денег. Однако г-н Н., казалось, был расположен к Прабхупаде и заявил, что хочет продать землю именно ему. Они быстро пришли к устной договоренности. Г-же Н. условия показались чересчур мягкими, и она попыталась было вмешаться, но муж ее остановил.

Прабхупада и г-н Н. договорились о задатке в двести тысяч рупий, после внесения которого ИСККОН сразу получает право на владение землей. Оставшуюся сумму, которая составляла миллион четыреста тысяч рупий, ИСККОН выплатит позднее, по частям. Затем Прабхупада обсудил условия выплаты задатка. Он предложил заплатить пятьдесят тысяч рупий сразу, и еще пятьдесят — чуть позднее, после чего ИСККОН получит право занять землю. Как только они уплатят оставшиеся сто тысяч рупий задатка, господин Н. передаст ИСККОН документ на собственность. Г-н Н. согласился.

Шрила Прабхупада был очень осторожен в таких делах и тщательно продумывал все детали. Он часто говорил, что, если бизнесмен уверяет вас: «Сэр, ради вас я остаюсь без прибыли», — ясно, что он лжет. Поэтому еще в первые годы существования ИСККОН, в Нью-Йорке, когда г-н Прайс, агент по недвижимости, строил из себя благодетеля преданных, Прабхупада был начеку. Однако вопреки всем его предостережениям, этот пройдоха все же обманул преданных. Сейчас, как и тогда, Прабхупада был весьма осмотрителен, но он очень хотел купить землю в Джуху и потому шел на риск.

Прабхупада уже имел подобный опыт. В 1953 году, в Джханси, он занял здание, не имея на то законных прав и финансовых возможностей. В США, в свой первый храм в Нью-Йорке, он переехал, не зная, чем будет платить за аренду в следующем месяце. То же было и с самым большим на тот момент храмовым зданием ИСККОН — церковью на Уоцека-Авеню в Лос-Анджелесе. Движение никогда не достигло бы такого размаха, если бы раз за разом он не шел ради Кришны на риск. Когда преданные из Бостона написали Прабхупаде, что сняли большой дом за тысячу долларов в месяц, надеясь зарабатывать эту сумму усиленной продажей «Назад к Богу», Прабхупада остался очень доволен и даже ставил их в пример другим. Так что риск бомбейской покупки не был для него чем-то необычным.

Убедившись, что возможность приобретения здесь земли вполне реальна, Прабхупада начал делиться своим виденьем грандиозного бомбейского проекта с учениками. 22 декабря он написал Ямуне:

Здесь, в Бомбее, у нас появилась неплохая перспектива купить совсем недорого большой земельный участок в Джуху, в центре богатого района. Мы разобъем здесь лагерь и немедленно приступим к строительству храма. Позднее мы построим здесь же большую гостиницу и школу. Еще у нас есть хорошая возможность приобрести замечательную виллу в Бомбее. Таким образом, мы создадим штаб-квартиру в Бомбее, а также построим центры во Вриндаване и Майяпуре.

Преданные во всем мире были в восторге от планов Прабхупады, связанных со строительством бомбейского центра, и только бомбейские преданные испытывали смешанные чувства. Представить себе, как на этом диком, заросшем участке земли поднимется храм, было непросто, как непросто было вообразить и пятизвездный отель ИСККОН, о котором толковал Прабхупада. Жилые дома в глубине участка были заселены полностью, и, согласно индийским законам, никто не имел права выселить оттуда жильцов. Если преданные обоснуются здесь, им придется построить временные жилища или даже временный храм, а тут полным-полно комаров и крыс. Джуху — небольшой, удаленный район, и здесь у ИСККОН нет богатых покровителей. Хотя Прабхупада (и торговцы землей) предсказывали, что Джуху будет расти и развиваться, на тот момент это был всего лишь небольшой поселок на две тысячи человек. Жизнь в Джуху будет резко отличаться от жизни в комфортабельном Акаш-Ганга-Билдинге в центре Бомбея.

— Мы — западные люди, — объяснял Прабхупаде Тамала-Кришна, — и не можем жить в таких условиях. Мы привыкли к ручкам на дверях и к водопроводу.

— Неужели вы не хотите очиститься? — удивился Прабхупада.

Когда бомбейские преданные узнали о разговоре Тамала-Кришны с Прабхупадой, слова «Неужели вы не хотите очиститься?» глубоко запали им в душу. Они поняли, что призыв Прабхупады к большему аскетизму был продиктован лишь заботой об их высшем благе. И тогда преданные увидели в проекте Джуху не нудную тяжелую работу, а возможность совершить духовный подвиг. Их духовный учитель придавал большое значение проекту ИСККОН в Джуху, и проект этот был грандиознее и чудеснее, чем все они могли в тот момент себе представить.

Прабхупада понимал, что требует от своих учеников больших жертв, но не мог поступить иначе. Ради проповеди сознания Кришны преданный должен быть готов терпеть множество лишений, но какие бы аскезы ни возлагал на своих учеников Шрила Прабхупада, сам он всегда был готов на большее. Он не считал, что жизнь на неосвоенной земле будет для его учеников чрезмерно трудной, но при условии, что они будут поддерживать чистоту и повторять «Харе Кришна», однако понимал, что им самим, уроженцам Запада, такая жизнь может показаться нестерпимой.

Но, как бы то ни было, проповедник должен идти на жертвы – не из гордости и не напоказ, а для того, чтобы расширять Движение сознания Кришны. Порой служить Кришне легко и радостно, а порой трудно. Но, что бы ни случилось, преданный должен исполнять свой долг в умонастроении преданного слуги своего духовного учителя.

Прабхупада советовался с учениками, делясь с ними своим видением развития ИСККОН в Бомбее. Хотя абсолютно все ученики были готовы принять все, что он скажет, некоторые из них все же сомневались в успехе и пребывали в нерешительности, но, видя, сколь категорически настроен их духовный учитель, они забыли все свои сепаратистские настроения. Вскоре Прабхупада отправился в Джайпур, чтобы в течение недели проповедовать в храме Радха-Говинды.

Бомбей

24 января 1972 года

В Бомбее Прабхупаду ждало разочарование. Преданные не рассчитались с г-ном Н. и ни на шаг не продвинулись в освоении участка в Джуху. Мадхудвиша Свами, которого Прабхупада оставил там вместо себя, честно признал свою неспособность нести ответственность за столь сложный проект. Ранее эта задача была возложена на Тамала-Кришну, но теперь он принял санньясу и ради странствий и проповеди сложил с себя полномочия секретаря Джи-би-си. Прабхупада остался в Бомбее без представителя. Прабхупада и так уже исполнял львиную долю обязанностей, но за всем уследить не мог, как не мог и постоянно оставаться в Бомбее.

Подыскивая опытного ученика, способного возглавить проект в Джуху, Прабхупада подумал о Брахмананде Свами, который в тот момент проповедовал в Найроби. Прабхупада решил слетать в Африку и пригласить Брахмананду Свами в Бомбей. Действовать нужно было немедленно, чтобы ИСККОН как можно скорей мог вступить во владение землей. Если преданные уже поселятся на этой земле, то даже если г-н Н. вдруг передумает, избавиться от них ему будет непросто.

***

Брахмананда Свами видел, что Прабхупаду больше всего заботит его бомбейский проект.

— Единственная причина моего приезда, — сказал Прабхупада Брахмананде Свами, — привлечь к этому проекту тебя.

Однажды он спросил у Брахмананды Свами:

— Какой город в Индии самый важный?

— Калькутта? — предположил Брахмананда.

— Калькутта? — переспросил Прабхупада, с удивлением глядя на него. — Разве ты не знаешь, что на первом месте стоит Бомбей, на втором — Дели, и только за ними идет Калькутта?

Прабхупада вдохновлял Брахмананду Свами поехать с ним и заняться бомбейским проектом. Это будет уникальный комплекс ИСККОН – сочетание религии и культуры в виде величественного храма, международного отеля, театра и диорамы. Видя горячее желание своего учителя, Брахмананда Махарадж согласился передать свои обязанности в Найроби другим преданным и помочь Прабхупаде в Бомбее.

Визит Прабхупады в Найроби оказался полезным для бомбейского проекта еще по одной причине. Разглядывая с Чьяваной и Брахманандой Свами отель «Хилтон» в Найроби — современное здание с парными круглыми башнями — Прабхупаде оценил дизайн и решил подсказать своему архитектору использовать эту идею в проекте гостиницы и храма в Бомбее.

***

За тот месяц, пока Прабхупады не было в Бомбее (он уехал 10 февраля), преданные в назначенный срок выплатили г-ну Н. 50 000 рупий. Постепенно в Джуху перебралось несколько преданных. Жили они в палатке, где по ночам им не давали спать крысы и комары. Пытаясь расчистить за­росли бурьяна, они наткнулись на груду пустых бутылок и выгребную яму. Без Прабхупады решимости у них заметно по­убавилась.

Но тут приехал Брахмананда Свами, которого Прабхупада назначил руководить бомбейским проектом. Он вернулся из Калькутты, где был вместе со Шрилой Прабхупадой. Брах­мананда Свами заразил бомбейских преданных своим энтузи­азмом. Им предстояло расчистить землю и немедленно поста­вить пандал. До этого Брахмананде Свами никогда не приходилось ставить пандалы, но он заключил договор с подрядчиком на строительство нескольких домиков из пальмовых листьев (чхатаи) для преданных и установку шатра для про­ведения фестивалей. Однако до начала строительных работ преданные должны были как следует расчистить землю.

Г-н Сетхи, сосед и свободный член ИСККОН, нанял бригаду рабочих, чтобы вырубить дикие заросли. Пришли на помощь и некоторые другие свободные члены Общества из Бомбея. Сам г-н Н. прислал одного из своих помощников, г-на Матара, чтобы тот руководил работами по рас­чистке земли. Работали и преданные, готовясь к возвраще­нию Прабхупады.

Вскоре в «Харе-Кришна-лэнд» прибыли Шри Шри Радха-Расавихари. Они приехали на такси с преданными, державшими Их на коленях. Пока Их временной обителью стал шатер. До этого Божества находились в Бомбее — с тех самых пор, как преданные привезли их на программу в пандале, что проходила на Кросс-Майдане. В честь того события по набережной Чоупатти состоялась праздничное шествие, и когда преданные вернулись, Радха-Расавихари во всем великолепии ожидали их на богато украшенном паланкине. Беломраморный Кришна держал серебряную флейту, а Радхарани благословляла всех поднятой ладонью правой руки. Они были прекрасны.

Затем Радха-Расавихари переехали в Акаша-Ганга-билдинг, где преданные постепенно довели поклонение Им до надлежащего уровня. Когда Пра­бхупада отдал указание перевезти Радху-Расавихари в Джу­ху сразу же, как только будет выплачен первый взнос, пре­данные удивились:

— Зачем Божествам переезжать до того, как все будет готово? Не лучше ли Им подождать, пока мы построим храм?

— После того, как Божества установлены, Их уже никто не сможет оттуда убрать, — ответил Прабхупада.

Прабхупада лучше, чем кто-либо другой, знал, как следу­ет поклоняться Радхе-Расавихари, но сейчас самым важным было закрепиться на этой земле. Как иначе, рас­суждал он, можно возвести Радху-Расавихари на царский трон в храме, если Они Сами не утвердят за Собой право собственности, поселившись в Джуху? Прибытие Радхи-Расавихари создало для преданных дополнительные трудности, поскольку теперь они должны были во что бы то ни стало проводить утреннюю пуджу и шесть раз в день готовить для Божеств на своей примитивной кухне. Даже шатер для Радхи-Расавихари был установлен не очень прочно и колыхался на ветру.

Однако Шрила Прабхупада рассматривал переезд как сво­его рода духовный тактический прием. Он был уверен, что все, кто имеет отношение к проекту — он сам, владельцы земли, мунципалитет Бомбея — согласятся, что, раз Кришна уже поселился здесь, то эта территория теперь принадлежит Ему. Но, поскольку Прабхупаде приходилось просить по­терпеть неудобства Самого Господа Кришну, он молил Радха-Расавихари: «О Господь, пожалуйста, останься здесь, и я построю для Тебя великолепный храм».

К возвращению Прабхупады в Бомбей Радха-Расавихари уже были установлены на помосте пандала. Народу на про­граммы собиралось не так много, как в центре Бомбея, — не более пятисот человек каждый вечер, но Шрила Прабхупада был доволен. Фестиваль проходил на их собственной земле, и это было только начало.

Каждый вечер Прабхупада читал в пандале лекции, участвовал в киртанах и церемонии арати для Радха-Расавихари. Панчадравида Свами собрал пожертвования: пять тонн дала, риса и муки, поэтому преданные каждый день готовили кичари на сто двадцать пять человек, которое раздавали бесплатно. Вечером Прабхупада лично раздавал халаву с подноса Божеств, и толпа, включая состоятельных бизнесменов с их женами, устремлялась вперед, чтобы получить прасад. Прабхупаде так понравился фестиваль, что он велел преданным сохранить шатер, чтобы регулярно проводить здесь подобные программы.

Жил Прабхупада, как и остальные преданные, в палатке, пока г-н Ачарья, один из самых дружелюбно настроенных жильцов многоквартирных домов, что стояли на участке, не предложил ему остановиться у него.

Уже через несколько дней после приезда в Джуху Пра­бхупада был готов провести церемонию закладки фундамен­та и первого камня. Это было еще одним тактическим ходом, который он предпринимал, чтобы закрепить за собой право на землю. Но дело было не только в тактике: он хотел как мож­но скорее построить здесь храм. Не пристало Радха-Ра­савихари стоять в палатке, Им подобает находиться в защи­щенном месте, на мраморном алтаре, на симхасане из серебра и тикового дерева; рядом должны стоять мурти двух гопи, Лалиты и Вишакхи, а над храмом должны возвышаться мра­морные купола высотой более тридцати метров. Тысячи лю­дей будут каждый день приходить в храм на даршан и прасад.

И вот однажды утром, в самый разгар фестиваля, Прабхупада вместе с преданными, жившими в Джуху, провел простую и скромную церемонию закладки первого камня. Выкопав глу­бокую яму, они обложили ее дно кирпичом. Спустившись в нее, Прабхупада установил там Божество Шеши. Потом, си­дя на скромном возвышении, он стал бить в медный гонг, аккомпанируя киртану; преданные же по очереди подходили и бросали в яму пригоршни земли, пока яма не заполнилась до­верху, а дым от жертвенного костра тем временем медленно поднимался к небу.

Услышав, что Брахмананда Свами согласился заплатить подрядчикам за сооружение пандала сорок тысяч рупий, Прабхупада очень рассердился. Опять та же история: глупые западные ученики позволяют себя обманывать. Прабхупада отказался платить такую сумму: четырех тысяч им за глаза хватит. Когда подрядчики пришли разбираться, Прабхупада сказал, что денег у него мало и они должны быть довольны тем что дают. Те было возмутились, но Прабхупада разгневался и отрезал:

— Какие могут быть возражения? Вы и так имеете пятьсот процентов прибыли!

Когда они ушли, Прабхупада сказал:

— Стоит им нас увидеть, они сразу же думают, что у этих американцев денег куры не клюют. Мы пытаемся что-то сделать в Индии, но как только начинаем тратить деньги, то переплачиваем по пятидесяти процентов, и только потому, что вам, американцам, не хватает опыта. Что тут поделаешь? Индийцы хотят выудить у вас деньги и безбожно врут.

Жители соседних домов жаловались на громкие киртаны, раздающиеся во время фестиваля из громкоговорителя. Они и так устали от того, что их арендодатель, г-н Н., тянул с ремонтом зданий, порой заставляя их неделями сидеть без воды, когда ломался водопровод, и неожиданное и вынужденное соседство с двумя десятками американских преданных лишь усилило их недовольство. Некоторые из соседей были христианами и к вайшнавизму относились с неприязнью, опасаясь, что дети их могут вновь стать индусами. Некоторые жители обвиняли преданных в посягательстве на их личную жизнь, другие критиковали их за то, что они ссорятся друг с другом, а третьи — за то, что неженатые мужчины живут слишком близко от незамужних женщин, хотя и в отдельных помещениях.

Однако некоторые из соседей видели, что западные вайшнавы трудятся изо всех сил, искренне поклоняясь Радхе и Кришне. И никто из жильцов не критиковал Прабхупаду, поэтому, когда Прабхупада был там, он мог их успокоить и уладить любой конфликт. Но Прабхупада знал, что, стоит ему уехать, ситуация может легко измениться.

***

Брахмананда Свами сообщил ему, что с тех пор, как он уехал из Найроби, проповедническая деятель­ность там практически прекратилась. Прабхупада согласил­ся, что Брахмананде следует вернуться к исполнению своих прежних обязанностей.

И снова Прабхупаде пришлось искать того, кто мог бы возглавить его бомбейский проект. На этот раз он остано­вил свой выбор на Гирирадже, молодом брахмачари, кото­рый очень успешно проповедовал в Индии, привлекая в ИСККОН больше всего свободных членов. Поскольку самое главное для руководителя данного проекта, рассуждал Пра­бхупада, — уметь собирать пожертвования и находить сво­бодных членов, и поскольку Гирирадже это хорошо удается, то, несмотря на молодость и неопытность, он обладает основ­ными качествами, необходимыми для того, чтобы справить­ся с возложенными на него обязанностями. Прабхупада уже убедился в том, что Гирираджа прост, послушен и готов от­дать все свои силы осуществлению бомбейского проекта.

Гирираджа: Шрила Прабхупада спросил:

— Справишься, Гирираджа?

— Да, Шрила Прабхупада, как пожелаете, — ответил я.

На самом деле, меня это не очень обрадовало, но я понимал, что нужно быть преданным своему духовному учителю и делать все, что он скажет. И согласился. Прабхупада сказал, что хорошее управление — значит делать все, что требуется. Позже, когда я пришел к Шриле Прабхупаде, он, сидя за письменным столом, сказал мне:

— Теперь ответственность за проект полностью на тебе.

Услышав эти слова, я вздрогнул, так как не привык брать на себя ответственность.

Когда Прабхупада был в Бомбее, к нему на лекции при­ходил молодой архитектор из Голландии Ханс Кильман, ко­торого заинтересовало сознание Кришны. Прабхупада убе­дил Ханса стать преданным и помочь им построить в Бомбее городок «Харе Кришна». Под руководством Прабхупады Ханс тут же начал делать архитектурные эскизы будущих зданий.

Ханс: Прабхупада сказал:

— Теперь слушай внимательно. Господь Кришна послал тебя сюда. Ты должен спроектировать для Него эти храмы. Ты должен делать это очень искренне и не бояться.

Я полностью предался. В тот момент я почувствовал настоящий экстаз. На его столе лежала стопка фотографий; он дал их мне и сказал:

— Посмотри.

Я посмотрел - это были фотографии нового храма Говиндаджи во Вриндаване. Он сказал:

— Я хочу, чтобы ты спроектировал такой храм.

Я спросил у него:

— Какого размера, Шрила Прабхупада?

Он дал мне лист бумаги для пишущей машинки и попросил меня набросать на нем эскиз. Затем он дал мне фотографии, карандаш и линейку, провел меня в соседнюю комнату и усадил за стол. Там уже сидели двое: Прадьюмна, со всеми своими санскритскими книгами, и Шьямасундара, печатавший письма. Неожиданно для себя самого, я, со своими чертежами, оказался между ними.

Прабхупада сказал Гирирадже и другим преданным, что для строительства храма необходимо собрать шестьдесят че­тыре лакха рупий. Преданные понятия не имели, где достать такую огромную сумму, но Прабхупада подсказал им не­сколько идей. Он, например, предложил заручиться финан­совой поддержкой влиятельных людей через бхент-наму, продажу гостиничных номеров в пожизненное пользование. Были и другие пути.

Однако сначала нужно было закрепить за собой землю. Они уже жили здесь, но прежде чем они смогут приступить к строительству, им нужно получить официальный документ, удостоверяющий их права на землю. Поскольку господин Н. уже просрочил с выдачей договора, Прабхупада велел Гирирадже немного надавить на него, чтобы тот поторопился с оформлением и немедленно выдал купчую.

***

В своей последней бомбейской лекции Прабхупада говорил о шести Госвами Вриндавана и их горько-сладком экстазе разлуки с Кришной. Некоторым его ученикам показалось, что говорит он об этом, потому что сам собирается на долгое время уехать.

На следующий день, в аэропорту, пока Прабхупада ожидал своего рейса в Австралию, состоялось радостное прощание. Сидя в окружении преданных в зале для особо важных персон, Прабхупада наблюдал за тем, как Мадхудвиша Свами ведет экстатический киртан.

— Если вы будете продолжать проводить такие киртаны, — сказал Прабхупада преданным, — наш бомбейский проект увенчается успехом.

Увидев, что г-н Н тоже пришел попрощаться, Прабхупада воскликнул:

— О, г-н Н., и вы здесь! Вы становитесь одним из нас!

***

Прабхупада обладал удивительной способностью видеть изначальную духовную природу материального мира и транс­формировать часть этого мира в духовную энергию, так что даже самому обыкновенному человеку открывалась духовная реальность. На это были направлены все усилия Прабхупады. Часто трансценденталисты стараются удалиться от материального мира, так как боятся растратить духовную силу. Веды предписывают трансценденталисту избегать общения с материалистами и не иметь ничего общего с день­гами. Но, следуя принципам Шрилы Рупы Госвами, Прабхупада считал, что все материальное мож­но одухотворить, использовав в служении Кришне. Следуя этому принципу, опытный преданный, даже если он действу­ет в материальном мире, ни на минуту не утрачивает связи с духовной энергией. Для такого преданного, по сути дела, не существует ничего материального.

Ведические писания на­зывают великого преданного Нараду Муни, способного превращать материалистов в преданных, чинтамани, философским камнем. Подобно тому как чинтамани превращает железо в золото, Нарада пре­вратил звероподобного охотника в чистого вайшнава. Веды прославляют Нараду за духовные подвиги, которые он совершил в давно минувшие времена, и Шрила Прабхупада до­стоин не меньшей славы за чудеса, совершенные им в наше время. Снова и снова применяя на прак­тике сознание Кришны, он доказывал, что способен заставить даже самого за­коренелого материалиста отречься от всего материального и превратить его в деятельного преданного Господа. И вот те­перь, завербовав в лагере майи горстку преданных, он соби­рался с их помощью превратить часть материального мира в животворящий дух. Силой своих трансцендентных пророческих слов он стремился превратить камень и человеческую энергию в величественные духовные храмы.

Заносчивые материалисты иногда упрекают трансценденталистов в бездеятельности, но Прабхупаду в этом никак нельзя было обвинить — он ни минуты не сидел сложа руки. Напротив, критиканы с иронией называли его капиталистом в одежде санньяси. Но таких обвинений Прабхупада не боялся — он вы­полнял волю великих ачарьев прошлого. Об этом он писал в «Шримад-Бхагаватам» еще до своего приезда в Америку в 1965 году:

«Поэтому все мудрецы и преданные Господа говорят о том, что искусство, наука, философия, физика, химия, психоло­гия и все прочие отрасли знания должны быть целиком по­ставлены на службу Господу».

Прабхупада хотел превратить целые области материаль­ного мира в мир духовный. Ему было ясно, что, предприняв попытку построить духовный город в Джуху, он начал гене­ральное наступление на позиции майи. Всего за несколько месяцев он столкнулся с великим множеством трудностей и препятствий, которые пытались помешать осуществлению его планов, а сколько их еще впереди! Сражение только начинается.

Его ученикам работа эта порой казалась изнурительной и напряженной; и это сбивало их с толку. Ведь они встали на путь духовной жизни, чтобы обрести счастье, а не беспокойства. Однако присутствие Прабхупады и его слова поддержки помогали им оставаться стойкими. Он знал, что, стоит им вкусить нектара бескорыстной преданности Кришне, они уже никогда не согласятся на что-то меньшее. Он ободрял их, напоминая слова таких великих духовных учителей, как Бхактивинода Тхакур, который сказал: «Я принимаю за величайшее счастье те трудности, с которыми мне приходится сталкиваться в преданном служении Тебе».

***

Вернувшись в Лос-Анджелес, Прабхупада стал вдохновлять преданных искать новые виды деятельности в сознании Кришны. Однако мысли его снова и снова возвращались в Бомбей. Он послал Гирирадже телеграмму, требуя без проволочек осуществить передачу собственности.

Получив телеграмму, Гирираджа пошел к г-ну Н. и обнаружил там еще одну проблему. После того, как Прабхупада подписал договор о купле, правительство Индии приняло закон, обязывающий г-на Н. заплатить подоходный налог в размере пяти лакхов рупий за передачу собственности. Г-н Н. сказал Гирирадже, что поскольку в настоящий момент он не располагает такой суммой, ее должен заплатить ИСККОН, а он присовокупит ее к сумме задатка. Но у бомбейского ИСККОН такой суммы не было, и г-н Н. посоветовал Гирирадже взять кредит или привлечь средства из храмов ИСККОН в США. Он пообещал, что не будет никому продавать землю.

Гирираджа попытался получить кредит в банке, но у него не было необходимых ценных бумаг, чтобы подтвердить свою кредитоспособность. Он обратился с просьбой выступить гарантами перед банком к нескольким свободным членам, но те не смогли помочь ему с получением ссуды, хотя настроены были благожелательно.

Гирираджа начал сомневаться в честности г-на Н. В юридических вопросах Гирираджа разбирался слабо, но характер и действия г-на Н. постепенно перестали внушать ему доверие. Из бесед со свободными членами Гирирадже стало известно, что в деловом мире г-н Н. пользуется дурной славой. Договор о продаже того же самого участка, который г-н Н. заключил с компанией К. еще до начала их отношений с ИСККОН, был в конце концов аннулирован, потому что компания К. не получила разрешения от муниципалитета на разделение земли на участки, а это было одним из условий договора с г-ном Н. — компания К. должна была получить разрешение на использование земли от правительства. По словам некоторых бизнесменов, с которыми общался Гирираджа, г-н Н., используя свои политические связи, настроил правительство против компании К.

Г-н Н. казался весьма полезным: он предлагал преданным участок по хорошей цене и даже присылал рабочих его расчищать. Вместе со своей супругой он часто посещал лекции Прабхупады. Однако во многом он вел себя непоследовательно.

Узнав из письма об этих проблемах, Прабхупада посчитал, что решить их можно. Если правительство обложило сделку налогом, преданные должны разобраться с этим вопросом и снова попытаться получить кредит. Прабхупада чувствовал, что г-н Н., конечно, хитёр, но позиция ИСККОН сильна. Гирираджа, не поддаваясь на хитрости г-на Н., должен упорно идти вперед. Прабхупада посоветовал ему обратиться за финансовой поддержкой к г-же Сумати Морарджи и другим спонсорам.

Это уникальный храм, и если вы, юноши и девушки из Америки и Европы, проявите свои удивительные и превосходные организаторские способности, то она без колебаний окажет вам полное доверие. Поэтому, зная, что перед вами стоит такая огромная задача, вы всегда должны действовать в духе благожелательности и сотрудничества. Я постоянно думаю о нашем участке в Джуху, и хочу, чтобы он превратился в образцовую для всего мира общину сознания Кришны.

1 августа 1972 года

Вернувшись в Лондон и услышав, что туда приезжает Сумати Морарджи, Прабхупада вместе с группой своих учеников поехал в аэропорт, чтобы ее встретить. Он поделился с ней своими планами постройки «Харе Кришна-лэнда» в Джуху и рассказал о своем желании учредить совет попечителей, который состоял бы из свободных членов бомбейского отделения ИСККОН, и Сумати Морарджи согласилась стать председателем этого совета. Он должен будет регулярно собираться и давать свои рекомендации по управлению бомбейским проектом ИСККОН. Каждый попечитель также должен внести солидную сумму на развитие той или иной части «Харе Кришна-лэнда». Прабхупада попросил г-жу Морарджи сделать пожертвование на храм. Г-на Кханделвала он попросил пожертвовать на библиотеку, а г-на Н. - на два других крыла.

Однако Прабхупаду беспокоило то, что г-н Н. до сих пор не подписал договор о продаже. Прабхупада начал сомневаться в чистоте его намерений, как и в компетентности Гирираджа. Если единственным препятствием был этот налог в пять лакхов – Прабхупада ведь уже сказал Гирирадже, чтобы тот обратился к богатым друзьям ИСККОН и получил ссуду. Что тут сложного? Но из сообщений Гирираджа выходило, что путь этот «невозможен». 27 августа Прабхупада послал Гирирадже телеграмму: «ПОДПИСАН ЛИ ДОКУМЕНТ ПЕРЕДАЧИ ИМУЩЕСТВА ЕСЛИ НЕТ ПОДПИШИ НЕМЕДЛЕННО СООБЩИ ДЕТАЛЯХ».

Гирираджа снова пошел к г-ну Н., хотя заранее знал, чем все закончится. Однако г-н Н. еще больше усложнил ситуацию, напомнив Гирирадже, что ИСККОН еще не получил разрешение уполномоченного по делам благотворительных организаций. ИСККОН как общественная благотворительная организация не мог получить в собственность землю без этого разрешения. В очередной раз г-н Н. свалил на плечи ИСККОН бюрократический груз.

В кабинете уполномоченного Гирираджа узнал, что должен был подать заявление на выдачу разрешения за шесть месяцев до подписания договора о продаже земли. Для Гирираджи и других преданных в Бомбее дело с покупкой участка превратилась в огромный гордиев узел.

30 августа 1972 (Новый Вриндаван)

Шум бомбейского сражения доносился до Прабхупады даже среди такого большого праздника. Ему принесли письмо от Гирираджа, в котором тот извещал, что получить кредит в пять лакхов рупий, чтобы уплатить государству, ему не удалось, а правительство в разрешении отказало. Еще он написал о своем подозрении, что дело о решении уполномоченного по делам благотворительных организаций не обошлось без участия г?на Н.

У Прабхупады был экземпляр договора купли?продажи и, внимательно изучив его, он в очередной раз убедился в том, что позиция его сильна, ибо он занимает землю согласно условиям договора. Он заплатил два лакха рупий, как и было обещано, но г-н Н. не передал ему документ на право собственности. Теперь потребовались дополнительные деньги, и Прабхупада велел Гирирадже заплатить их и получить документ. Что касается разрешения от уполномоченного, то об этом в договоре ничего не говорилось. Действия г-на Н. приводили в недоумение Гирираджу, но не Прабхупаду, который усмотрел в них откровенный обман. Он послал Гирирадже телеграмму: «ВОЗЬМИ ДЕНЬГИ ПОД ЗАЛОГ БАНКЕ ЗАПЛАТИ Н». Затем, не дожидаясь ответа от Гирираджи, он послал еще одну телеграмму: «ПОЧЕМУ ТЫ ГОВОРИШЬ ПЕРЕДАЧА СОБСТВЕННОСТИ НЕВОЗМОЖНА? В ДОГОВОРЕ ПРОДАЖИ ВСЕ ЯСНО. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ НЕОБХОДИМО ПОЛУЧИТЬ НЕМЕДЛЕННО СОГЛАСНО УСЛОВИЯМ ДОГОВОРА ПРОДАЖИ».

9 сентября 1972 (Даллас)

Новости из Бомбея настигли Прабхупаду и в Далласе. Один преданный, который недавно оттуда вернулся, сообщил Прабхупаде, что Гирираджа поговаривает о том, чтобы уйти с поста президента центра. Подавленный неудачными попытками договориться с г-ном Н., адвокатами и правительством и изнуренный склоками между преданными, он посчитал себя недостойным этого ответственного поста.

Боль Гирираджи стала болью Прабхупады, потому что больше всего он переживал за свой проект в Джуху. И поговорить об этом ему было не с кем, поскольку преданные в Америке почти ничего не знали о том, что происходило в Бомбее.

Спать было трудно – стояла страшная жара, но и сосредоточиться на переводе «Шримад-Бхагаватам» Прабхупада не мог. Поэтому до глубокой ночи он беседовал с секретарем о Бомбее. Догадываясь о замыслах г-на Н., делясь своей озабоченностью судьбой «Харе-Кришна-Лэнда» и удивляясь тому, что преданные утратили мужество и почувствовали сомнения, он взвешивал все «за» и «против», рассматривая проблему с разных точек зрения. Это продолжалось до самого утра, когда, наконец, он отложил этот вопрос в сторону.

Позже он написал еще одну телеграмму:

«ПОКУПАЙ ЗЕМЛЮ НЕМЕДЛЕННО ПО ВОЗМОЖНО НИЗКОЙ ЦЕНЕ Н. ПООБЕЩАЛ ЗАПЛАТИТЬ ЕСЛИ ОН ЭТОГО НЕ СДЕЛАЕТ МЫ МОЖЕМ ЗАПЛАТИТЬ ПРЕДПОЛОЖИТЕЛЬНО 15000 НЕ БРОСАЙ ПРЕЗИДЕНТСТВО ДО МОЕГО ПРИЕЗДА».

***

Прабхупада готовился вернуться в Индию западным путем, поэтому еще раз посетил свою штаб-квартиру в Лос-Анджелесе. Однако, не успев приехать, он тут же написал преданным в Бомбей, прося их не смотреть на Джуху просто как на источник бесконечных неприятностей. Они должны помнить, что это особое мес­то, где будет осуществлен великий замысел. За него стоит биться.

 

… с нетерпением жду вашего сообщения о том, подписан ли документ о передаче земли, и каково его содержание. По­жалуйста, как можно скорее пришлите мне заверенную у юриста копию. Тогда я смогу, наконец, вздохнуть с облегчением. Как только документ будет подписан, вы можете тут же начинать строительные работы. Скоро, самое позднее в октябре, я вернусь в Индию, и мне хотелось бы видеть, что строитель­ство в Бомбее, Майяпуре и Вриндаване идет полным ходом. Бомбейский проект — один из самых важных проектов ИСККОН в мире, и я надеюсь на то, что вы и все те, кто сейчас находится в Бомбее, построите величественный храм.

Секретарь Прабхупады показал ему новый рекламный буклет, напечатанный компанией «Эйр Индия», в котором раздел об искусстве был посвящен исключительно Кришне во Вриндаване. Прабхупаду обрадовало то, что «Эйр Индия» предлагает туристам посетить Индию для знакомства с культурой Кришны. Это еще раз подтверждало его идею, что в будущем «Харе?Кришна?лэнд» и другие его индийские проекты станут важными достопримечательностями для туристов, желающих окунуться в атмосферу настоящей ведической культуры.

Каждое утро Прабхупада спрашивал о новостях из Бомбея. Из всех писем в первую очередь Прабхупада прочитывал те, что приходили оттуда – особенно от Гирираджи. В начале октября он получил от него длинное послание.

Материальная природа не поддается нам, все продвигается медленно, хотя г-жа Морарджи, г-н Муним, банк и г-н Н. уверяют, что работают максимально быстро. Мало того, их уже утомили мои постоянные напоминания о срочности этого проекта и о вашем желании закончить все дела с оформлением договора.

Гирираджа не сообщал ничего нового; договор по-прежнему оставался не подписан.

Хотя Гирираджа сказал, что не намерен бросать свои обязанности, Прабхупада, прочитав письмо, пришел к выводу, что ему должны помочь другие старшие преданные, находящиеся в Индии. Поэтому он написал Тамала-Кришне Госвами и Бхавананде, во Вриндаван, прося их немедленно отправиться в Бомбей и попытаться ускорить подписание договора.

Тамала-Кришну Госвами Прабхупада попросил снова взять на себя обязанности менеджера по Индии.

… Гирираджа испытывает трудности, как следует из его письма. Поэтому я думаю, что ты должен возобновить свою деятельность как Джи-би-си и проследить за тем, чтобы все дела в Индии шли хорошо.

Прабхупада написал Гирирадже о том, что к нему приедут помощники, а также напомнил, что тот должен сотрудничать с советом попечителей.

Мне очень тяжело решать на расстоянии, что делать в трудной ситуации, поэтому я полностью полагаюсь на вас, своих доверенных, старших учеников, и надеюсь, что вы все дела завершите наилучшим образом.

Прабхупада снова и снова говорил руководителям бом­бейского проекта о необходимости строго соблюдать усло­вия договора о купле-продаже. Преданные должны заставить господина Н. придерживаться первоначального соглашения.

Прабхупаду беспокоило отсутствие вестей от его адвока­та, господина Д. Две недели назад он отправил господину Н. и господину Д. теле­граммы, прося их сообщить о причинах задержки, но ни от одного из них ответа пока не получил. Тогда он написал другому адвокату, своему другу в Бомбее, и попросил выяснить, в чем дело. И вот в Лос-Анджелес пришел ответ: господин Д. отказался вести его де­ла. Через пару дней после этого убийственного известия Пра­бхупада получил официальное письмо из конторы господина Д., уведомлявшее его о том же.

Из всех последних бомбейских новостей эта была самой плохой. Прабхупада убедился, что г-н Н. с самого начала вынашивал коварный и хитрый план. И дело не в бюрократических проволочках. Г-н Д. состоял в заговоре с г-ном Н. Оба оказались мошенниками. Запахло настоящим сражением. ИСККОНу придется подать в суд и предъявить иск г-ну Н. Битва была неизбежна, но Прабхупада знал, что закон на его стороне.

Перед отъездом из Лос-Анджелеса Прабхупада продумал дальнейшую тактику. Он написал Гирирадже, чтобы тот дал объявление в газету, что ИСККОН заключил с г-ном Н. договор купли-продажи на землю в Джуху.

Затем он отправился в Беркли.

6 октября 1972 года

Заехав ненадолго в Беркли, Прабхупада встретился там с группой профессоров Калифорнийского университета и установил в местном храме Божества Радхи-Кришны. Но мыслями он был в Бомбее. Он написал Тамала-Кришне Госвами:

Г-н Н. и г-н. Д. мутят воду. Гирираджа попал в беду. В житейских вопросах он ребенок, поэтому немедленно отправляйся к нему на помощь… Но не забывай — ты должен заплатить деньги в регистрационном бюро, а не отдавать их в руки г?ну Н. или его адвокату… Действуй по закону, в противном случае нам придется принимать меры — подавать в суд для привлечения г-на Н. к административной, либо к уголовной ответственности.

На помощь преданным в Бомбее Прабхупада решил послать Карандхару, которого считал очень опытным в подобных делах. Он хотел отправить туда еще и Шьямасундару, но тот был в Лондоне, где должен был принять в дар от Джорджа Харрисона большое поместье. Однако Прабхупада попросил Шьямасундару сразу же после завершения дел в Лондоне вылетать в Бомбей. Прабхупада готовился к бою. Он не позволит себя обмануть.

***

На обратном пути в Индию Прабхупада вновь посетил Гавайи, а затем, 11 октября, в первый раз побывал в Маниле, где несколько его учеников организовали для него проповеднические программы — и в храме, и в гостинице «Интерконтиненталь».

В Маниле Прабхупада внимательно взвесил свою позицию относительно собственности в Джуху и пришел к выводу, что выиграет дело. Он перечислил свои доводы в письме Гирирадже:

1. Мы выполнили все условия договора.

2. Г-н Н. целенаправленно затягивал дело, чтобы обмануть нас, как до этого обманывал других.

3. Но на этот раз он нас не обманет, потому что мы завладели землей и установили на ней наши Божества Радха-Кришны.

4. Поэтому, не теряя ни минуты, мы должны обратиться в суд, чтобы заставить его немедленно оформить передачу земли.

5. Даже если суд затянется на долгое время, мы не отступим.

6. Не подав заявления в суд, мы ни о чем с ним не договоримся.

7. Но я думаю, мы сможем выплатить 14 лакхов, чтобы избавиться от этого негодяя.

8. Но без суда мы не сможем этого сделать, иначе сами окажемся стороной, нарушившей договор. Поэтому мы должны судиться, и только потом идти на какой бы то ни было компромисс.

***

Прибыв в Бомбей, Тамала Кришна Госвами, Шьямасундара и Карандхара узнали от Гирираджи, что положение дел ухудшилось. Увидев в газете заметку о том, что ИСККОН заключил договор на владение землей в Джуху, господин Н. пришел в ярость. И даже когда Гирираджа пришел к нему со смиренно сложенными руками и пал ему в ноги, он не успокоился. Под предлогом того, что преданные не получили документа о выкупе земли в шестимесячный срок, он отказался от всех своих обещаний и аннулировал все договоры о купле-продаже. Он заявил, что два лакха рупий, которые он получил от преданных, теперь принадлежат ему, и что преданные должны немедленно освободить землю.

По приказу г-на Н. в «Харе-Кришна-Лэнде» перекрыли воду. Через несколько дней у входа на территорию «Лэнда» появился хулиган, который размахивал длинным ножом всякий раз, когда мимо проходили преданные. Друг господина Н. напечатал листовку о скандальном поведении американских преданных «Харе Кришна», которая распространялась на соседней железнодорожной станции Виль-Парле. Некоторые преданные уже покинули Джуху, а другие собирались уехать, но около тридцати человек пока еще оставались в Бомбее.

Прежде всего Карандхара предложил найти нового адвоката. Он обратился к лучшим юристам Бомбея и нанял специалиста по земельным сделкам и передаче имущества. Затем старшие ученики Прабхупады и их адвокат встретились с господином Н. в его офисе. Тот ни в чем не хотел идти навстречу, поэтому адвокату пришлось применить угрозы. Битва в суде была неизбежна.

По мере того, как Тамала-Кришна Госвами, Карандхара, Бхавананда и Шьямасундара обсуждали проект Джуху, он казался им все более и более неосуществимым. Даже без вероломства господина Н. жить в Джуху было очень тяжело. Преданные с Божествами существовали в невыносимых условиях: крыша протекала, цементный пол крошился, территория кишела крысами, мухами, тараканами, бездомными собаками и комарами, а порой в лагерь наведывались и ядовитые змеи. Преданные постоянно болели тропическими болезнями, особенно малярией и желтухой.

Поэтому они колебались, даже несмотря на то что новый адвокат ИСККОН уже готов был передать дело в суд. Господин Н. заявил, что преступники — преданные, а не он, и их присутствие на его земле незаконно, поскольку они так и не получили разрешения от председателя благотворительной комиссии. Он пригрозил, что предъявит ИСККОН иск за причиненный ущерб. Казалось, еще один шаг, — и он применит силовые меры. Учитывая все это, лидеры, которым Прабхупада поручил уладить сложное дело в Джуху, решили, что ИСККОН лучше освободить территорию. Они сообща составили письмо и отправили во Вриндаван Шьямасундару, чтобы тот лично передал его Шриле Прабхупаде.

Шрила Прабхупада сидел в своей комнате в храме Радхи-Дамодары. Прочитав письмо из Бомбея, он отложил его в сторону и вышел в открытый двор. День близился к концу, пели птицы, преданные сидели на полу на хлопковой циновке «дхарри» в ожидании лекции. Прабхупада сел на возвышение и запел «Джая Радха-Мадхава».

Прадьюмна читал вслух, а Прабхупада останавливал его там, где считал нужным, и давал свое объяснение. Он говорил о том особом благе, которое приносит проживание во Вриндаване, и предупреждал, что не стоит приезжать в Дхаму, чтобы зарабатывать деньги или совершать оскорбления. Однако, если оскорбление совершит житель Вриндавана, то он не лишится благ проживания в Дхаме при условии, что «никогда не покинет пыли Вриндавана».

Спустилась ночь, Прабхупада продолжал читать лекцию при тусклом свете электрических лампочек. Время от времени во двор входили и выходили паломники, с интересом наблюдая, как «Свамиджи» читает своим западным ученикам лекцию на английском.

После ответов на вопросы Прабхупада вернулся в комнату, беседуя по пути с владельцем храма Гаурачандом Госвами. Несколько преданных задержались в комнате Прабхупады, а сквозь ставни окон с любопытством заглядывали внутрь многочисленные индусы, чего никогда не случалось раньше, до того как жилец этих комнат, Бхактиведанта Свами, уехал в Америку.

Наконец, оставшись один, Прабхупада задумался о Бомбее. Он переживал происходящее за сотни миль так, словно события разворачивались прямо здесь, во Вриндаване. Достав копию договора, подписанного им и господином Н., Прабхупада позвал своего секретаря и начал диктовать письмо своим старшим ученикам в Бомбей.

Он начал свое письмо, словно юрист, пункт за пунктом логично отвечая на вопросы. Одной из причин, побуждавших преданных отказаться от земли, было то, что член благотворительного комитета не дал им разрешения. На это Прабхупада ответил, что в таком случае они должны попытаться вернуть деньги и оставить землю. Первый довод не показался ему достаточно веским – благотворительная комиссия не отказывается выдать разрешение, а просто задерживает его. Хотя господин Н. и упоминал о шестимесячном сроке на получение разрешения, Прабхупада указал, что пункта о сроках получения в оригинале договора не было.

Другой довод учеников в пользу отказа от земли состоял в том, что, по словам господина Н., преданным не удалось получить документ о передаче имущества в шестимесячный срок, как говорилось в изначальном договоре о купле-продаже. На это Прабхупада ответил, что, согласно договору, «право аннулировать договор остается за покупателем, а не за продавцом». Но главное – господин Н. в шестимесячный срок получил от преданных чек на сумму сто тысяч рупий в качестве задатка, поэтому договор купли-продажи был соблюден.

… мы считаем, что договор о передаче имущества был г-ном Н. выполнен, и не хотим его аннулировать, но немедленно прекращаем сделку. Хватит. Он пытается обманом этого избежать. Он надавил на вас, и вы испугались. Он одурачил вас, и вы подумали, что его положение в суде гораздо выгоднее вашего, и вам придется отдать ему деньги. Но это обман. Никаких денег он больше не получит. Больше не платите ему. Прежде всего подайте на него в суд… Нам нечего бояться. Наша позиция очень и очень прочна.

И даже если господин Н. угрожает расправой, то это тоже не причина для отступления. Преданные находятся на участке по законному праву и должны прибегнуть к помощи полиции.

Поэтому мне кажется, что вы, ребята, слишком робки, чтобы хорошо вести такие дела. Можете делать все, что хотите. Против него нужно немедленно возбудить уголовное дело, а вы не делаете этого, так как он дурачит вас. Он сотрясает воздух и угрожает вам, а вы по своей глупости верите и пляшете под его дудку. Но я не собираюсь этого делать.

В конечном счете Прабхупада посоветовал преданным обратиться к судье и сказать: «Мы передали господину Н. деньги, а он теперь угрожает нам физической расправой, чтобы нас согнать». Преданные не должны бояться.

Хайдарабад, 11 ноября 1972 г.

Прабхупада приехал в Хайдарабад на программу в пандале. Его лекции собирали толпы людей. Где бы он ни появ­лялся, даже когда садился в машину или выходил из нее, лю­ди окружали его, чтобы коснуться его лотосных стоп. В ту пору в Хайдарабаде была сильная засуха, но через несколько дней после приезда Прабхупады пошли дожди. Одна газета предположила, что конец засухе положил харинама-киртан, который с таким энтузиазмом провел Прабхупада и его уче­ники. Прабхупада согласился с этим.

Встретился он и с господином Н., который приехал в Хай­дарабад из Бомбея. У Шьямасундары и господина Н. сложи­лись очень теплые отношения, поскольку господин Н. души не чаял в его трехлетней дочке Сарасвати. Он-то и отправил­ся к господину Н. и уговорил его встретиться с Прабхупадой. Господин Н. согласился, но из страха, что Прабхупада, при­менив свою мистическую силу, заставит его действовать про­тив собственной воли, он взял с собой некоего гуру, рассчи­тывая на то, что гуру сможет нейтрализовать духовную силу Прабхупады.

Господин Н., его гуру и Шьямасундара втроем пришли в дом Панилала Притхи, где остановился Прабхупада. Прабху пада встретил их очень любезно и беседовал с ними за пра-садом до тех пор, пока не начал зевать.

Гуру господина Н. сказал:

— Ах, Свами, вы, наверное, очень устали. Мы не будем нам сейчас мешать. Вам нужно отдохнуть, а поговорить мож­но и позже.

— Да, — ответил Прабхупада, — я очень устал. Тогда господин Н. и его гуру, извинившись, удалились в

соседнюю комнату.

Через несколько минут Прабхупада позвал к себе Тамала-Кришну Госвами.

— Когда кто-нибудь спрашивает тебя, не устал ли ты, — сказал Прабхупада — это значит, что устал он сам. Загляни в соседнюю комнату, и ты увидишь, что они оба спят.

Он велел Тамала-Кришне осторожно разбудить господи­на Н., так, чтобы не потревожить гуру, и привести его к не­му в комнату.

Войдя на цыпочках в соседнюю комнату, Тамала-Кришна обнаружил, что и господин Н., и его гуру спят на кроватях.

Он подошел к господину Н., дотронулся до него рукой и тихо сказал:

— Господин Н., господин Н., проснитесь. Прабхупада хо­чет поговорить с вами. Идемте скорее.

Господин Н. очнулся ото сна и послушно пошел в комна­ту к Прабхупаде, забыв про своего друга-гуру.

Два часа говорил Прабхупада с господином Н., и в конце концов они составили новый контракт. Работая в отдельной комнате, Тамала-Кришна и Шьямасундара готовили и пере­печатывали документы, а тем временем Прабхупада и госпо­дин Н. уточняли последние юридические детали. После этого господин Н. подписал договор, а его приятель гуру продол­жал спать крепким сном.

Вечером того же дня Тамала-Кришна признался Шриле Прабхупаде:

— Я так взволнован всем происходящим, что даже не мо­гу как следует читать мантру.

— Это естественно, — ответил Прабхупада, — я и сам не могу, когда чем-то встревожен.

— Но я вижу, что это не мешает моему духовному рос­ту, — заметил Тамала-Кришна.

Прабхупада кивнул.

***

25 ноября 1972 г.

Прабхупада приехал в Бомбей, надеясь на завершение зе­мельной сделки, но господин Н. по-прежнему продолжал тя­нуть, несмотря на новый договор. Было очевидно, что за все­ми его увертками стоял новый план обмануть ИСККОН. Прождав в Бомбее много дней, Шрила Прабхупада в конце концов уехал в Ахмедабад на программу в пандале. Своим ученикам он поручил совершить сделку на новых условиях или вернуть первые два лакха рупий, уплаченных в качестве первоначального взноса.

Однако, когда Шрила Прабхупада уехал, Шьямасундара, Тамала-Кришна Госвами и другие стали говорить о том, что, даже если в один прекрасный день они и получат документ на владение Джуху, построить здесь храм, о котором мечттает Прабхупада, будет практически невозможно. Шьямасун­дара говорил, что, даже получив эту землю, нельзя рассчи­тывать и в самом деле построить в этих джунглях большой храм и гостиницу. Ничего из этого не выйдет. Тем временем Прабхупада, находясь в Ахмедабаде, продолжал вести отту­да свою бомбейскую кампанию. Он попросил господина Н. и господина Д. приехать в Ахмедабад и попытаться прийти к соглашению. Они отказались.

В это время в Бомбее преданные выяснили, что, если они хотят получить назад первоначальный взнос, а также те день­ги — пять лакхов — которые они внесли в счет госпошли­ны, им нужно немедленно расторгнуть новый договор. Они не знали, что делать, а время шло.

Однажды утром в Ахмедабад из Бомбея приехала одна из учениц Прабхупады, Вишакха-деви даси. Прабхупада вызвал се и велел тут же ехать обратно в Бомбей с посланием. Опа­саясь, что его представители в Бомбее совершат ошибку и откажутся от земли, он велел ей передать им, чтобы они ни при каких обстоятельствах не расторгали договор с господи­ном Н. «Вообще-то, — сказал он, — не женское это дело, но все остальные либо слишком заняты программой в пандале, либо еще не достаточно долго находятся с нами, чтобы им можно было дать подобное поручение».

Вишакха села на ближайший поезд из Ахмедабада и утром следующего дня была в Бомбее. Но то, чего боялся Прабхупада, уже свершилось: преданные расторгли договор о продаже земли. Они были убеждены, что, приобретя зем­лю, они совершат ошибку, и их адвокаты согласились с ни­ми, указав, что, если преданные хотят получить назад свои деньги, то расторгать договор нужно немедленно. Узнав о распоряжении, отданном Прабхупадой, преданные пришли в полное замешательство. Никаких законных прав на землю у них больше не было. И они не выполнили волю Прабхупады! Гирираджа позвонил Прабхупаде в Ахмедабад, чтобы сооб­щить ему о случившемся.

«Бхактиведанта Свами слушает», — сказал Прабхупада, взяв трубку. Гирираджа сообщил, что из Ахмедабада к ним приехала преданная с посланием от него. «Да, да, — ответил Прабхупада. — Что дальше?» Собравшись с духом, Гирирад­жа выпалил: «Мы расторгли договор». Прабхупада молчал. Затем голосом, в котором одновременно звучали гнев и сми­рение, сказал: «Это конец».

***

«Этот негодяй господин Н. никогда не дождется, чтобы я отдал ему „Харе-Кришна-ленд"», — писал Прабхупада одно­му из свободных членов Общества накануне своего отъезда из Ахмедабада в Бомбей. Прабхупада стал думать над тем, как исправить ошибку своих учеников. Пока что никаких де­нег перечислено не было, так что, возможно, еще не поздно.

Господин Н. не мог понять, почему Прабхупада так упор­но сражается за землю в Джуху, и не потому, что Прабхупа­да скрывал свои намерения. Он не делал из них секрета, но понять мысли и действия преданного способен только пре­данный. Господин Н. вел себя с Прабхупадой так же, как он вел себя с компанией С. Он обманул их, и теперь пытался обмануть ИСККОН. Он был уверен, что Прабхупадой и его учениками движет тот же мотив, который двигал им самим, единственный, доступный его пониманию — алчность.

В сущности, даже ученикам Прабхупады трудно было по­нять, что заставляет его так держаться за эту землю. Главной причиной было желание Прабхупады проповедовать созна­ние Кришны в Бомбее. Шрила Прабхупада говорил: «Мой Гуру Махараджа велел мне проповедовать сознание Криш­ны на Западе, и я выполнил его волю. Теперь я хочу про­поведовать в Индии». Бомбей играл очень важную роль в жизни страны, он был воротами Индии. И в Бомбее Кришна привел Прабхупаду именно на эту землю, где он уже начал проповедовать и куда привез Божества Радхи и Кришны. По мнению Прабхупады, эта земля как нельзя лучше подходила для того, чтобы построить на ней большой, величественный храм и международный отель, которые он задумал.

Бомбей — это очень важный город. Здесь должно вестись пышное храмовое богослужение, здесь нужно раздавать прасад, устраивать большие праздники и проводить разнообраз­ные культурные программы. Участок в Джуху представлялся ему идеальным местом для школы, театра, библиотеки, жи­лых домов — словом, для целого городка Харе Кришна. Так как же мог Прабхупада отступить перед этим негодяем, кото­рый пытался обвести его вокруг пальца? «У сознания Криш­ны всегда будут противники, — говорил Прабхупада, — но это не значит, что преданные должны им уступать». Пропо­ведник должен быть терпимым, но, когда не остается ничего другого и на карту поставлены интересы Кришны, он дол­жен идти в бой.

Прабхупада не собирался отказываться от этого земель­ного участка еще и потому, что дал обещание Божествам, Радхе-Расавихари. Приглашая Кришну прийти сюда, он мо­лил Его: «О Господь, пожалуйста, останься здесь, и я построю для Тебя великолепный храм».

Таким образом, если желание использовать эту землю для проповеди было очевидной, или внешней, причиной, объяс­нявшей решимость Прабхупады удержать за собой участок в Джуху, то внутренней, скрытой причиной этого было обеща­ние, которое он дал Их Милостям Шри Шри Радхе-Расавиха­ри. Воинственный дух Прабхупады, стремившегося во что бы то ни стало удержать землю, был так силен, что временами казалось, будто он борется только ради того, чтобы бороть­ся. Иногда он даже сравнивал господина Н. с демоном Кам­сой из «Шримад-Бхагаватам», который много раз пытался убить Кришну. Как Камса, пытаясь убить Кришну, исполь­зовал для этого демонов рангом пониже, так и господин П. нанимал демонов-исполнителей в лице адвокатов, дружков и громил. Убийство демонов вроде Камсы было для Кришны игрой, лилой, — делая это, Он испытывал наслаждение. По­добным же образом, Прабхупада, верный слуга Кришны, был полностью поглощен борьбой с господином Н. Он все время был начеку и всегда сохранял воинственный дух. Когда гос­подин Н. стал блефовать и запугивать преданных, те отсту­пили, но Прабхупада не сдавал своих позиций. Ни минуты не колеблясь, он ринулся в бой, поскольку Кришне и Его миссии был брошен вызов.

Прабхупада выступал как защитник и отец Божеств и бомбейского отделения ИСККОН. Как сказано в «Нектаре преданности», многие великие преданные вечно связаны с Кришной таким типом взаимоотношений, в которых они вы­ступают в роли Его защитника и покровителя. Когда малень-к ий Кришна боролся со змеем Калией, мать и отец Кришны трепетали, охваченные трансцендентной тревогой. Они ви­дели, как змей обвил их ребенка, и в страхе за жизнь Криш­ны пытались защитить Его. Вечные родители Кришны все­гда боятся, что кто-то может причинить их сыну зло, а когда такая опасность появляется, их естественный страх много­кратно возрастает. Так выражается их безграничная любовь к Кришне. Подобно им, Шрила Прабхупада стремился защи­тить Радху-Расавихари и движение сознания Кришны. Даже шая о том, что Кришна Сам защищает всех, и никто не мо­жет идти против Его воли, Прабхупада, движимый желани­ем защитить проповедь сознания Кришны, опасался, что этот демон, господин Н, причинит Кришне какое-нибудь зло.

Точно так же, по-отечески, Прабхупада относился и к сво­им ученикам, тревожась за их судьбы. Он считал их детьми, которые не имеют опыта в житейских делах, не знают, как вести себя с мошенниками, и легко попадают впросак. Но, если сын слишком доверчив, отец должен быть вдвойне про­ницательным и сильным, чтобы защитить свою семью. Как покровитель преданных и миссии сознания Кришны, Пра­бхупада хотел создать своим ученикам хорошие жилищные условия, чтобы они служили Кришне в комфорте и даже в роскоши. Духовный учитель Прабхупады Бхактисиддханта Сарасвати учил тому же; он говорил, что у проповедников сознания Кришны должно быть все самое лучшее, ибо они служат Кришне лучше всех. Поэтому Прабхупада был полон решимости построить в Бомбее свой город — «Харе-Криш-на-ленд». Он не принадлежал к числу нищенствующих стран­ников, которым ничего не нужно в материальном мире. Он чувствовал ответственность за судьбы тысяч своих учеников и потому брал на себя так много обязанностей.

Господин Н. не мог знать, какими мотивами руководствовался Шрила Прабхупада. Не мог он и представить себе, какими последствиями чревато противодействие Кришне и I И чистому преданному, хотя в самых известных произведения» индийской классики — «Бхагавад-гите», «Шримад-Бхаганн там» и «Рамаяне» — говорится о том, насколько это опас но. Прабхупада сражался на стороне Кришны, следователь но, господин Н. выступал против Верховной Личности Бога.

***

Расторжение договора учениками Прабхупады ослабило юридическую позицию ИСККОН, но Прабхупада верил, что если преданные и дальше будут хотя бы просто находиться на земле, то им удастся отстоять свои позиции. В то же время он настаивал, чтобы они больше занимались проповедничес­кой деятельностью. Пусть они не думают, что без храма не­возможно проповедовать. Поэтому он организовал еще один большой фестиваль в центре Бомбея. Фестиваль прошел с огромным успехом, собирая каждый вечер по двадцать ты­сяч человек.

На открытии праздника выступили с речами такие имени­тые гости, как мэр Бомбея господин Р. К. Ганатра и другие. Активно участвовали в нем и преданные — они занимались подготовкой к празднику и его рекламой, готовили и раз­давали прасад, распространяли книги Шрилы Прабхупады и проповедовали, отвечая на вопросы гостей фестиваля. Фес­тиваль поднял преданным настроение и вывел их из депрес­сии, возникшей вследствие затянувшейся судебной тяжбы и суровых условий жизни в Джуху.

В конце января 1973 года Прабхупада встретился с госпо­дином Н. в доме господина Махадевиа. Адвокаты Прабхупа­ды уже возбудили против господина Н. уголовное дело, и все же Прабхупада хотел попробовать уладить дело без суда. Он всегда был очень любезен и обходителен с господином Н., и тот, в свою очередь, всегда бывал вежлив с Прабхупадой, де­лая вид, что готов пойти ему навстречу. Но на этот раз все было иначе — ни улыбок, ни любезностей, только холодная вежливость. Через несколько минут Прабхупада велел уче­никам выйти из комнаты.

Перейдя на хинди, Господин Н. стал обвинять Прабхупа-ду и преданных в связях с ЦРУ.

— В понедельник, — ледяным тоном произнес госпо­дин Н., — я вручу вам чек на два лакха рупий, которые вы оплатили в качестве первоначального взноса.

— Хорошо, — ответил Прабхупада. — Если вы не хоти­те расстаться со своей землей, мы уйдем. Но только хоро­шенько подумайте, прежде чем сделать это.

Господин Н. продолжал обвинять преданных:

— Вы называете себя владельцами земли, а сами не даете покоя всей округе, встаете в четыре часа и вообще...

— Мы не считаем себя владельцами этой земли, — сказал в ответ Прабхупада. — Ее настоящий владелец — Кришна, а не я. Кришна уже находится на Своей земле. Зачем вы мо­рочите нам голову? Берите деньги и отдайте нам землю. Ес­ли вы хотите, чтобы мы ушли, то приготовьте чек. — До сих пор Прабхупада сдерживался, но теперь дал волю гневу. — Приносите чек, и завтра же утром мы освободим землю. Нет, мы уйдем сегодня вечером! Отдайте нам наши деньги! У вас есть деньги?

Господин Н. закричал:

— Я сам уберу ваши Божества! Я сломаю храм и выкину Их! — и выбежал из комнаты.

На той же неделе у господина Н. случился тяжелый сер­дечный приступ, его положили в больницу, а еще через две недели он умер.

Госпожа Н., не столь опытная в юридических вопросах, как ее покойный супруг, тем не менее стала продолжать борьбу, а ее адвокаты, в погоне за гонорарами, с еще большим рвени­ем, чем она сама, вели тяжбу, добиваясь изгнания ИСККОН с земли в Джуху. В апреле 1973 года дело ИСККОН, по его же иску, рассматривалось в Верховном суде штата. Но из-за тактических проволочек решение откладывалось месяц за месяцем.

Прабхупада не начинал строительства в Джуху, посконь ку у него не было ни документа, подтверждающего его пращ на землю, ни уверенности получить его. Он съездил на За* пад, вернулся в Индию, но за это время так ничего и не про» яснилось. В бомбейском отделении ИСККОН все было спо­койно, но дело не двигалось, исход оставался неясным.

И вот однажды, без всякого предупреждения, госпожа Н. совершила разбойную акцию. Утром 1 июня, когда преданные занимались своими обычными делами, на их территорию въехал грузовик. Это был ликвидационный отряд, приехавший для того, чтобы снести храм. Каким-то образом госпо­же Н. удалось убедить одного из чиновников городского управления дать санкцию на разрушение храма — скромно­го сооружения из кирпича и железобетона. Гирираджа пы­тался показать старшему офицеру письмо, подтверждающее права ИСККОН на землю, но тот даже смотреть на него не стал и подал знак приступить к сносу. Вскоре подъехали дру­гие грузовики, ликвидаторов набралось человек сто. С авто­генами и кувалдами в руках они ринулись крушить все, что попадалось им на пути.

Ликвидаторы подтащили лестницы и стали кувалдами ло­мать крышу над залом храма. Другие, орудуя автогенами, перерезали стальные опоры. Они хотели сначала сокрушить все стальные опоры в зале для киртанов, двигаясь по направ­лению к алтарю, где стояли Радха-Расавихари. Преданные попытались было остановить вандалов, но в это время на участке появились полицейские; работая парами, они хвата­ли сопротивлявшихся преданных за руки и за ноги и оттас­кивали их прочь. Женщин полиция выволакивала за волосы, а жители домов, расположенных на территории ИСККОН, собрались вокруг, наблюдая за происходящим. Одни радова­лись разрушению храма, другие сочувствовали преданным, но из страха перед полицией помогать преданным никто не смел.

Одна преданная, Манасви, побежала к телефону и позво­нила господину Махадевиа, который вместе со своим другом, господином Винодой Гуптой, бросился к месту происшест­вия. Приехав туда, они увидели, как полицейские тащили за волосы последнюю протестовавшую преданную. Трое полицейских набросились на нее, когда она, стремясь защитить Божества, пыталась закрыть дверь, ведущую к алтарю. Гос­подин Махадевиа кинулся к дому одного из местных жите­лей, который сочувствовал преданным, господина Ачарьи, и позвонил своему брату Чандре Махадевиа, богатому бизнес­мену и другу Бала Тхакура, лидера одной из самых влиятель­ных политических партий в Бомбее.

Господин Чандра Махадевиа сообщил Балу Тхакуру о том, что произошло: по наущению индуски и по приказу му­ниципального чиновника-индуса сносят индуистский храм Господа Вишну. Господин Тхакур сообщил об этом предсе­дателю муниципалитета, который сказал, что ему ничего не известно о приказе снести храм, и в свою очередь позвонил в местное отделение муниципалитета, приславшее ликвидаци­онный отряд. Оттуда послали человека, который должен был остановить разрушение храма. Чиновник приехал около двух часов дня, в тот самый момент, когда команда ликвидаторов перерезала последнюю колонну и разбирала крышу над Бо­жествами. Приказ прекратить разрушение передали старше­му офицеру, который в конце концов остановил свой отряд. Во время нападения на храм Прабхупада находился в Каль­кутте. Когда преданные наконец дозвонились ему, он велел поднять всех бомбейских друзей ИСККОН и свободных чле­нов, чтобы организовать в средствах массовой информации кампанию протеста против совершенного нападения и выя­вить виновников. Это будет очень сильным средством в борь­бе против госпожи Н. и ее приспешников.

Прабхупада назвал нескольких свободных членов, кото­рые, по его мнению, могли помочь преданным. Господин Са­да Дживатлал, глава «Хинду вишва паришад» поможет при­влечь внимание общественности, его организация выступает в защиту хинду-дхармы и предназначена как раз для оказа­ния помощи в подобных ситуациях. Это происшествие, ска­зал Прабхупада, является частью плана Кришны, поэтому преданным бояться нечего.

На следующее утро на первой странице «Фри пресс джор-нэл» появилась фотография разрушенного храма под заго­ловком: «НЕЗАКОННО ВОЗВЕДЕННЫЙ ХРАМ РАЗРУ­ШЕН МУНИЦИПАЛЬНЫМИ ВЛАСТЯМИ».

Преданные развернули работу по организации контрпропаганды. Господин Сада Дживатлал превратил свой офис в центре города в офис ИСККОН и вместе с преданными ми чал кампанию в печати. Несмотря на потоки клеветы ни ИСККОН, многих индийцев шокировал этот акт насилия, Муниципалитет единодушно осудил официальных лиц, несущих ответственность за нападение на индуистский храм. Преданные работали в офисе с 6 утра до 9 вечера, звонили в газеты, писали письма и докладные записки, устанавливали контакты с потенциальными сторонниками.

Член политической партии «Джан-сангх», выступавшей за сохранение культуры индуизма в Индии, господин Винод Гупта, господин Картикея Махадевиа и другие влиятельные друзья ИСККОН образовали комитет по спасению храма. Господин Гупта издал составленную им самим листовку, где объявил ИСККОН подлинной индуистской организацией. После того как Гирираджа встретился с правительственными чиновниками и заручился их поддержкой, многие видные граждане Бомбея, убедившись в авторитетности движения Харе Кришна, стали симпатизировать и помогать ему.

Таким образом, план госпожи Н. и ее адвокатов обернулся против них самих. Они думали, что имеют дело с горсткой юнцов-иностранцев, но вскоре обнаружили, что против них выступают многие влиятельные жители Бомбея.

Шрила Прабхупада предсказывал, что все закончится благополучно. Через несколько дней после инцидента он писал:

То, что муниципалитет снес наш храм, только укрепило позиции ИСККОН. Комитет муниципалитета осудил поспешные действия городских властей и согласился восстановить навес за свой счет. Более того, муниципалитет вынес постановление о неприкосновенности всех временных построек на нашей территории вплоть до решения суда о том, кто является хозяином земли. В сложившихся обстоятельствах мы должны немедленно восстановить навес над Божествами и обнести участок забором из колючей проволоки. По возможности, перед храмом нужно немедленно поставить временный пандал из наших материалов. Как только это будет сделано, я вернусь в Бомбей, начну Бха-гават Параяну и буду вести ее до решения суда. Таково мое желание.

Преданные начинали видеть во всем происходящем милость Кришны, поскольку эти события побудили многих свободных членов Общества оказать Прабхупаде и Господу Кришне ценные услуги. Когда-то Прабхупада останавливался в домах многих из них, проповедовал им и их семьям, убеждая их в своей искренности и благородстве целей своего движения. Такие друзья и свободные члены Общества, как Ьхагубай Патель, Бехарилал Кханделвала, Бриджратан Мо-хатта, д-р Ч. Бали и другие, действовали не просто из религиозной сентиментальности, но движимые чувством глубокого уважения и любви к Прабхупаде.

С помощью Сады Дживатлала Гирираджа пытался убедить муниципальный совет выдать преданным разрешение на восстановление храма. И тут он обнаружил, что в тот же самый день (пятницу) госпожа Н. подала заявление в суд, требуя наложить запрет на восстановительные работы ИСККОН. Судья Наин сказал Гирирадже, что без разбирательства не собирается удовлетворять просьбу госпожи Н. Он назначил слушание этого дела на следующий понедельник. Это означало, что у преданных осталось два дня, с субботы до понедельника, для того чтобы восстановить храм.

Преданные понимали, что у них фактически нет разрешения на восстановление храма, но вместе с тем не было и закона, на основании которого их можно было бы остановить. Если судья Наин решит дело не в их пользу, то отстроить храм будет невероятно трудно. Поэтому они решили восстановить его за два дня, оставшиеся до суда. Господин Лал, бывший подрядчик, помог достать стройматериалы — кирпич, раствор, асбестовые плиты. Господин Сетхи прислал бригаду рабочих. В восемь часов вечера в пятницу каменщики приступили к работе и, невзирая на дождь, продолжали работать всю ночь. А утром в понедельник судья, узнав о новом храме, объявил: «Что построено, то построено. Никто не имеет права разрушить храм».

Когда Прабхупада узнал о случившемся, он назвал это полной победой. Храм отстроен заново, общественное мнение постепенно меняется в пользу ИСККОН.

***

15 сентября 1973 г.

На следующий день после своего приезда Шрила Прабхупада встретился с адвокатами госпожи Н. и выслушал их предложения. В деле появились обнадеживающие моменты, и все же они никак не могли достичь договоренности. Реакция общественности на попытку госпожи Н. разрушить храм изменила ее настрой. Своему адвокату она сказала, что если Прабхупада сразу заплатит ей оставшиеся 12 лакхов рупий, то она согласится отдать ему землю. Прабхупада был готов согласиться на ее предложение, но не хотел ничего предпринимать до тех пор, пока не удостоверится в серьезности намерений госпожи Н.

С ней регулярно встречался бомбейский адвокат и свободный член ИСККОН господин Аснани, убеждая ее пойти навстречу Прабхупаде. То же самое советовали ей и ее адво­каты. Однако Прабхупада пробыл в Бомбее уже несколько недель, а встретиться с госпожой Н. все никак не удавалось, Однажды господин Аснани приехал к ней, чтобы отвезти ее к Прабхупаде, но она сказалась больной. Каждый день гос­подин Аснани обещал Прабхупаде: «Госпожа Н. приедет зав­тра». Прабхупада не мог скрыть своего разочарования; ви­дя это, его секретари заявили господину Аснани, что они не сомневаются в его добрых намерениях, но склоняются к то­му, чтобы передать дело другим адвокатам. Господин Аснани попросил дать ему сорок восемь часов на то, чтобы уладить дело и оформить передачу земли.

Он приехал к госпоже Н. в один из ее домов, где она по­правлялась после болезни. «Матаджи, — сказал он умоляю­щим голосом, — мой Гуру Махараджа завтра уезжает. Если вы не приедете сегодня вечером, дело с землей может затя­нуться еще на год». Госпожа Н. согласилась. Около 9 часов вечера они вдвоем подъехали к дому господина Богилала Па-теля, где Прабхупада должен был проводить киртан и читать «Бхагаватам». Прабхупада был на крыше и собирался на­чать лекцию, но, услышав о приезде госпожи Н., он прервал программу и спустился к себе в комнату, чтобы поговорить с ней. После короткой беседы Прабхупада извинился перед госпожой Н. и, поднявшись на крышу, прочитал лекцию.

Вернулся он около полуночи в сопровождении слуги и се­кретаря. Госпожа Н. все еще ждала его. Разрыдавшись, она упала Прабхупаде в ноги.

— Простите меня за все, что я вам сделала, — сквозь сле­зы проговорила она. — Пожалуйста, простите меня.

Она пообещала все сделать так, как хотел Прабхупада. Прабхупада смотрел на нее с жалостью, он видел, что тво­рилось у нее на душе.

— Вы мне как дочь, — сказал он. — Не беспокойтесь. Я позабочусь о вас. Я буду заботиться о вас до конца ва­ших дней.

Прабхупада сказал, что принимает все ее условия, он го­тов выплатить остающиеся 12 лакхов рупий плюс 50 000 ру­пий компенсации за просрочку.

1 ноября в полседьмого вечера Шрила Прабхупада сидел со своим низким письменным столом в простенке между ок­нами, спиной к стене. В его комнате находились также гос­пожа Н. со своими адвокатами, чиновник-регистратор, гос­подин Аснани, супруги Сетхи и человек восемь преданных. В переполненной комнате было жарко и душно. Регистратор готовил документы для подписи, а госпожа Н. тем временем сидела по правую руку от Прабхупады. Шрила Прабхупада был серьезен. Тишину в комнате нарушало только шуршание бумаг и скрип перьев. Подготовка и подписание купчей заня­ли чуть больше двадцати минут. Прабхупада передал деньги госпоже Н., после чего она подписала документ о передаче земли. Отныне земля по закону принадлежала ИСККОН.

Гирираджа: Когда подписывали документы, в комнате стояла мертвая тишина. Каждому из присутствующих ка­залось, что происходит событие чрезвычайной важности, как будто две великие мировые державы подписывают до­говор или что-нибудь в этом роде. После того как госпо­жа Н. подписала документ, все молча наблюдали за тем, как передают бумаги. Она заплакала. Тамала-Кришна Госвами спросил ее, почему она плачет, и госпожа Н. ответила, что как раз в этот день к ней приходил господин Матар и ска­зал, что нашел покупателя на землю, который предложил сумму намного больше той, что платим мы. Глядя на гос­пожу Н., мы думали, что сейчас она, наверно, вспоминает все, что произошло за это время, все совершенное ею зло и смерть мужа. За этой минутой стояли месяцы напряжен­ной, нескончаемой борьбы. Поэтому для Прабхупады, пре­данных и тех, кто поддерживал Прабхупаду, все происхо­дившее в этот вечер было осуществлением их долголетней мечты.

Шрила Прабхупада попросил учеников сообщить об окон­чании дела в газеты. Он пригласил всех пройти в зал пе­ред его кабинетом и принять участие в пире. Циновки были расстелены в два ряда, преданные принесли тарелки из ба­нановых листьев и разложили их перед гостями, после чего стали предлагать сидящим в два ряда гостям разнообразные блюда.

Прабхупада не садился. «Ну что же, начнем», — сказал он, после того как закончили разносить прасад. Преданные приготовили несколько блюд — рис, дал, пакоры самых раз­ных видов (из картофеля, цветной капусты, баклажанов), картофельное сабджи, пападамы, бурфи, сабджи из цветной капусты, ладду, чамчам (молочные сладости), кхир с верми­шелью, халаву и лимонный напиток. Настроение у всех бы­ло радостное и приподнятое.

Госпожа Уорриер (проживающая в Джуху): После подпи­сания купчей все преданные прокричали: «Джая!» Все они были очень счастливы. Потом Прабхупада рассказал нам о бомбейском проекте. Он сказал, что все здесь будет из мрамора. Кто-то спросил, может ли быть, чтобы все бы­ло мраморным. Прабхупада объяснил, что это вполне воз­можно и осуществимо. Он представил проект так нагляд­но, что все были поражены тем, как он его описывал. Этот храм станет восьмым чудом света. Люди будут приезжать со всего мира, только чтобы увидеть этот храм. Он ста­нет одной из достопримечательностей Бомбея. Прабхупа­да представил весь проект так, как будто видел его мыс­ленным взором, и сказал еще, что, когда строительство закончится, мы увидим нечто такое, чего мы и предста­вить себе не можем. Это будет нечто потрясающее!

Ужин закончился поздно, и когда все разошлись, Прабху­пада вернулся в свою комнату. Сев за рабочий стол и отки­нувшись назад, он воскликнул: «Хороший был бой!»

***

С ноября 1974 по январь 1975 года Шрила Прабхупада находился в Бомбее. Все эти три месяца он упорно и настойчиво пытался получить разрешение на строительство прекрасного храма Радха-Расавихари. Его личное участие в этом проекте произвело огромное впечатление на Гирираджа и других преданных, посвятивших свою жизнь «Харе-Кришна-Лэнду». Шрила Прабхупада пишет в «Бхагавад-гите»: «У преданного нет иной цели, кроме того, чтобы действовать в сознании Кришны ради удовлетворения Господа. При этом, занимаясь чем-либо, преданный должен думать только о Кришне: "Кришна велел мне сделать это". Тогда он, естественно, будет думать о Кришне… Это указание Кришны мы получаем по цепи ученической преемственности, от истинного духовного учителя».

Шрила Прахупада каждому ученику давал возможность участвовать в том или ином местном проекте и посвятить свою жизнь распространению. сознания Кришны людям, что живут вокруг. Полем деятельности самого Прабхупады был весь мир. Прабхупада был подобен императору, желающему наградить обширными владениями своих верных сыновей. Однако эти участки и проекты он раздавал не для того, чтобы ученики становились материальными собственниками (ибо это – всегда преходяще), но ради служения Господу. Ведь все принадлежит Кришне, а потому каждый проповедник может жить в том или ином Его владении, чтобы стараться освободить из лап майи местных жителей. Бомбейский «Харе-Кришна-Лэнд» был одним из главных проектов Прабхупады, но начало у него было медленным, словно Кришна, прежде чем позволить этому проекту проявиться, хотел убедиться в том, что преданные выдержат многочисленные проверки на верность указаниям своего духовного учителя.

Хотя на территории ИСККОН стояло несколько жилых домов, закон запрещал преданным выселять из них жильцов. Однако не было такого закона, который запрещал бы владельцу надстроить на своем здании дополнительный этаж! Поэтому Шрила Прабхупада попросил г-на Сетхи, верного свободного члена ИСККОН и строителя-подрядчика, надстроить над двумя домами по этажу. Г-н Сетхи с готовностью взялся за выполнение этого поручения и выхлопотал разрешение на строительство.

Когда все было готово, на эти этажи заселились брахмачари, там разместились офисы и книжный склад. Преданные наконец-то смогли съехать из соломенных хижин, где жили с того самого дня, когда перебрались на участок. Это не только избавило их от необходимости делить свое скверное жилье с крысами, но и позволило снести хижины, что было необходимым условием для выдачи разрешения на строительство храма.

Другой же причиной, по которой власти города отказывались давать разрешение, было то, что бхаджан в храме мог стать источником беспокойств для окружающих. Вот эту-то проблему и нужно было решать в первую очередь. Увидев рисунок Прабхупады, изображающий будущие храм и гостиницу, полиция согласилась с тем, что в таком большом храме киртан не будет создавать столько шума, как сейчас. Поэтому, с условием, что ИСККОН снесет соломенные хижины и расширит подъездную дорогу, обеспечив жильцам свободный доступ к задней части участка, власти согласились принять генеральный план «Харе-Кришна-Лэнда» и снять свою претензию относительно «нарушения общественного порядка». Каждое требование властей включало в себя множество весьма спорных нюансов, нуждающихся в уточнении; и все это напоминало затянувшуюся игру в шахматы, но Прабхупада был человеком опытным, внимательным и решительным. Он решил на несколько месяцев остаться в «Харе-Кришна-Лэнде», чтобы помочь Гирираджу, г-ну Сетхи и другим.

В течение всего времени пребывания в Джуху Прабхупада настойчиво требовал от преданных, живущих на территории «Харе-Кришна-Лэнда», поддерживать проведение духовных программ. Несмотря на то, что храма еще не было, на воскресные пиры приходило от пятисот до семисот гостей. Гирираджа сообщил Прабхупаде, что праздник Джанмаштами в Бомбее прошел с огромным успехом: несколько тысяч человек пришли на участок ИСККОН, чтобы получить даршан Божеств и принять прасад.

Решение Прабхупады провести в Бомбее три месяца свидетельствовало о том, что ему очень дорог «Харе-Кришна-Лэнд». Ведь в последнее время Прабхупада останавливался в храмах не более чем на неделю! И исключением не были даже Нью-Йорк и Лос-Анджелес. «Харе-Кришна-Лэнд» был его любимым детищем, и когда ему грозила опасность, Прабхупада тревожился и старался его оградить, когда же приходил успех, гордился и радовался и хотел поделиться своей радостью со всем миром.

Прабхупада, казалось, был доволен тем, что на участке начались хоть какие-то строительные работы. Он попросил г-на Сетхи обнести территорию кирпичной стеной, несмотря на то, что по ночам ее время от времени частично обрушивали гунды.

— Стройте хоть что-нибудь! — умолял Прабхупада. — Хоть по кирпичику, но стройте!

Приобретая землю в Бомбее, Прабхупада знал, насколько важно на ней обосноваться – даже до официального заключения сделки. Теперь же он настаивал на строительстве, хотя окончательное разрешение еще не было выдано.

— Работы должны идти — говорил Прабхупада, — хватает у вас рабочей силы и кирпичей или нет. Начните хотя бы что-то, чтобы было видно, что мы приступили.

Однако, пробыв в Найроби всего несколько дней, Прабху­пада снова заторопился в Индию. Ему сообщали о неуряди­цах в бомбейском храме, о том, что рабочие, кладовщик и чхаукидары, сговорившись, воруют с его участка стройматериалы. Когда Шрила Прабхупада услышал об этом, он так расстроился, что даже прекратил переводить. Он даже есть перестал. За тысячи миль от Бомбея Прабхупада ощу­щал боль острее, чем находившиеся там преданные. Многие из них даже не подозревали о том, что их стройматериалы разворовывают. Когда Брахмананда Свами спросил Прабхупаду, почему он ничего не ест, тот ответил:

— Как я могу есть, когда меня обкрадывают?

***

Бомбей, 1 ноября

Самолет Шрилы Прабхупады прилетел из Найроби в Бом­бей в час ночи. Несмотря на столь позднее время, у храма его встречали самые активные из свободных членов Общества, его ученики и даже некоторые жильцы стоявших на участке домов. Они проводили Прабхупаду до дверей его комнаты; Прабхупада подтвердил, что авария была серьезной, и даже показал шрам на колене. Он сказал, что рад вернуться в Бом­бей. В письме из Бомбея он писал:

Авария была очень серьезной, но Кришна спас нас... Пожа­луй, я на какое-то время останусь здесь — пока не закон­чится строительство храма на этой земле.

Отделение ИСККОН в Бомбее было конторой Шрилы Прабхупады, и он тут же взялся за дело. Он уволил инже­нера, обвинив его в халатности, простоях и краже стройма­териалов. Сначала Прабхупада не хотел договариваться ни с одной из строительных компаний, а решил, что строитель­ством должен руководить Сурабхи, который разделит рабо­ту между разными субподрядчиками. Однако система эта се­бя не оправдала.

Шрила Прабхупада хотел ее изменить, но не знал, с че­го начать.

— Мы пришли в сознание Кришны для того, что­бы жить в вечном блаженстве, — сказал он Сурабхи, — но вместо вечного блаженства я пребываю в вечном беспокой­стве.

Он обратился к Сурабхи, Гирирадже и другим с прось­бой что-нибудь предпринять.

Вскоре после этого один из свободных членов Общества, инженер-строитель, осмотрев стройку, сказал Шриле Прабхупаде, что храм и гостиницу можно без труда закончить за шесть месяцев. Тогда Прабхупада обрушился на Сурабхи, ко­торый утверждал, что шести месяцев недостаточно.

«Теперь я останусь ни с чем, — подумал Сурабхи, — и потеряю свое служение».

Затем другой свободный член Общества, господин Омкар Пракаш Дир, главный инженер в ЕСС (самой крупной и са­мой авторитетной строительной компании Индии) пришел на воскресный пир и заодно осмотрел стройку. Ужаснувшись низкому качеству работ, он заявил, что через два-три года здесь все развалится.

Гирирадже понравилась идея заключить договор с круп­нейшей и самой компетентной строительной компанией Бомбея. Он поговорил с Прабхупадой, который проявил к этому плану большой интерес. Сурабхи сначала обиделся, решив, что у не­го отбирают работу, но после встречи с господином Диром тоже загорелся новой идеей.

Договор с ЕСС был подписан, господин Дир представил график работ, строительство было разбито на этапы, и в гра­фике указывались сроки окончания каждого из этапов. Шриле Прабхупаде понравился их профессиональный под­ход к делу, хотя затраты на строительство, конечно, возрос­ли. Зато теперь можно было надеяться, что работа будет вы­полнена на высоком профессиональном уровне и в сжатые сроки, а это было важнее всего.

В Бомбее Прабхупада оставался до конца ноября. Строи­тельство шло быстро. Они могут себе позволить не эконо­мить на мелочах, — объяснял он Сурабхи. Храм должен стать таким чудесным бриллиантом, чтобы взглянуть на него при­езжали люди со всей Индии. На стройке во Вриндаване Пра­бхупада недоумевал: «Зачем так дорого? Нельзя ли попро­ще?» Зато здесь он спрашивал: «А почему не дороже?» Мраморный храм должен поражать воображение роскошью и красотой. Отель нужно сделать высшего класса, с прекрасно обставленными номерами и отличным рестораном. А кон­цертный зал с системой кондиционирования воздуха станет одним из лучших в Бомбее.

— Почему полы не мраморные? — спросил Прабхупада о номерах в отеле.

— Это обойдется слишком дорого, — ответил Сурабхи.

— О деньгах можешь не беспокоиться, — сказал Пра­бхупада. — Можно положить на пол мрамор? Тогда так и сделай.

Сурабхи сделал, но попытался сэкономить на полах в ко­ридорах и положил там более дешевый камень. Увидев это, Прабхупада остался недоволен.

— Все должно быть мрамор­ным, — сказал он.

Деньги на строительство храма в Бомбее поступали, глав­ным образом, от продажи книг в Америке, и Шриле Прабхупаде регулярно докладывали о ходе распространения книг. 18 ноября Рамешвара прислал телеграмму с хорошими но­востями.

ОТПЕЧАТАН 1 МЛН ЭКЗЕМПЛЯРОВ «НАЗАД К БОГУ» ПРЕДАННЫЕ КАК С УМА ПОСХОДИЛИ ОБЕ­ЩАЮТ РАСПРОСТРАНИТЬ ВСЕ ЗА МЕСЯЦ ВЫШЛА ГИТА НА ИСПАНСКОМ ЭТО СОТНИ МИЛЛИОНОВ К ВАШИМ ЛОТОСНЫМ СТОПАМ ВСЕ ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО ПО ВАШЕЙ МИЛОСТИ

Когда президент денверского храма ИСККОН спросил в письме, можно ли преданным открыть ювелирное дело, Шрила Прабхупада ответил отрицательно.

Зачем им заниматься бизнесом? Это испортит атмосферу. Мы будем заниматься только одним биз­несом — продавать книги. Как только вы из-за этого бизнеса станете карми и начнете гоняться за прибылью, вашей духовной жизни при­дет конец. Такого рода бизнес поощрять ни в коем случае не следует. Если мы будем заниматься бизнесом вместо санкиртаны, в этом не будет ничего хорошего. Санкиртана — это замечательно; грихастхи могут заниматься каким-нибудь другим бизнесом, но только при условии, что будут отдавать ИСККОН не менее 50 процен­тов. И все же самый лучший бизнес — это санкиртана.

Прабхупада считал, что с помощью распространения книг можно финансировать не только строительство храма в Бом­бее, но и гораздо более грандиозный проект в Майяпуре. Распространение книг не только приносит немалый доход — это еще и наилучшая проповедь. У Прабхупады была особая формула — американские деньги плюс духовная культура Индии — и он вдохновлял Рамешвару развивать санкиртану в США согласно этому принципу.

У Америки есть деньги. По примеру взаимовыручки слепого и хромого, Индия и Америка могут прекрасно сотрудничать. Если мне удастся встретиться с Индирой Ганди, я расскажу ей о том, сколько иностранной валюты мы посылаем в Индию. Получив твое воодушевляющее заверение, что с ростом распространения книг возрастут и отчисления Би-би-ти, мы попробуем построить храмы на Курукшетре и в Джаганнатха Пури. Пока мы вкладываемся только в индийские проекты, но со временем будем строить храмы по всему миру. Это значительно поднимет духовный статус Америки.

Всегда и во всем полагайтесь на Гуру и Кришну, и вы обязательно добьетесь успеха.

 

***

1977 год

Неприятности, связанные со строительством храма в Бом­бее, начались у Прабхупады еще в 1971 году, когда он подпи­сал с господином Н. контракт о покупке земли, и с тех пор преследовали его буквально на каждом шагу. Однако сейчас торжества в честь установления Божеств Радхи-Расавихари в одном из самых великолепных храмов Индии были уже не за горами. Преданные по-прежнему поклонялись Радхе-Расавихари под временным навесом, поставленным еще в 1971 году, но теперь позади него возвышалось великолепное здание хра­ма, что возвещало о скором переезде Расавихари в Его но­вый бомбейский дворец. Кришна благословлял искренний труд Шрилы Прабхупады и его учеников. Шрила Прабхупада продолжал ездить по всему свету, следя за развитием деятельности ИСККОН на всех направ­лениях, но неизменно возвращался в Бомбей. Он ви­дел, что рабочие тянут время, и понимал, что нередко они мо­шенничают, о чем преданные порой даже не подозревают. На этот раз он тоже собирался ненадолго здесь задержаться, дать советы, а затем продолжить свое путешествие.

Вернувшись на землю ИСККОН в Бомбее, Шрила Пра­бхупада пришел к Божествам, чтобы вновь увидеть Их ча­рующую красоту. Иногда он говорил, что из всех Божеств ИСККОН Радха-Расавихари — его самые любимые.

 

Автор: Сатсварупа дас Госвами

Книга: Шрила Прабхупада-лиламрита

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить