Дхама-махатмья
Home Орисса Джаганнатха Пури Святые места Гаудия-вайшнавов

postheadericon Святые места Гаудия-вайшнавов

Самадхи Харидаса ТхакураУникальная по своему значению святая дхама Пурушоттама-кшетра священна не только для всех индусов, но и конкретно для Гаудия-вайшнавов – здесь Господь Чайтанья провел последние 18 лет Своих проявленных игр. Пури – небольшой городок в штате Орисса, на берегу океана, привлекающий и туристов, и паломников, и бенгальцев, совмещающих в себе первое и второе. Ну где им еще найти такое место, где купание в океане считается омовением в священном водоеме, каждый шаг равен совершению ашвамедха-ягьи, сон приравнивается к предложению поклонов, а маха-прасад настолько вкусный, что его можно есть сколько угодно?

Дом Сарвабхаумы Бхаттачарьи

Дом Сарвабхаумы Бхаттачарьи

Этот дом тесно связан с храмом Джаганнатхи. Во время ятры, когда маленькие Божества Мадана-мохана, стоящие в храме, вывозят и катают на лодке в озере, после этого Их привозят в этот дом, где на крыше есть специальное возвышение для Них. Они стоят там какое-то время, затем Их уносят обратно в храм.

У Сарвабхаумы Бхаттачарьи не было сыновей, только дочь. И когда он ушел, и ушли все спутники Господа Чайтаньи, его дом быстро пришел в запустение. Но именно здесь жил царский пандит, советник царя Пратапарудры, Сарвабхаума Бхаттачарья. Он спас Господа Чайтанью. Когда Господь Чайтанья подошел к мосту Атхара-нала и увидел купол храма Джаганнатхи, Он пришел в необычное состояние. Встреча с Господом Вселенной, которой Он так долго ждал, приближалась. Господь бежал к храму Джаганнатхи, Он ворвался туда, и когда Он подошел к Гаруда-стамбхе и увидел Господа Джаганнатху, Он ринулся к Господу Джаганнатхе к удивлению стражников, охранявших алтарь. Они решили, что это какой-то сумасшедший и хотели побить Его палками и выбросить. Если бы не Сарвабхаума Бхаттачарья, который находился рядом и вступился за Господа Чайтанью, неизвестно, что случилось бы. Сарвабхаума Бхаттачарья увидел этого юношу удивительной, редкостной красоты, в одеждах санньяси, и понял, что это несомненно великая личность. Он приказал слугам перенести Господа в свой дом.

Сарвабхаума Бхаттачарья был великим ученым, по определенным признакам он понял, что Господь еще жив, но находится в глубоком обмороке. Настолько глубоком, что это не мог быть обычный обморок – это был транс, самадхи. В это время пришел его шурин, Гопинатха ачарья, который некоторое время назад жил в Навадвипе, и они стали спорить. Гопинатха ачарья утверждал, что это Сам Верховный Господь. Он привел цитаты из Пуран, Махабхараты и Шримад Бхагаватам, которые предсказывают Его явление. На что Сарвабхаума возразил, что в Ведах говорится, что Господь – Триюга. Он приходит в Сатья-югу, Двапара-югу и Трета-югу. В Кали-югу он не приходит. Но Гопинатха ачарья сказал, что в Махабхарате говорится, что в Кали-югу Господь приходит не в образе Бога, а в образе Своего преданного. Там говорится, что тело Его золотистого цвета, и что Он принимает санньясу. Одно из имен Вишну в Вишну-сахасра-нама-стотре – Господь, который принимает санньясу*. Где описано такое воплощение Бога? Как иначе объяснить этот стих? Но Сарвабхаума все равно не верил.

В это время пришли Нитьянанда, Мукунда и Джагадананда, с трудом разыскавшие Господа Чайтанью. Они начала петь киртан и Господь Чайтанья пришел в себя.

На следующий день Сарвабхаума Бхаттачарья предложил Господу Чайтанье послушать его объяснение Веданта-сутры, потому что изучать Веданта-сутру – долг санньяси. Господь смиренно согласился. В течение семи дней Сарвабхаума Бхаттачарья объяснял Господу Веданта-сутру, начиняа со стиха атхато-брахма-джигьяса и т.д. Все семь дней Господь слушал его, не проронив не слова. Наконец Сарвабхаума Бхаттачарья понял, что что-то не так и спросил: «Почему Ты не задаешь вопросов?» На что Господь ответил: «Чтобы исполнить Свой долг санньяси, Я слушаю твои объяснения. Но смысл того, что ты говоришь, совершенно непонятен Мне». «Но почему Ты раньше не сказал мне, что ничего не понимаешь?!». Господь Чайтанья признался: «Я знаю Веданта-сутру. И смысл каждого стиха абсолютно ясен, твои же объяснения только все запутывают». Затем Господь Чайтанья Сам начал объяснять Веданта-сутру. Сарвабхаума Бхаттачарья слушал Его, остолбенев от удивления. Когда Господь дошел до стиха атмарама, он предложил Сарвабхауме Бхаттачарье объяснить его. Сарвабхаума начал рассуждать, опираясь на логику и грамматику и привел девять различных обяснений этого стиха. Господь похвалил его эрудицию, и принялся объяснять этот стих сам. Он дал шесдесят одно толкование стиха атмарама, не касаясь объяснений, данных Сарвабхаумой Бхаттачарьей. Пораженный, Сарвабхаума признал, что перед ним Сам Верховный Господь. Будучи имперсональным логиком, он не мог признать величие Господа, несмотря на то, что видел Его, слышал Его киртан и даже слышал подстверждение из священных писаний. Но услышав объяснение стиха атмарама, он понял, что никто, кроме Верховного Господа, не мог так совершенно объяснить этот стих. Он упал перед Господом в поклоне и спонтанно вознес Ему молитвы. Он произнес сто стихов, прославляющих величие Господа Чайтаньи (Сушлока-шатака или Чайтанья-шатака ). В ответ Господь явил Ему Свою шестирукую форму – в двух руках Его были атрибуты санньяси – данда и камандала, в двух других – флейта, а в еще двух руках Он держал лук и стрелу. Так Господь показал, что Он является совмещенной формой Господа Рамачандры, Господа Кришны и Господа в облике санньяси.

С этого дня Сарвабхаума Бхаттачарья стал великим преданным Господа.

Господь Чайтанья часто приходил сюда по приглашению Сарвабхаумы Бхаттачарьи, чтобы принят прасад Господа Джаганнатхи. Здесь же Сарвабхаума Бхаттачарья гонялся за своим завистливым зятем Амогхой, не желавшим признавать величие Господа Чайтаньи.

В этом доме происходило много игр Господа Чайтаньи, и здесь же, вскоре после ухода Господа, Сарвабхаума Бхаттачарья оставил свое тело и вернулся в духовный мир, войдя в вечные игры Господа.

Господь Чайтанья обедает в доме Сарвабаумы

Как-то раз Сарвабхаума Бхаттачарья пришел к Шри Чайтанье Махапрабху и, молитвенно сложив ладони, обратился к Нему с просьбой. Все вайшнавы уже возвратились в Бенгалию, поэтому была большая вероятность, что Господь примет его приглашение.

Сарвабхаума Бхаттачарья сказал: «Пожалуйста, прими мое приглашение обедать у меня на протяжении месяца». Господь ответил: «Это невозможно, ибо противоречит правилам, которые должен соблюдать санньяси».

Тогда Сарвабхаума сказал: «Тогда, пожалуйста, обедай у меня в течение двадцати дней». Однако Шри Чайтанья Махапрабху возразил: «Для того, кто отрекся от мира, это будет нарушением заповедей религии».

Когда Сарвабхаума попросил Чайтанью Махапрабху обедать у него пятнадцать дней, Господь ответил: «Я отобедаю у тебя только один раз».

Сарвабхаума Бхаттачарья, припав к лотосным стопам Господа, стал умолять Его: «Пожалуйста, пообедай у меня хотя бы десять дней».

Постепенно Шри Чайтанья Махапрабху сократил этот срок до пяти дней. Так Он пять дней подряд по приглашению Бхаттачарьи обедал у него дома.

Потом Сарвабхаума Бхаттачарья сказал: «Дорогой Господь, с Тобой живут десятеро санньяси».

КОММЕНТАРИЙ: Санньяси не должен готовить себе сам или слишком много дней подряд обедать в доме одного и того же преданного. Шри Чайтанья Махапрабху относился к Своим преданным слугам с особой добротой и любовью, и в то же время Он отверг приглашение Сарвабхаумы обедать у него на протяжении длительного времени. Из любви к Сарвабхауме, Господь Чайтанья согласился обедать у него только в течение пяти дней этого месяца. Десять санньяси, живших с Господом, это: 1) Парамананда Пури, 2) Сварупа Дамодара, 3) Брахмананда Пури, 4) Брахмананда Бхарати, 5) Вишну Пури, 6) Кешава Пури, 7) Кришнананда Пури, 8) Нрисимха Тиртха, 9) Сукхананда Пури и 10) Сатьянанда Бхарати.

Затем Сарвабхаума Бхаттачарья попросил, чтобы Парамананда Пури принял приглашение обедать у него дома в течение пяти дней. Это уже было согласовано с Господом.

Сарвабхаума Бхаттачарья сказал: «Дамодара Сварупа — мой близкий друг. Иногда он будет приходить ко мне с Тобой, а иногда один. Остальные восемь санньяси могут обедать у меня по два дня каждый. Так я буду принимать гостей каждый день на протяжении всего месяца. Если все санньяси придут сразу, я не смогу оказать им должное почтение и тем самым нанесу им оскорбление. Иногда Ты можешь приходить один, а иногда — со Сварупой Дамодарой».

Заручившись согласием Шри Чайтаньи Махапрабху, Бхаттачарья очень обрадовался и пригласил Господа прийти к нему в тот же день.

Жену Сарвабхаумы Бхаттачарьи называли Шатхирамата, по имени ее дочери, Шатхи. Шатхирамата была великой преданной Шри Чайтаньи Махапрабху и любила Его, как собственного сына.

Возвратившись домой, Сарвабхаума Бхаттачарья велел своей жене, Шатхирамате, приготовить обед, и та с великой радостью принялась готовить. В доме Сарвабхаумы Бхаттачарьи продуктов всегда было предостаточно. Всякий раз, когда требовался шпинат, овощи, фрукты или что-то еще, Бхаттачарья собирал необходимое и приносил домой. Сарвабхаума Бхаттачарья сам помогал Шатхирамате готовить. Она была хорошей хозяйкой и могла очень вкусно готовить.

С юга к кухне примыкали две комнаты для предложения пищи. В одной из них делали подношения Шалаграме-Нараяне.

Вторая комната предназначалась для того, чтобы потчевать Шри Чайтанью Махапрабху. Эта комната, специально пристроенная Бхаттачарьей, располагалась в самой тихой части дома. С улицы в комнату можно было попасть только через одну дверь, предназначавшуюся для Шри Чайтаньи Махапрабху. Через другую дверь, которая вела в кухню, в комнату заносили еду.

Сначала на большой банановый лист положили три маны [почти три килограмма] вареного риса. Затем рис смешали с таким количеством ароматного золотистого топленого масла, что оно растеклось по всему листу. Вокруг листа с рисом расставили множество овощных блюд в чашечках из коры бананового дерева и листьев дерева кея. Там было десять видов шпината, суп сукта с горькими листьями нимбы, острая приправа с черным перцем, жареный свежий сыр и пахта с жаренными в масле капельками теста из нутовой муки. Были тушенные в молоке кабачки и тыква, весара, лапра, другие овощные блюда, а также вареные и жареные цветы банана. Были неограниченные количества вриддха-кушманда-бари, пхула-бари, фруктов и всевозможных кореньев. Среди прочих кушаний были жаренные с молодыми листьями нимбы баклажаны, пхулабари, жареная патола, нарезанные ломтиками и обжаренные кабачок и тыква. Еще был суп из жареного урад-дала и мунг-дала, по вкусу затмевавший нектар. Была кисло-сладкая приправа-чатни и пять или шесть кислых блюд, начиная с барамлы. Были клецки из мунг-дала, урад-дала и сладкие клецки из бананов, рисовые клецки в сгущенном молоке, клецки с кокосом и другие лакомства. Были канджи-бары, дугдха-чида, дугдха-лаклаки и множество других сладостей, которые я даже не способен описать. В один глиняный горшок налили сладкий рис с топленым маслом и добавили туда бананы, сгущенное молоко и манго. Из других лакомств там был очень вкусный взбитый йогурт и разные виды творожного десерта — сандеша. По сути, были приготовлены все блюда, которые только знали в Бенгалии и Ориссе.

Приготовив множество разных яств, Бхаттачарья застлал тонкой тканью белое деревянное возвышение. По обе стороны от кушаний стояли кувшины с прохладной ароматизированной водой, а гору риса венчали соцветия туласи. Помимо этого, Сарвабхаума Бхаттачарья принес несколько лакомств, поднесенных Господу Джаганнатхе, — сладкие шарики под названием амрита-гутика, сладкий рис и другие сладости. Все это он положил отдельно.

Когда все было готово, домой к Сарвабхауме, выполнив Свои полуденные обязанности, пришел Шри Чайтанья Махапрабху. Он знал сокровенное желание Сарвабхаумы Бхаттачарьи.

После того как Сарвабхаума Бхаттачарья омыл Господу стопы, тот пошел в комнату обедать. Увидев столь великолепный обед, Шри Чайтанья Махапрабху немного удивился. Жестикулируя, Он обратился к Сарвабхауме Бхаттачарье:

«Поразительно! Как можно было приготовить столько блюд из риса и овощей всего за шесть часов? Даже сто поваров не смогли бы приготовить на ста плитах такое множество блюд за столь короткий срок. По всей видимости, все блюда уже предложены Кришне, раз Я вижу на них соцветия туласи. Тебе очень повезло, ибо твои старания не были напрасны — все эти изысканные блюда были предложены Радхе и Кришне. Рис настолько красив и ароматен, будто Радха и Кришна лично отведали его. Дорогой Бхаттачарья, тебе выпала огромная удача. Что еще можно сказать? Мне тоже очень повезло, ибо Я смогу попробовать остатки этого пира. Возьми сиденье Кришны и отставь его в сторону. Мне же положи прасад на другую тарелку».

Сарвабхаума Бхаттачарья сказал: «Ничего удивительного не произошло, мой Господь. Все это стало возможным благодаря энергии и милости Того, кто будет есть эту пищу. Мы с женой ничуть не утомились, когда готовили. Тот, благодаря чьему могуществу были приготовлены эти яства, знает всё Сам. Теперь, пожалуйста, сядь на это сиденье и пообедай».

Чайтанья Махапрабху ответил: «Этому сиденью нужно поклоняться, ибо им пользовался Кришна».

Бхаттачарья сказал: «И пища, и сиденье — это милость Господа. Если можно есть остатки трапезы Господа, что дурного в том, чтобы сидеть на Его сиденье?»

Тогда Чайтанья Махапрабху сказал: «Да, ты прав. Как гласят шастры, преданный может пользоваться всем, что оставил после Себя Кришна.

„Мой дорогой Господь, гирлянды, благовония, одежды, украшения и все остальное, что было поднесено Тебе, потом могут брать Твои слуги. Пользуясь этими вещами и питаясь остатками пищи с Твоего стола, мы обретаем способность одолеть влияние иллюзорной энергии“».

Затем Шри Чайтанья Махапрабху сказал: «Здесь столько еды, что все это невозможно съесть».

Бхаттачарья возразил: «Я знаю, сколько Ты способен съесть. В конце концов, в Джаганнатха-Пури Ты съедаешь пятьдесят два подношения в день, и каждое подношение состоит из сотен горшков. В Двараке у Тебя в шестнадцати тысячах дворцов живет шестнадцать тысяч жен. Кроме того, у Тебя восемнадцать матерей и множество друзей и родственников в династии Яду. Во Вриндаване у Тебя есть старшие братья Твоего отца, младшие братья Твоего отца, дядья по матери, мужья Твоих теток и многочисленные пастухи. Есть там и Твои друзья-пастушки, и в доме каждого из них Ты ешь дважды в день: утром и вечером».

«Во время церемонии Говардхана-пуджи, — продолжал Бхаттачарья, — Ты съел горы риса. По сравнению с ними это небольшое количество риса для Тебя не составит и пригоршни. Ты Бог, Верховная Личность, а я ничтожное живое существо. Поэтому, пожалуйста, прими то скромное подношение, которое ожидает Тебя в моем доме».

Услышав эти слова, Шри Чайтанья Махапрабху с улыбкой сел обедать. Прежде всего Бхаттачарья с огромным удовольствием подал Ему прасад из храма Джаганнатхи.

У Бхаттачарьи был зять по имени Амогха, муж его дочери Шатхи. Хотя Амогха происходил из знатного брахманского рода, он постоянно выискивал в ком-нибудь недостатки и всех оскорблял. Амогха хотел посмотреть, как обедает Шри Чайтанья Махапрабху, однако не смог попасть в дом. Его не пустил туда Бхаттачарья, с палкой в руке преградив ему путь. Но как только Бхаттачарья забыл о нем, начав подавать прасад, Амогха сразу же проник внутрь. Увидев, сколько приготовлено еды, он принялся бранить Господа: «Такого количества пищи хватит, чтобы накормить досыта человек десять или двенадцать, а этот санньяси ест все один!»

Как только Амогха произнес эти слова, Сарвабхаума Бхаттачарья впился в него взглядом. Увидев реакцию Бхаттачарьи, Амогха обратился в бегство. Бхаттачарья погнался за Амогхой, чтобы поколотить его палкой, но Амогха бежал так быстро, что Бхаттачарье не удалось его поймать.

Тогда Бхаттачарья принялся проклинать зятя и ругать его последними словами. Вернувшись, Бхаттачарья увидел, что Шри Чайтанья Махапрабху смеется над тем, как он бранит Амогху. Когда жена Бхаттачарьи услышала о том, что произошло, она принялась бить себя по голове и в грудь и восклицать: «Лучше бы Шатхи овдовела!»

Видя, как расстроены Бхаттачарья и его жена, Шри Чайтанья Махапрабху попытался их успокоить. Исполняя их желание, Он съел весь прасад и остался им весьма доволен. Когда Шри Чайтанья Махапрабху закончил обедать, Бхаттачарья подал воды, чтобы Господь мог помыть рот, руки и ноги; затем он предложил Ему пряности — бутоны туласи, гвоздику и кардамон.

Затем Бхаттачарья надел на Шри Чайтанью Махапрабху гирлянду из цветов и умастил Его сандаловой пастой. Простершись в поклоне перед Господом, Бхаттачарья обратился к Нему со смиренной просьбой: «Я привел Тебя к себе домой лишь затем, чтобы Тебя здесь оскорбили. Это тяжкий грех. Прошу, прости меня».

Шри Чайтанья Махапрабху ответил: «Все, что сказал Амогха, — чистая правда, и потому это не оскорбление. В чем же твое прегрешение?»

Сказав это, Шри Чайтанья Махапрабху направился к Себе домой, а Сарвабхаума Бхаттачарья последовал за Ним. Припав к стопам Господа, Сарвабхаума Бхаттачарья стал горько каяться. Тогда Господь утешил его и отправил домой.

Возвратившись домой, Сарвабхаума Бхаттачарья решил посоветоваться с женой, матерью Шатхи. Коря себя, он сказал.

«Человек, нанесший оскорбление Шри Чайтанье Махапрабху, может искупить этот грех только собственной смертью. Вместо этого я могу искупить совершённый грех, покончив с собой. Однако и то и другое в данном случае неуместно, поскольку оба тела принадлежат брахманам. Поэтому отныне я видеть не желаю этого богохульника. Я отказываюсь от него и прекращаю всякие отношения с ним. Даже имя его я никогда больше не произнесу. Скажи моей дочери Шатхи, чтобы она бросила своего мужа, поскольку он низко пал. Когда муж падает, жена должна порвать с ним. „Если муж пал, отношения с ним следует прекратить“».

В тот же вечер Амогха, зять Сарвабхаумы Бхаттачарьи, бежал, а уже на следующее утро он заболел холерой.

Услышав, что Амогха умирает от холеры, Бхаттачарья подумал: «Провидение Само вершит то, что собирался сделать я. Когда человек наносит оскорбление Верховной Личности Бога, последствия его кармы не заставляют себя ждать». Сказав так, Бхаттачарья процитировал два стиха из богооткровенных писаний.

«„Все, что далось бы нам с большими усилиями и потребовало бы множества слонов, коней, колесниц и пеших воинов, уже сделали за нас гандхарвы".

"Дурно поступая с великими душами, человек сокращает свою жизнь и лишается богатства, славы, благочестия, имущества и удачи“».

В это время навестить Шри Чайтанью Махапрабху зашел Гопинатха Ачарья, и Господь осведомился у него, как обстоят дела в доме Сарвабхаумы Бхаттачарьи. Гопинатха Ачарья сказал Господу, что Бхаттачарья и его жена постятся, а их зять Амогха умирает от холеры. Услышав, что Амогха лежит при смерти, Шри Чайтанья Махапрабху тотчас поспешил к нему. Возложив руку на грудь Амогхе, Он произнес следующее.

«Сердце брахмана, очень чистое от природы, достойно того, чтобы в нем восседал Кришна. Почему же ты пустил в него чандала зависти? Тем самым ты осквернил самое чистое, что у тебя есть, — собственное сердце. Однако теперь благодаря твоему общению с Сарвабхаумой Бхаттачарьей ты избавился от всей скверны. Когда сердце человека полностью очищается, он обретает способность повторять маха-мантру Харе Кришна. Поэтому, Амогха, встань и повторяй маха-мантру Харе Кришна! Если ты сделаешь это, Кришна непременно прольет на тебя Свою милость».

Услышав эти слова Шри Чайтаньи Махапрабху и ощутив Его прикосновение, Амогха, который лежал до этого на смертном одре, вскочил с него, повторяя святое имя Кришны. Обезумев от экстатической любви к Богу, он стал самозабвенно танцевать. Танцуя, Амогха проявлял все признаки экстаза: трепет тела, слезы, ликование, оцепенение, испарину и дрожь в голосе. При виде этих волн экстатической любви Шри Чайтанья Махапрабху радостно рассмеялся. Затем Амогха припал к лотосным стопам Господа и взмолился: «О всемилостивый Господь, пожалуйста, прости нанесенное мной оскорбление».

Амогха не просто попросил у Господа прощения, но стал бить себя по щекам, приговаривая: «Этими устами я ругал Тебя». Амогха давал себе пощечину за пощечиной, пока щеки его не опухли. В конце концов Гопинатха Ачарья прекратил это, схватив его за руки.

Шри Чайтанья Махапрабху прикосновением руки успокоил Амогху. Он сказал: «Я люблю тебя, ибо ты зять Сарвабхаумы Бхаттачарьи. В доме Сарвабхаумы Бхаттачарьи все очень дороги Мне, включая его слуг, служанок и даже собаку, не говоря уже о членах его семьи. Амогха, непрестанно повторяй маха-мантру Харе Кришна и никого больше не оскорбляй». Дав это наставление Амогхе, Шри Чайтанья Махапрабху направился домой к Сарвабхауме Бхаттачарье. Увидев Господа, Сарвабхаума Бхаттачарья сразу же прикоснулся к Его лотосным стопам. Господь обнял Сарвабхауму и усадил его.

Шри Чайтанья Махапрабху стал успокаивать Сарвабхауму: «Твой зять Амогха — еще ребенок. Разве можно его в чем-то винить? Почему ты постишься и почему сердишься на него?. Встань, омойся и ступай в храм, чтобы увидеть лик Господа Джаганнатхи. Потом возвращайся сюда обедать. Тем самым ты доставишь Мне большое удовольствие. Я останусь здесь, пока ты не вернешься и не пообедаешь остатками трапезы Господа Джаганнатхи».

Ухватившись за лотосные стопы Шри Чайтаньи Махапрабху, Бхаттачарья сказал: «Зачем Ты вернул Амогху к жизни? Лучше бы он умер».

Шри Чайтанья Махапрабху ответил: «Амогха — еще дитя, к тому же он тебе как сын. Отец не принимает провинности сына серьезно, особенно если сын находится у него на содержании. Став вайшнавом, он уже искупил свое прегрешение, и теперь ты можешь без колебаний обласкать его».

Сарвабхаума Бхаттачарья сказал: «Пожалуйста, мой Господь, отправляйся в храм Джаганнатхи. Омывшись, я тоже приду туда, а потом вернусь домой».

Тогда Шри Чайтанья Махапрабху попросил Гопинатху: «Останься здесь и сообщи Мне, когда Сарвабхаума Бхаттачарья пообедает». С этими словами Шри Чайтанья Махапрабху отправился в храм Господа Джаганнатхи. Сарвабхаума Бхаттачарья омылся и тоже получил даршан Господа, а потом вернулся домой и пообедал.

С тех пор Амогха стал вайшнавом, непоколебимым последователем Шри Чайтаньи Махапрабху. Он в экстазе танцевал и умиротворенно повторял святое имя Господа Кришны.

Так Шри Чайтанья Махапрабху являл Свои лилы. Поистине, все, кто видит их или слышит о них, приходят в изумление.

Швета-ганга

Швета Ганга

Это озеро связано с великой преданной Господа, Гангаматой Госвамини. Она пришла сюда вскоре после ухода Господа Чайтаньи.

Она была ученицей Харидаса Пандита из Вриндавана, но по рождению она была дочерью царя из Восточной Бенгалии (ныне Бангладеш). Ее отцом был могущественный царь Шри Юта Нареш Нараяна, и она была его единственной дочерью. Но когда пришло время выдавать ее замуж, она отказалась, объявив, что выйдет замуж только за Господа Кришну. Ее родители, скрепя сердце, согласились с ее решением. Вскоре они умерли и она стала царицей. Но очень быстро она передала царство и отправилась искать духовного учителя. Она странствовала по многим святым местам, пока не встретила во Вриндаване Харидаса пандита. Но он отказался давать посвящение дочери царя. Тогда она раздала все, что у нее было и стала просить милостыню. Она делала это в течение четырех месяцев, пока духовный учитель не признал, что она готова к инициации. Он дал ей мантру и сказал: «Еще совсем недавно в Джаганнатха пури движение Господа Чайтаньи било ключом, но после ухода Господа, все пришло в упадок. Там почти не осталось последователей Шри Чайтаньи Махапрабху».

Тогда Шачидеви пришла сюда и поселилась в доме Сарвабхаумы Бхаттачарьи. Она стала просто рассказывать Шримад Бхагаватам. Сначала она рассказывала Бхагаватам четырем стенам, но вскоре у нее стали появляться слушатели – сначала один, затем два, три… И скоро толпа слушателей уже не помещалась в этом доме. И слава о ее лекциях по Шримад Бхагаватам дошла до царя и сам царь стал приходить и слушать как она объясняет Бхагаватам. Впечатленный, царь предложил выполнить любое ее желание, но она сказала ему, что уже отказалась от всего, и кроме Бхагаватам ей ничего не нужно.

Однажды приближался день, когда очень благоприятно омываться в Ганге, когда тысячи людей со всей Индии собираются, чтобы омыться в Ганге, потому что эти приносит огромное благо, Шачидеви тоже захотела омыться в Ганге. Но затем она подумала: «Мой духовный учитель отправил меня в это место, и я не имею права оставлять свое служение». Той ночью к ней во сне явился Господь Джаганнатха и сказал: «Тебе не нужно отправляться на Гангу. Ганга сама придет сюда. Спустись следующей ночью к Швета Ганге и ты омоешься в настоящей Ганге и увидишь как другие омываются в ней».

Последовав указанию Господа, на следующую ночь она спустилась к Швета Ганге и вдруг услышала шум – как будто вокруг находились тысячи людей. Затем она увидела этих людей. Вдруг поднялась огромная волна и понесла ее в храм Джаганнатхи. И там, ночью, она увидела множество людей, которые омывались в Ганге, поклонялись ей, возносили молитвы… Стражники, которые стояли за воротами храма тоже услышали этот шум тысяч людей. Они решили открыть двери, но не увидели в храме никого, кроме Шачидеви, которая сидела там в мокрой одежде. Стражники решили, что она пробралась в храм, чтобы украсть сокровища Джаганнатхи и решили посадить ее в тюрьму. Она не обратила на это внимания, продолжая повторять святые имена.

Но той же ночью царю явился разгневанный Господь Джаганнатха. Он стал бить царя по щекам: «Я Сам привел Шачидеви в храм, она Моя великая преданная, как ты посмел арестовать ее?!» Царь в ужасе проснулся. Щеки у него горели от пощечин. Он бросился в тюрьму, стал просить у Шачидеви прощения, и в конце концов признался, что единственным способом загладить свою вину будет стать ее учеником. Она дала ему посвящение и он предложил ей принять от него гуру-дакшину. Но она сказала, что единственную дакшину, которую она может от него принять – чтобы в его сердце появилась чистая любовь к Богу. В конце концов он все-таки уговорил ее принять от него немного земли – он постоил матх на Швета Ганге и с стех пор каждый день туда приносят маха-прасад из храма Джаганнатхи.

С тех пор Шачидеви стали называть Гангаматой Госвамини. Она жила здесь до ста двадцати лет и поклонялась Божеству Расикарая. Господь Сам принимал все, что она готовила. наконец, когда она стала уже слишком старой, чтобы поклоняться Ему, она попросила отпустить ее, но Господь попросил ее остаться еще на несколько дней. Через несколько дней ее вынесли на крышу дома Сарвабхаумы Бхаттачарьи, и глядя на храм Джаганнатхи и повторяя Харе Кришна, она оставила тело и вернулась в духовный мир.

Сущесвует мистическая связь между этим озером и настоящей Гангой. Один день в году вода в этом озере становится белой – поэтому оно называется Швета Ганга.

Бхаджан-кутир Харидаса Тхакура (Сиддха-бакул)

Сиддха-бакул

Сам же Шри Чайтанья Махапрабху пошел встретиться с Харидасом Тхакуром и увидел, что тот, охваченный экстатической любовью, читает маха-мантру. Харидас повторял: «Харе Кришна, Харе Кришна, Кришна Кришна, Харе Харе / Харе Рама, Харе Рама, Рама Рама, Харе Харе».

Увидев Шри Чайтанью Махапрабху, Харидас Тхакур сразу упал наземь, как палка, распростершись перед Господом, а Господь Шри Чайтанья Махапрабху поднял его и обнял.

От экстаза любви Господь и Его слуга зарыдали. Господа преобразили качества Его слуги, а слугу — качества его господина.

Харидас Тхакур произнес: «Мой дорогой Господь, пожалуйста, не дотрагивайся до меня. Я пал ниже всех, я неприкасаемый и ничтожнейший из рода человеческого».

Господь ответил: «Я хочу прикоснуться к тебе, чтобы очиститься, ибо во Мне нет той чистоты, которой пронизаны твои поступки».

Шри Чайтанья Махапрабху прославил Харидаса Тхакура, сказав: «Ты ежесекундно омываешься во всех святых местах, ежесекундно совершаешь великие жертвоприношения и аскетические подвиги и раздаешь пожертвования. Ты непрестанно изучаешь четыре Веды, и ты гораздо лучше любого брахмана или санньяси».

Затем Шри Чайтанья Махапрабху произнес следующий стих: «„Те, чей язык повторяет Твое святое имя, о мой Господь, выше любого брахмана! Их следует почитать, даже если они появились на свет в семьях собакоедов, низших из людей. Таков удивительный результат повторения святого имени! Люди, повторяющие Твое святое имя, несомненно, уже совершили все аскетические подвиги и жертвоприношения, упомянутые в Ведах. Они уже совершили омовение во всех святых местах паломничества и изучили все Веды. Поистине, такой человек—арий“».

С этими словами Шри Чайтанья Махапрабху отвел Харидаса Тхакура в сад и показал ему хижину, находившуюся в этом уединенном месте.

Шри Чайтанья Махапрабху попросил Харидаса Тхакура: «Поселись тут и повторяй мантру Харе Кришна. Я Сам буду каждый день приходить сюда, чтобы увидеться с тобой. Живи здесь, ни о чем не беспокоясь, смотри на чакру, венчающую храм, и кланяйся ей. Что же касается прасада, то Я позабочусь, чтобы тебе его приносили».

Встреча с Харидасом Тхакуром доставила огромную радость Нитьянанде Прабху, Джагадананде Прабху, Дамодаре Прабху и Мукунде Прабху.

Храм Тота-Гопинатхи

Храм Тота Гопинатхи

В этом храме поклоняются Божеству Гопинатхи, которое Чайтанья Махапрабху собственноручно вырыл из песка и дал для поклонения Гададхаре Пандиту, Своему вечному спутнику.

Вот история, которая произошла в этом храме. Она рассказана в 6 главе Антья-лилы «Чайтанья-бхагаваты».

Однажды в Пури из Гауда-деши пришел Господь Нитьянанда – Он хотел получить даршан Шри Чайтаньи Махапрабху. Увидев Его, Нитьянанда пошел на даршан к Господу Джаганнатхе. Стоило Ему взглянуть на Джаганнатху, и тут же, в приступе экстаза, Он начал кататься по полу. Его экстаз был настолько велик, что Он тяжело падал на каменный пол, и даже сотня человек не могла Его удержать. Все присутствующие плакали, видя настроение Нитьянанды.

Так, с великим наслаждением получив даршан Господа Джаганнатхи, Господь Нитьянанда пошел повидаться с Гададхарой Пандитом, в храм Тота Гопинатхи. Нитьянанда и Гададхара очень любили друг друга. Увидев прекрасный облик Божества Гопинатхи, Нитьянанда начал проливать слезы в экстазе.

В это время Гададхара Пандит читал «Бхагаватам». Как только он услышал, что пришел Нитьянанда, он встал Ему навстречу. Они обнялись и заплакали, поскольку не видели друг друга очень долго. Они склонились друг перед другом и стали прославлять один другого. Гададхара пригласил Нитьянанду на прасад. Нитьянанда принес с собой для Гададхары очень хороший рис, белый и мелкий, а для Гопинатхи – прекрасную ткань для одежды. Господь Нитьянанда сказал:

- Гададхара! Приготовь этот рис для Гопинатхи, а потом мы с тобой почтим прасад!

Увидев рис, Гададхара удивился, насколько тот хорош. Он улыбнулся и сказал:

- Откуда же у Тебя такой рис? Никогда такого хорошего не видел. Ты принес его с Вайкунтхи, чтобы предложить Господу Гопинатхе? Только Лакшми-деви готовит такой рис, чтобы предложить его Кришне.

Так Гададхара Пандит прославил принесенный Нитьянандой рис, а затем предложил Гопинатхе одежду из подаренной новой ткани. В новых одеждах Гопинатха выглядел превосходно.

Потом Гададхара Пандит принялся готовить. Он собрал в саду какой-то дикий шпинат и приготовил из него овощное блюдо. Потом он собрал немного свежих листьев тамаринда, смешал с соленой морской водой и сварил. Закончив приготовление, Гададхара предложил бхогу Господу Гопинатхе. В это время туда внезапно пришел Гаура Чандра. С маха-мантрой на устах, Господь вошел внутрь.

- Гададхара! Гададхара! – позвал Он.

Гададхара с великим почтением склонился к Его лотосным стопам. Махапрабху улыбнулся и сказал:

- Знаешь, почему Я пришел без приглашения? Я не отличен от Вас обоих. И хотя Вы не позвали Меня, я все равно пришел, чтобы попросить у Вас прасада. Нитьянанда принес этот рис, а ты приготовил что-то еще и предложил это Гопинатхе. Теперь Я хочу, чтобы ты поделился со Мной.

Услышав от Господа эти милостивые слова, Гададхара и Нитьянанда погрузились в океан блаженства. Испытывая огромное счастье, Гададхара принес Гаурасундаре прасад, и весь сад наполнился дивным ароматом риса.

Гаурачандра снова и снова возносил молитвы и хвалы прасаду. Он сказал:

- Раздели этот рис на три порции, и мы втроем его съедим.

Господь сел в середине, а Гададхара и Нитьянанда – по бокам. Господь хвалил рис и сабджи. Он сказал:

- Одним только своим ароматом этот рис способен даровать Кришна-бхакти. Это несомненно. Гададхара! Что это ты такое приготовил? Никогда не ел такого превосходного шпината! Гададхара! Ты прекрасный повар, знаешь об этом? Ты сделал такое блюдо из простых тамариндовых листьев! Теперь-то Я понимаю – ты готовишь на Вайкунтхе. Почему ты прячешь свою истинную сущность?

Так, в упоении, с шутками и смехом, все трое наслаждались прасадом. Когда они закончили, остальные преданные доели за ними остатки.

Всякий, кто в преданностью и удовольствием прочитает или услышит, о том, как Гададхара, Нитьянанда и Гауранга ели прасад, непременно обретет Кришна-бхакти.

Дом Чхоты Харидаса

Божества Кришны-Баларамы, которым поклонялся Чхота Харидас

Шри Чайтаньи Махапрабху был преданный по имени Бхагаван Ачарья, который славился широтой познаний и бла­городством души. Родом из Халисахары, он был сыном Шатананды Кхана — влиятельного правительственного чиновни­ка, обыкновенного материалиста. Как отец ни просил, Бхагаван Ачарья так и не стал продолжать его дело, потому что го­сударственные дела не интересовали его. Отрешенный от все­го мирского, он был поглощен дружескими взаимоотношения­ми с Господом, потому что на самом деле был воплощением мальчика-пастушка Враджа.

Чтобы ни на мгновенье не покидать лотосные стопы Шри Чайтаньи Махапрабху, которому предался всем сердцем, Бха­гаван Ачарья навсегда поселился в Джаганнатха Пури. Он ча­сто готовил для Господа Чайтаньи и приглашал пообедать. Не было случая, чтобы Господь не посетил его скромного дома. Обычно Шри Чайтанью угощали прасадом Господа Джаганнатхи, однако Бхагаван Ачарья готовил сам.

У Бхагавана Ачарьи был младший брат по имени Гопал Бхаттачарья. Несколько лет этот юноша изучал философию «Веданты» в Бенаресе на основе «Шарирака-бхашьи» Шанкарачарьи и, безусловно, имел имперсональные представления о Боге. Когда Гопал Бхаттачарья пришел в Джаганнатха Пу­ри, Бхагаван Ачарья из сострадания к брату решил представить его Господу Чайтанье. Господь знал, что Гопал Бхатта­чарья обучался в школе майявади, и не видел ничего привле­кательного в такой встрече. Он общался только с чистыми преданными Кришны. Однако из любви к Бхагавану Ачарье Шри Чайтанья Махапрабху сделал вид, что рад увидеть его брата.

Поскольку Сварупа Дамодара был личным секретарем Шри Чайтаньи Махапрабху, Бхагаван Ачарья сначала обра­тился к нему. Сварупа Дамодара знал о возвышенном поло­жении этого вайшнава в духовном царстве Кришны и отно­сился к нему очень дружелюбно.

— Мой младший брат Гопал вернулся из Варанаси, — сказал Бхагаван Ачарья. — Несколько лет он обучался «Ве­данте», и я хотел бы просить тебя послушать его толкования Веданты».

Хотя Сварупа Дамодара Госвами искренне любил Бхагава-на Ачарью, слова эти разгневали его:

— Ты утратил всякий разум, общаясь со своим братом, и поэтому готов послушать философию майявады. Когда вайшнав слушает «Шарирака-бхашью», комментарии майявади на «Веданта-сутру», он утрачивает понимание истины, что Гос­подь является владыкой, а живое существо — Его слугой. Майявади считают себя Верховным Господом. Вайшнавы слу­шают только те комментарии «Веданты», которые написаны ачарьями четырех вайшнавских сампрадай. А «Шарирака-бхашья» подобна яду для вайшнава, к ней нельзя прикасаться!

Философия майявады — это столь умелое жонглирование словами, что даже маха-бхагавата, исключительно возвышен­ный преданный, для которого Кришна — сама жизнь и душа, падает с уровня чистого преданного служения, слушая ее. Однако Бхагаван Ачарья позволил себе не согласиться:

Наши сердца и души целиком принадлежат лотосным стопам Кришны! Неужели «Шарирака-бхашья» может изме­нить это умонастроение?

Слушая рассуждения майявади о том, что Брахман представляет собой знание и при этом имперсонален, а косми­ческое проявление, созданное майей, ложно, мы утрачиваем духовное понимание. Эти философы пытаются доказать, что живое существо — лишь плод воображения, что нет ничего, кроме духовного сияния. В конце концов, они провозглашают, что Верховная Личность Бога тоже находится под влиянием майи. Люди думают о Боге лишь по невежеству. Когда Вер­ховная Абсолютная Истина одурачена майей, внешней энер­гией, Она становится дживой, живым существом. Подобные комментарии разрушают сердце и жизнь преданного, их нель­зя слушать!

Испуганный и пристыженный Бхагаван Ачарья молча смо­трел на своего друга. На следующий же день он попросил Го­пала Бхаттачарью отправляться к отцу.

* * *

Однажды, поджидая Шри Чайтанью Махапрабху к обеду, Бхагаван Ачарья обнаружил, что у него в доме нет риса. Блю­да из овощей были уже почти готовы, но нужен был рис, без которого не обходится ни одно поклонение божеству. Тогда Бхагаван Ачарья позвал Чхоту Харидаса, который оказался поблизости. Преданные называли его Харидасом Младшим, чтобы не путать с Харидасом Тхакуром. Он был совсем юным и очень любил петь для Чайтаньи Махапрабху.

— Пожалуйста, сходи к Мадхавидеви, сестре Шикхи Махити, и скажи, что я прошу белого риса, — сказал он.

Шикхи Махити, возвышенный преданный Шри Чайтаньи Махапрабху из Пури, был воплощением близкой подруги Шримати Радхарани по имени Рагалекха. Его сестра Мадха­видеви в Кришна- лиле была Калакели, еще одной подругой Радхи. Шикхи Махити и его младший брат Мурари Махити были чистыми преданными Господа Чайтаньи и ни на мгнове­нье не расставались с Его лотосными стопами.

Сестра их Мадхави была очень строга в исполнении обетов и часто постилась. Господь Чайтанья не раз говорил, что в этом мире у Него три с половиной чистых преданных — Сва­рупа Дамодара, Рамананда Рай и Шикхи Махити, а «поло­винкой» была Мадхави, его сестра.

С семьёй этих великих преданных связано немало удиви­тельных историй. Одна из них повествует о том, как Шикхи Махити увидел исполненный трансцендентного блаженства сон, который стал явью. Мысли Шикхи Махити всегда были заняты служением Господу, с ними он ложился спать и вста­вал. Однажды ночью он увидел во сне, как Господь Чайта­нья, находясь в храме Джаганнатхи, входит в тело Джаганнатхи, а затем выходит из него и смотрит на божество. Когда брат и сестра пришли разбудить Шикхи Махити, они увиде­ли, что он пребывает в глубоком экстазе. Придя в себя, Шик­хи Махити обнял своих брата и сестру, обливаясь слезами:

— Дорогие мои, мне было необыкновенное сновидение! Сейчас я вам расскажу. Деяния Господа Шри Чайтаньи Ма­хапрабху, сына матери Шачи, — самое замечательное, что есть в этом мире! Я видел, как Господь Чайтанья, стоя перед божеством Джаганнатхи в храме, входил и выходил из тела Господа Вселенной. Я до сих пор вижу этот сон! Ты дума­ешь, я сошел с ума? И самое удивительное, что, как только я подошел к Чайтанье Махапрабху, Он обнял меня Своими

длинными руками!

Голос Шикхи Махити дрожал и слезы текли из глаз. Оба брата и сестра поспешили в храм и увидели там Господа Чай­танью, который любовался красотой божества Джаганнатхи, в точности как во сне Шикхи Махити. Господь был так вели­кодушен, что тут же обнял Шикхи Махити, воскликнув:

Ты старший брат Мурари!

В эти минуты Шикхи Махити находился во власти транс­цендентного блаженства.

В дом такой возвышенной и уже пожилой женщины и на­правился юный Чхота Харидас за белым рисом. Они немно­го поговорили, Мадхавидеви охотно дала рис, и Чхота отнес его Бхагавану Ачарье.

Бхагаван Ачарья с удовольствием отметил превосходное ка­чество риса и со всем тщанием приготовил овощи и другие лю­бимые блюда Господа. Вместе с тем он принес прасад из хра­ма Джаганнатхи, а также разложил на тарелки имбирь, лимон с солью и другие пряности. Теперь все было готово, и Бхага­ван Ачарья стал поджидать Шри Чайтанью Махапрабху.

К обеденному часу Господь Чайтанья, как обещал, пришел принять подношения Бхагавана Ачарьи. Больше всего Ему понравился рис.

Где ты взял такой хороший рис? — спросил Он Бха­гавана Ачарью.

Его дала мне Мадхавидеви, — ответил Бхагаван Ача­рья.

А кто же к ней ходил?

Харидас Младший.

Господь ничего не сказал. Нахваливая рис, Он продолжал принимать прасадам. Однако дома Он подозвал Говинду, Своего личного слугу, и повелел:

Впредь не пускай ко Мне Чхоту Харидаса!

Юный Харидас был как громом поражен, когда услышал, что ему запрещено приближаться к Шри Чайтанье Махапраб­ху. Вайшнавы никак не могли понять, за что Господь на него разгневался. С горя Харидас перестал есть. Прошло три дня, и преданные, волнуясь за его жизнь, решили выяснить, что же случилось. Сварупа Дамодара и другие близкие спутники Гос­пода пришли к Шри Чайтанье Махапрабху.

Скажи нам, чем оскорбил Тебя Харидас Младший? — спросили они. — Почему Ты запретил ему подходить к двери Своего дома? Он в глубоком горе и постится уже третий день.

Господь ответил:

Мне нестерпимо видеть лицо человека, который принял отречение от мира, но в нарушение всех обетов разговаривает с женщинами. Это очень опасно для санньяси. Чувства с не­вероятной силой стремятся к объектам наслаждения, поэтому даже деревянное изваяние женщины может потревожить ум великих святых. «Санньяси не должен сидеть рядом со своей матерью, дочерью или сестрой, потому что чувства столь силь­ны, что могут одолеть самого сведущего человека». Что же го­ворить о других женщинах! Кругом столько людей, которые, не имея ничего, приняли образ жизни обезьян. Обезьяны жи­вут в лесу, питаются фруктами и не прикрывают своих тел. Этим они напоминают святых, но все их мысли заняты поис­ками самки. Подобные им санньяси лишь ищут удовлетворе­ния чувств и близкого общения с женщинами. Беседовать с женщинами и думать о них доставляет такое же наслаждение, как и другие шесть видов общения с ними.

Господь Чайтанья гневно обличал лживых санньяси, при­нявших отречение лишь ради дешевого признания невежест­венной толпы. Такие обманщики никогда не обретают успеха в духовной жизни Не дожидаясь ответа, Он повернулся и ушел в Свою комнату. Изумленные преданные хранили мол­чание. Они еще не видели Его в таком гневе.

На следующий день они набрались мужества и вновь обра­тились к лотосным стопам Шри Чайтаньи Махапрабху.

Проступок Харидаса не так уж велик, — смиренно мо­лили они. — Пожалуйста, будь милостив к нему. Он получил хороший урок и впредь не допустит подобного оскорбления.

Я не в силах справиться с Собой, — отвечал Господь Чайтанья. — Неприятно видеть человека, который, живя в отречении, разговаривает с женщинами. Лучше не тратьте по­пусту время и займитесь делами. Если вы еще раз попросите за Харидаса Младшего, Я уйду из этого города, и больше вы Меня не увидите.

От этих слов преданные закрыли руками уши и поспешили вернуться к своим ежедневным занятиям. Господу Чайтанье тоже пора было исполнить Свои полуденные обязанности, и Он покинул дом. Без Его милости никому не постичь Его трансцендентных игр.

Обещание Шри Чайтаньи Махапрабху покинуть Джаган-патха Пури всех очень испугало. Однако судьба Чхоты Ха­ридаса волновала не меньше, и, желая ему помочь, вайшнавы отправились к Парамананде Пури с просьбой умилостивить Господа:

Шри Чайтанья Махапрабху почитает тебя. Пожалуйста, успокой его и постарайся уговорить простить Чхоту Харидаса.

Не откладывая, Парамананда Пури направился к дому Господа Чайтаньи, а остальные стали ждать. Лишь только он показался на пороге, Господь почтительно поклонился ему и усадил рядом.

Скажи Мне, чего ты желаешь, и с чем пришел? — спросил Он.

Парамананда Пури стал молить Господа о милости к Харидасу Младшему. Но едва услышав это имя, Господь сказал:

Дорогой господин, послушай. Оставайся здесь со всеми вайшнавами, а Мне, Я думаю, лучше уйти. Прошу, позволь Мне удалиться в Алаланатху, там Я обрету уединение. Толь­ко Говинда пойдет со Мной.

Господь тут же позвал Говинду, еше раз поклонился Парамананде Пури и поднялся, чтобы навсегда покинуть Пури. Парамананда поспешно кинулся к двери, закрыв собой выход.

— Дорогой Господь Чайтанья! — взмолился он. — Ты — независимая Личность Господа и волен делать все, что поже­лаешь. Кто может приказывать Тебе? Твои деяния несут ми­ру благо, и мы не в силах их постичь. Мы знаем, что наме­рения Твои глубоки и величественны. Больше мы не будем надоедать Тебе своими просьбами!

Внемля смиренным мольбам Парамананды Пури Гошани, Господь остался. Парамананда вернулся к себе и больше не заговаривал с Чайтаньей об этом. Вайшнавы окончательно убедились, что просить Господа бесполезно, и отправились к Харидасу Младшему.

— Послушай, Харидас, — сказал ему Сварупа Дамодара Гошани. — Мы желаем тебе добра. Пожалуйста, поверь. В настоящий момент Шри Чайтанья Махапрабху все еще пре­бывает в гневе, потому что Он — независимая Верховная Личность Господа, и не нам обсуждать Его поступки. Одна­ко наступит день, когда Он непременно явит тебе милость, по­тому что сердцем Он очень добр. Сейчас Господь упорству­ет, и если ты тоже будешь упорствовать, Его гнев только уси­лится. Лучше тебе выйти из поста. Соверши омовение и при­ми прасад. Наберись терпения, и гнев Господа пройдет.

На этом они простились, но с тех пор никто не заговари­вал с Господом о Харидасе Младшем. Сам же Харидас не смел приблизиться к Нему. Иногда он шел за Господом на большом расстоянии, издали наблюдая, как Шри Чайтанья посещает храм Джаганнатхи.

Шри Чайтанья Махапрабху — океан милости. Кто постиг­нет Его? Он наказывает Своих дорогих преданных лишь за­тем, чтобы восстановить законы религии или обязанности лю­дей. Шри Чайтанья Махапрабху — духовный учитель всего мира. Он преподал этот урок ради того, чтобы показать: фи­лософия вайшнавов не позволяет незаконного общения с жен­щинами, грубого или тонкого. Хотя Он был самым милости­вым воплощением Бога, в этом отношении Он был неумоли­мо строг.

Суровый пример Чхоты Харидаса испугал преданных. Они прекратили беседовать с женщинами даже во сне. Теперь не только санньяси, но и домохозяева избегали подобного свобод­ного общения, относясь ко всем женщинам, кроме жены, как к матери.

Прошел год, но Господь Чайтанья по-прежнему не допус­кал к Себе Харидаса Младшего и нисколько не смягчился. Не в силах сносить эти страдания, Чхота Харидас принял реше­ние. Близился рассвет, когда Харидас вознес почтительные молитвы Шри Чайтанье Махапрабху и покинул Джаганнатха Пури. Он ушел в Праяг, но никто не знал об этом.

Харидас Младший был полон неуклонной решимости обре­сти прибежище у лотосных стоп Шри Чайтаньи. В Тривени, где сливаются Ганга, Ямуна и Сарасвати, он вошел глубоко в воду и расстался с жизнью во имя вечного прощения.

Едва это случилось, Харидас обрел чудесное духовное те­ло, подобное телу гандхарва, певца с райских планет. Немед­ля он предстал перед Шри Чайтаньей Махапрабху и вновь обрел Его милость. Всю ночь Харидас пел для Господа, а Шри Чайтанья Махапрабху слушал. Однако для людей он ос­тавался невидимым, никто из преданных не слышал его пения и ничего не знал.

Настал день, когда Господь Чайтанья спросил:

Где Чхота Харидас? Приведите его.

Но преданные с грустью ответили:

Как-то ночью в конце года Харидас Младший покинул Джаганнатха Пури. Никто не знает, где он.

Господь Чайтанья с мягкой улыбкой слушал полные скор­би слова преданных, и они не понимали этой улыбки.

Вскоре после этого разговора Джагадананда, Сварупа, Говинда, Кашишвара, Шанкара, Дамодара и Мукунда пошли к берегу моря совершить омовение. Море было спокойным и безлюдным, и среди прибрежной тишины они услышали вдруг далекое пение. Сомнений не было, это голос Харидаса! Пре­данным казалось, этот сладкий голос зовет их. Видеть его они не могли, зато явственно слышали.

Должно быть, Харидас совершил самоубийство, приняв яд, — предположили они. — Поскольку это грех, он стал брахманом-привидением. Мы не видим его, но слышим это сладкое пение. Сомнений нет, он стал призраком.

Этого не может быть, — возразил Сварупа Дамода­ра. — Харидас Младший всю жизнь повторял Харе Кришна мантру и служил Верховному Господу, Шри Чайтанье Маха-прабху. Более того, он дорог Господу и встретил смерть в свя­том месте. Харидас не мог пасть так низко, напротив, он, должно быть, обрел освобождение. Скоро вы сами убедитесь в этом.

Как раз в те дни из Праяга в Навадвипу пришел вайшнав, который во всех подробностях рассказал всем, как умер Чхота Харидас. Шривас Тхакур и другие преданные очень уди­вились, услышав, что Харидас Младший вошел в воды Тривени и расстался с жизнью.

В конце года Шивананда Сена, как обычно, привел в Джаганнатха Пури бенгальских вайшнавов. Встреча с Господом Чайтаньей была исполнена ликования. Господь тепло беседо­вал со Своими друзьями, и во время разговора Шривас Тха­кур спросил Его:

Что случилось с Младшим Харидасом?

Каждый обретает плоды своей деятельности, — отве­чал Господь.

И тогда Шривас Тхакур рассказал о решимости Чхоты Харидаса и обстоятельствах его смерти. Шри Чайтанья слу­шал его с улыбкой, казалось, Он был доволен.

Если санньяси сладострастно смотрит на женщину, то подобная смерть — единственное искупление. Он должен быть наказан, чтобы очиститься от греха и обрести прибежи­ще Господа. Иначе это недостижимо.

Все вайшнавы во главе со Сварупой Дамодарой Госвами поняли, что Чхота Харидас обрел благословение Господа Чайтаньи.

Этот случай, раскрывший милость Шри Чайтаньи Маха-прабху, очень поучителен. Всем поколениям вайшнавов Гос­подь показал, что санньяси должен оставаться в отречении, храня глубокую привязанность к Нему. Эта лила явила славу святых мест и показала, как Господь дает прибежище Своему искреннему преданному.

Завершая комментарии к этой главе «Шри Чайтанья-чаритамриты», А.Ч. Бхактиведанта Свами пишет:

«Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур, подводя итог этой главе, говорит, что человек должен извлечь из нее сле­дующие уроки. 1 — Хотя Шри Чайтанья Махапрабху, Вер­ховная Личность Бога, является воплощением милости, Он тем не менее лишился общения со Своим близким спутником, Харидасом Младшим, потому что в противном случае псевдо­преданные воспользовались бы ошибкой Харидаса и стали ве­сти образ жизни преданных, в то же время вступая в незакон­ные сексуальные связи. Подобная деятельность разложила бы движение Шри Чайтаньи Махапрабху, и в результате предан­ные, без сомнения, опустились бы до адской жизни «с благо­словения» Шри Чайтаньи Махапрабху.

2 — Наказав Хари­даса Младшего, Господь установил стандарт для санньяси, возглавляющих проповедь учения Шри Чайтаньи, а также для всех деятельных преданных. Шри Чайтанья Махапрабху хо­тел поддерживать самый высокий стандарт.

3 — Шри Чай­танья Махапрабху учил, что чистый преданный должен быть простым и свободным от греховной деятельности, потому что только тогда он станет Его истинным слугой. Шри Чайтанья Махапрабху учил Своих последователей, как строго нужно блюсти отреченный образ жизни.

4 — Шри Чайтанья Маха­прабху хотел доказать, что Его преданные возвышенны и ка­чества их идеальны. Он милостиво принимает Своих правед­ных преданных и учит их, сколько горя и беспокойств прино­сит малейшее отступление от строгих правил жизни в предан­ности.

5 — Наказав Харидаса Младшего, Шри Чайтанья Махапрабху пролил на него Свою милость и показал, как до­рога Ему его преданность. Благодаря этим трансцендентным отношениям, Господь исправил ошибку, допущенную Его чистым преданным. Поэтому тот, кто хочет стать чистым пре­данным Шри Чайтаньи Махапрабху, должен оставить всякое желание чувственного наслаждения; иначе лотосные стопы Шри Чайтаньи Махапрабху обрести очень трудно.

6 — Если человек умирает в таких прославленных святых местах, как Праяг, Матхура или Вриндаван, он освобождается от всех по­следствий своей греховной жизни и обретает прибежище Вер­ховной Личности Бога.

7 — Хотя чистый или праведный пре­данный может пасть, он все же обретает шанс вернуться к Бо­гу благодаря милости Господа».

Игры Шри Чайтаньи Махапрабху подобны нектару и глу­боки, как океан. Миряне не понимают их, но вайшнавы вни­мают им с величайшим наслаждением. Слушайте повесть об играх Шри Чайтаньи Махапрабху с глубокой верой и без воз­ражений, чтобы вместо блага не навлечь беды на свою голову.

Храм Джагадананды Пандита

Гиридхари - Божество Кришны, которому поклонялся Джагадананда Пандит

История храма Джагадананды хранится распечатанной в самом храме. Мы просто приводим ее в том виде, в каком она есть.

Этот удивительный храм стоит на том самом месте, где раньше находился дом Шри Джагадананды Пандита, близкого спутника Шри Чайтаньи Махапрабху. Он был неразлучен с Гаурангой, и описание игр, связанных с ним, и дошедших до наших дней, раскрывают его возвышенное положение. Шри Джагадананда Пандит написал «Према-виварту» и несколько других книг. рассказывающих о чистом бхакти. Он поклонялся Божеству Господа Кришны, подаренному ему Самим Махапрабху и носящему имя Гиридхари. После его ухода из этого мира о Божествах стали заботиться местные брахманы-вайшнавы (его ученики), а на месте его дома был открыт храм.

Нынешние служители храма – Шри Кришна-чаран Дас Бабаджи Махарадж и Кашинатх дас Брахмачари поклоняются Шри Шри Радхе-Гиридхари уже несколько десятков лет. Это родные братья, младшему - Шри Кришна-чарану Бабаджи Махараджу сейчас 46 лет. Посвящение в бабаджи-санньяси он получил, когда ему было 14. Дав ему отречение от мира, духовный учитель оформил на него документы на владение храмом Джагадананды пандита и отправил юношу во Вриндаван, учиться поклонению Кришне у враджаваси. Проведя более года в знаменитых храмах Гокулананды и Радхарамана, Он получил известие о том, что его гуру оставил этот мир, и ему надо возвращаться назад, в Пури. Вернувшись, он обнаружил, что помещение храма занято.

Новые жильцы (влиятельные люди в криминальном мире), угрожая молодому человеку физической расправой, выставили его на улицу и пригрозили, что убьют, если тот будет отстаивать права на здание. Молодому бабаджи (в то время ему было около 15 лет), не имеющему никакой поддержки, пришлось искать пристанища. В течение 12 лет он жил в Гамбхире и ухаживал за комнатой Махапрабху, плача и молясь о том, чтобы получить возможность продолжить поклонение Шри Радхе-Гиридхари.

А Божества Джагадананды Пандита тем временем перенесли в небольшую темную комнату, где нанятый за деньги брахман проводил Им небольшую пуджу и предлагал воду и немного цветов. Новые обитатели этого места не отличались особой святостью. Они даже не были вегетарианцами и позволяли себе многое… Шри Кришна-чаран дас Бабаджи очень переживал, что Божества почти заброшены, и всем сердцем молил Шри Чайтанью Махапрабху вмешаться и помочь. Однажды он увидел сон. Ему приснилась алтарная комната храма Джагадананды Пандита. Слева, у дверей, в куче мусора он увидел несколько шалаграма- и говардхана-шил. Этот сон своей яркостью и отчетливостью произвел на него сильное впечатление. Где-то через месяц после этого человек, захвативший храм, по неизвестным причинам внезапно покончил с собой. Он повесился прямо у кровати, рядом с комнатой Божеств.

После его смерти Шри Кришна-чаран дас Бабаджи вернулся в храм. Он вошел в дом, который передал ему гуру, и поник, видя жалкое состояние, в котором находилось здание. Краска облупилась, дверей не было, ветви деревьев проломили крышу, и во время дождей на полу алтарной комнаты появлялся небольшой бассейн. В куче хлама в углу, точно как во сне, он обнаружил священные шилы. Он сразу перенес Их на алтарь и возобновил поклонение.

Начав служить Божествам, братья стали постепенно приводить все в порядок. Они использовали небольшие средства, которые удавалось раздобыть, на то, чтобы возродить былое величие этого места. Через несколько лет Шри Кришна-чаран дас Бабаджи познакомился с Индрадьюмной Свами. Он рассказал ему о храме Джагадананды Пандита и пригласил вместе с преданными провести там киртан. Оценив значение этого места, Индрадьюмна Махарадж обратился к западным преданным, и преданные собрали около 2000 долларов на ремонт помещения. Под руководством двух братьев началась активная реставрация.

Спустя четыре месяца, Индрадьюмна Свами снова заглянул в храм Радхи-Гиридхари и был удивлен произошедшими переменами. Он поразился, сколько же всего можно было сделать за 2000 долларов. С тех пор многие гуру ИСККОН, такие как Бхакти Бринга Говинда Свами, Шиварама Свами и другие оказывали посильную помощь возрождению этого места.

Постепенно храм становился все более и более знаменит среди западных паломников, и все больше преданных стали собираться в нем, чтобы петь киртан, говорить о Кришне и почитать бхагават-прасад.

Джагадананда Пандит
Из «Према-виварты»

"Каждый день между мной и Господом Гаурангой возникали размолвки и вспыхивали ссоры, поэтому меня стали называть «Кундале Джагай» - «скандальный Джагай».

Я пошел в паломничество во Врадж и провел там несколько дней со Шрилой Санатаной Госвами. Я и с ним ввязывался в ссоры. Однажды я увидел, что голова этого уравновешенного святого, осознавшей себя души, обвязана красной тканью, которую обычно носят поклонники Деви. Мне тут же захотелось запустить в него горшком с рисом, который стоял в углу, но когда я увидел смиренное поведение Санатаны Госвами, вся моя сварливость куда-то делась, и в великом смущении я забился в угол. Мой любимый Господь Гаура знает обо мне все, но все равно Он послал меня во Вриндаван, а Сам остается далеко и наблюдает за мной с улыбкой.

Хорошо, что мое горе доставляет Ему удовольствие. Пусть тогда я вечно буду страдать от невзгод – ведь Его счастье приносит мне великую радость. Днями и ночами я рыдаю от мук, вызванных разлукой с моим Господом, а мой Господь Гаура просто улыбается, глядя на мое лицо с ручейками слез.

Однажды я принес ему горшок чистого сандалового масла, но в ответ услышал от Него только резкие слова; тогда из высокомерия, разочарованный, я разбил этот горшок прямо перед Ним. Злой, в дурном расположении духа, я стал поститься. Но мой удивительный Господь, прибегнув к разным уловкам, погасил мое пламя. Он заставил меня приготовить нам на обед дикорастущий шпинат, говоря: «Пища, приготовленная злым поваром, становится вкуснее». Эти слова еще больше разозлили меня, а Его, казалось, это радует. Его радость – это моя излюбленная забота.

Когда Санатана спросил у меня совета, что ему делать, я посоветовал ему идти во Вриндаван. Господь подумал, что с моей стороны глупо было испытывать Санатану Госвами и что-то советовать ему. Я всегда поражаюсь, насколько же Господь подобен ребенку! Я горячо хватаюсь за Его стопы, ища у них прибежища. Потом, когда я сам собрался идти во Вриндаван, Он не разрешил мне, найдя множество отговорок, чтобы сбить меня с толку. Когда же я не поддался Его уговорам, Он попросил меня пойти в Навадвипу. Конечно, все это я считаю проявлением Его милости ко мне.

Сейчас мой Господь живет в Пурушоттама-кшетре, которая по своему духовному статусу равна богатой Двараке. Он живет вдалеке от Своей собственной обители под предлогом того, что получил на это разрешение от матери. Но все равно Он велел мне идти в Навадвипу – Его настоящий дом. В действительности, те удачливые души, на коих почиет Его милость, Господь посылает в Свой дом – в Навадвипу. Что же до меня – возвращение в Навадвипу было для меня подобно возвращению домой. Я чувствовал себя пастушком, который возвращается на Голоку Вриндавану…"

Гиридхари

Гиридхари - То самое Божество, которое подарил Джагадананде Пандиту Чайтанья Махапрабху

 

Дом Брахмананды Бхарати

Божества, которым поклонялся Брахмананда Бхарати

На следующий день Мукунда Датта сообщил Шри Чайтанье Махапрабху, что пришел Брахмананда Бхарати, который хочет повидаться с Ним.

Мукунда Датта спросил Господа: «Привести его сюда?»

Шри Чайтанья Махапрабху ответил: «Брахмананда Бхарати для Меня как духовный учитель. Лучше Я Сам пойду к нему».

Сказав так, Шри Чайтанья Махапрабху пошел со Своими преданными к Брахмананде Бхарати. Приблизившись к Брахмананде Бхарати, Шри Чайтанья Махапрабху и Его преданные увидели, что он облачен в шкуру оленя. Это очень расстроило Шри Чайтанью Махапрабху.

Заметив, что Брахмананда Бхарати облачен в оленью шкуру, Чайтанья Махапрабху сделал вид, что не видит его, и спросил Мукунду Датту: «Где же Брахмананда Бхарати, Мой духовный учитель?»

Мукунда Датта ответил: «Так вот же Брахмананда Бхарати, перед Тобой».

Господь сказал: «Ты ошибаешься. Это не Брахмананда Бхарати. Ты, вероятно, говоришь о ком-то другом. Это никак не может быть Брахмананда Бхарати. Ты ничего не понимаешь. Разве стал бы Брахмананда Бхарати носить оленью шкуру?»

Услышав это, Брахмананда Бхарати подумал: «Шри Чайтанье Махапрабху не понравилось, что я одет в оленью шкуру».

Признав свою ошибку, Брахмананда Бхарати подумал: «Он прав. Я ношу оленью шкуру только ради почета. Пересечь океан невежества невозможно, просто надев оленью шкуру. Отныне я больше не буду носить эту шкуру». Когда Брахмананда Бхарати принял такое решение, Шри Чайтанья Махапрабху, прочитав его мысли, сразу же послал ему одежду санньяси.

Как только Брахмананда Бхарати снял с себя шкуру и облачился в одежды санньяси, Шри Чайтанья Махапрабху пришел к нему и поклонился его лотосным стопам.

Брахмананда Бхарати сказал: «Своим поведением Ты показываешь пример всем. Я никогда не буду поступать вопреки Твоей воле, иначе Ты перестанешь оказывать мне почтение и начнешь пренебрегать мной, а меня это страшит. Я вижу перед собой два проявления Брахмана. Одно — это Господь Джаганнатха, и Он неподвижен, а второе, которое движется, — это Ты. Господь Джаганнатха есть арча-виграха, Божество, которому поклоняются, и неподвижный Брахман — это Он. Ты же, Господь Шри Чайтанья Махапрабху, ходишь по земле. Оба Вы — единый и неделимый Брахман, властвующий над материальной природой, однако Вы играете две разные роли: один из Вас движется, другой — неподвижен. Таким образом, в Джаганнатха-Пури, Пурушоттаме, сейчас находится два проявления Брахмана.

У одного проявления Брахмана, то есть у Тебя, кожа светлая, а у другого, Господа Джаганнатхи, — черная. Вместе Вы помогаете спастись всему миру».

Господь Шри Чайтанья Махапрабху ответил: «На самом деле только с твоим приходом в Джаганнатха-Пури здесь стало два проявления Брахмана. Брахмананда и Гаурахари движутся, тогда как темноликий Господь Джаганнатха сидит неподвижно».

Брахмананда Бхарати сказал: «Дорогой Сарвабхаума Бхаттачарья, пожалуйста, выступи судьей в споре между мной и Шри Чайтаньей Махапрабху.

Живое существо может находиться только в одном месте, тогда как Верховный Брахман пронизывает Собой все сущее. Так гласят богооткровенные писания. Шри Чайтанья Махапрабху очистил меня, забрав у меня оленью шкуру. Это доказывает, что Он вездесущ и всемогущ, а я — Его слуга.

„Цвет Его кожи золотистый, и все Его тело своим сиянием напоминает расплавленное золото. Все члены Его тела идеально прекрасны и умащены сандаловой пастой. Отрекшись от мира, Господь всегда невозмутим. Он верен Своему предназначению и постоянно повторяет мантру Харе Кришна. Философия дуализма — Его нерушимое кредо, а умиротворенность — неизменное состояние“.

Шри Чайтанья Махапрабху имеет все признаки, упомянутые в этом стихе из „Вишну-сахасра-нама-стотры“. Его руки украшены сандаловой пастой и шнуром от Шри Джаганнатхи. Таковы Его украшения».

Выслушав его, Сарвабхаума Бхаттачарья вынес свой приговор: «Брахмананда Бхарати, я вижу, что ты выиграл этот спор».

Шри Чайтанья Махапрабху сразу же согласился с ним: «Я согласен со всем, что говорит Брахмананда Бхарати».

Поставив Себя таким образом в положение ученика и признав Брахмананду Бхарати Своим духовным учителем, Шри Чайтанья Махапрабху сказал: «В споре с духовным учителем ученик всегда терпит поражение».

Брахмананда Бхарати возразил: «В данном случае это не так. Причина Твоего поражения кроется в другом. Для Тебя естественно признавать поражение от Своих преданных. Пожалуйста, послушай еще об одном проявлении Твоего величия.

Я с детства медитирую на безличный Брахман, однако, когда я увидел Тебя, я тотчас ощутил присутствие Кришны. После встречи с Тобой я стал ощущать присутствие Господа Кришны в своем уме и видеть Его своими глазами. Теперь мне хочется повторять святое имя Господа Кришны. Более того, в глубине сердца я убежден, что Ты Сам Кришна, поэтому я так хочу служить Тебе. Ради постижения Бога как личности Билвамангала Тхакур прекратил попытки постичь Его безличное проявление. Я вижу, что я тоже изменился и нахожусь в сходном положении».

Брахмананда Бхарати подытожил: «„Хотя я пользовался большим уважением среди тех, кто ступил на путь монизма, и хотя я получил посвящение в йогический метод самопознания, один озорник, постоянно шутящий с гопи, заставил меня стать Его служанкой“».

Господь Шри Чайтанья Махапрабху ответил: «Твоя экстатическая любовь к Кришне глубока. Поэтому, куда бы ты ни бросил взгляд, твое сознание Кришны становится от этого лишь совершеннее».

Сарвабхаума Бхаттачарья сказал: «Вы оба правы. Увидеть Кришну воочию способен лишь тот, кто получил Его милость. Не обладая экстатической любовью к Кришне, нельзя увидеть Его своими глазами. И Брахмананда Бхарати получил возможность созерцать Господа только по милости Шри Чайтаньи Махапрабху».

Шри Чайтанья Махапрабху воскликнул: «Сарвабхаума Бхаттачарья, как ты можешь такое говорить? О Господь Вишну, защити Меня! Такая похвала не лучше, чем оскорбление».

Сказав это, Шри Чайтанья Махапрабху привел Брахмананду Бхарати к Себе домой. С тех пор Брахмананда Бхарати остался со Шри Чайтаньей Махапрабху.

Самадхи Харидаса Тхакура

Купол самадхи Харидаса Тхакура

Слава Харидасу Тхакуру и его господину и учителю — Шри Чайтанье Махапрабху! Послушайте удивительную исто­рию о том, как Шри Чайтанья Махапрабху танцевал, держа па руках тело Харидаса.

Бенгальские вайшнавы покинули Нилачалу, однако с Гос­подом остались Его неизменные близкие спутники — Парма-панда Пури, Сварупа Дамодара, Сарвабхаума Бхаттачарья и многие другие. Днем Он пел и танцевал в храме Джаганнат­хи в общей киртане, а ночью наслаждался нектаром транс­цендентных игр Господа Кришны, слушая Рамананду Рая или Сварупу Дамодару. Он был очень счастлив.

В разлуке с Кришной Он переживал удивительные экста­тические чувства, и с каждым днем эти чувства становились нее сильнее и сильнее. Что бы Он ни испытывал днем, ночью это состояние усиливалось, и Он проявлял все признаки трансцендентного экстаза, как они описаны в шастрах. Это было состояние транса, самадхи, говорившее о том, что неда­леко время, когда Шри Чайтанья Махапрабху завершит на Земле Свои проявленные игры.

По просьбе Господа Его слуга Говинда продолжал каждый день носить Харидасу Тхакуру прасад Джаганнатхи. Однаж­ды, подойдя к его соломенной хижине, он увидел, что Харидас лежит на спине и с трудом, медленно повторяет Харе Кришна мантру. .

Пожалуйста, встань и прими маха-прасад! — попросил Говинда.

Сегодня я должен поститься, — отвечал Харидас. — Я еще не закончил повторять свои круги. Как же я буду есть? Но ты принес маха-прасад, разве я могу его не принять?

Он вознес молитвы маха-прасаду, а потом взял кусочек и съел. Маха-прасад ничем не отличается от Кришны, и поэто­му его не просто едят, а почитают. Маха-прасад — это про­явление благосклонности Кришны к своему преданному. Бхак-гивинода Тхакур объясняет это в своей молитве прасаду. Кришна очень добр. Он милостиво принимает множество под­ношений пищи, одухотворяя ее своим прикосновением. Потом Он возвращает ее преданному, давая возможность не только удовлетворить вкус и потребность в еде, но также духовно воз- выситься. Поэтому прасад почитается как милость Кришны.

На следующий день Шри Чайтанья Махапрабху Сам на­вестил Харидаса Тхакура.

Все ли у тебя благополучно? — спросил Он. Харидас Тхакур почтительно поклонился Господу и отве­тил:

С моим телом все в порядке, но вот ум и разум не совсем здоровы.

Чем же ты заболел?

Я никак не могу завершить мои круги, это очень плохо и означает, что в моей духовной жизни не все в порядке.

Ты уже стар, — утешил его Шри Чайтанья, — и мо­жешь не повторять каждый день положенное число кругов. Ты достиг освобождения, и тебе нет нужды так строго следо­вать всем правилам и предписаниям. Ты воплотился на Зем­ле ради освобождения человечества и посвятил жизнь пропо­веди славы святого имени. Теперь достаточно, пожалуйста, от­кажись от обета каждый день повторять святое имя на четках 300 тысяч раз.

Пока человек не возвысится до спонтанной любви к Богу, он должен строго следовать всем правилам и предписаниям преданного служения. Харидас Тхакур своим примером пока­зывал, насколько это важно. Он достиг вершин духовной жиз­ни и тем не менее продолжал повторять свои круги, как делали это шесть Госвами Вриндавана, особенно Рагхунатха дас Госвами. Он не только до конца оставался верен обету повт-рения своих кругов, но также очень много кланялся в течение дня, выражая почтение Господу.

— О Господь, исполни мою просьбу, — с мольбой в го­лосе обратился Харидас к Господу Чайтанье. — Я родился в низкой семье, мое тело отвратительно. Всю жизнь я занимался самой грязной работой. Поэтому я очень низкий, скверный человек. До меня не то чтобы дотронуться, смотреть нельзя, не осквернившись. Но Ты принял меня Своим слугой. Это означает, что Ты освободил меня от мук ада и вознес на Вайкунтху.

Дорогой Господь, Ты — во всем независимая Верховная Личность Бога и действуешь как пожелаешь. Весь мир тан­цует согласно Твоей сладкой воле. По Своей беспричинной милости Ты и меня заставил танцевать, и я принимал от Адвайты Ачарьи подношения шраддха-патра, когда такие подношения делают самому возвышенному из брахманов. Рож­денный в семье мясоедов, я ел шраддха-патру. Я давно хра­ню в сердце одно желание. Я думаю, мой Господь, что скоро Ты завершишь в материальном мире Свои игры. Пожалуйста, не раскрывай передо мной этой страницы Твоих игр. Позволь мне оставить это тело, глядя в Твое луноликое лицо! Я жаж­ду поймать Твои лотосные стопы в свое сердце и видеть Твое луноликое лицо. Языком я буду повторять Твое святое имя: «Шри Кришна Чайтанья!» Это моя мечта. Молю, позволь мне так оставить тело! О самый милостивый Господь, если по Твоей милости это возможно, пожалуйста, исполни мое жела­ние. Пусть это низкорожденное тело упадет перед Тобой! Позволь исполниться самому совершенному из всех желаний!

Дорогой Харидас, — отвечал Шри Чайтанья Маха­прабху, — Кришна так милостив, что исполнит все твои же­лания. Но что Я буду делать? Свое счастье Я черпал в об­щении с тобой. Нехорошо с твоей стороны оставлять Меня!

Схватив лотосные стопы Шри Чайтаньи Махапрабху, Ха­ридас Тхакур воскликнул:

О мой Господь, не шути со мной! Я низко пал, но Ты должен явить мне эту милость! Что случится, если я покину Землю? О мой Господь, у Тебя миллионы преданных. Они так чисты, что моя голова может служить им только сидень­ем. Все они с любовью служат Тебе в Твоих играх. Зачем же жалеть обо мне? Что за потеря для мира, если умрет муравей. О Господь, Ты так любишь Своих преданных! Я — лишь жалкое подобие преданного, но все же я жажду, чтобы Ты исполнил мое желание. В нем все Мои надежды!

Шри Чайтанья ничего не ответил. Настало время Ему ис­полнить свои полуденные обязанности. Покидая Харидаса Тхакура, Он пообещал, что завтра снова навестит его сразу после утреннего даршана Господа Джаганнатхи. На прощание Он тепло обнял Харидаса и отправился к морю совершить

омовение.

На следующее утро Господь посетил храм Джаганнатхи, а затем поспешил к хижине Харидаса Тхакура вместе со всеми преданными. Скоро они предстали взору Харидаса Тхакура, который сразу выразил почтение лотосным стопам Шри Чай­таньи Махапрабху и всех вайшнавов.

— Что нового, дорогой Харидас? — склонился над ним Господь Чайтанья.

— Я по-прежнему жду Твоей милости.

Услышав это, Шри Чайтанья Махапрабху тут же начал во дворе мощный киртан, Вакрешвара Пандит танцевал. Все преданные во главе со Сварупой Дамодарой Госвами окружи­ли Харидаса и начали петь святые имена Кришны. В присут­ствии Шри Рамананды Рая, Сарвабхаумы Бхаттачарьи и дру­гих величайших преданных Шри Чайтанья Махапрабху про­славлял святость Харидаса Тхакура. Он делал это так вдох­новенно, что казалось, будто у Него пять уст. И чем больше Он описывал трансцендентные качества Харидаса Тхакура, всеобщее блаженство становилось все сильнее и сильнее. Вайшнавы с восторгом внимали славе Харидаса Тхакура и выра­жали почтение его лотосным стопам.

Харидас попросил Шри Чайтанью Махапрабху сесть перед ним, чтобы глаза его, словно два шмеля, пили мед лотосного лица Господа. В своем сердце он надежно хранил лотосные стопы Шри Чайтаньи. Потом он возложил себе на голову пыль со стоп всех собравшихся вайшнавов. Вновь и вновь он повторял святое имя Шри Кришны Чайтаньи. Харидас пил глазами сладостную красоту лица Господа, и слезы текли у не­го по щекам. Со святым именем Шри Кришны Чайтаньи на устах Харидас Тхакур покинул тело. Он сделал это по собст­венной воле, словно великий мистический йог.

Удивительная смерть Харидаса напомнила всем уход деда Бхишмы, так ярко описанный на страницах «Шримад-Бхагаватам». С неиссякающим воодушевлением и полной самоотда­чей преданные продолжали петь святые имена Кришны и Ха­ри. Все вокруг содрогалось от громкого пения, Шри Чайта­нья Махапрабху пребывал во власти экстатической любви. Он поднял на руки тело Харидаса Тхакура и стал танцевать. Че­рез мгновенье Он танцевал уже во дворе в величайшем экс­тазе любви. Бессильные перед лавиной экстатической любви Шри Чайтаньи Махапрабху, преданные тоже танцевали и пе­ли, не ощущая реальности окружающего мира.

Это продолжалось до тех пор, пока Сварупа Дамодара не напомнил Господу о ритуалах, которые необходимо было со­вершить над телом Харидаса.

Тело Харидаса положили на носилки, напоминавшие воз­душный корабль, и понесли к морю. Процессию сопровождал огромный киртан. Впереди танцевал Шри Чайтанья Маха­прабху, а вслед за ним пел и танцевал Вакрешвара Пандит и другие преданные.

Достигнув берега, процессия остановилась. Господь Чайтанья Сам омыл тело Харидаса в море и объявил:

Теперь это море станет величайшим местом паломниче­ства!

Все пили воду, которая коснулась лотосных стоп Харидаса Тхакура, а потом натирали тело Харидаса сандаловой пастой Господа Джаганнатхи. В песке быстро вырыли яму и опусти­ли в нее тело Харидаса. Сверху положили шелковые веревки от колесниц Господа Джаганнатхи, сандаловую пасту, прасад и одежду Джаганнатхи.

Окружив яму, преданные продолжали воспевание святых имен, Вакрешвара Пандит танцевал в безграничном ликова­нии. Шри Чайтанья Махапрабху подошел к яме и принялся Своими божественными руками засыпать тело Харидаса пес­ком, повторяя:

Хари бол! Хари бол!

Вайшнавы быстро засыпали яму и на этом месте положили плиту, вокруг которой возвели ограду. Господь Чайтанья тан­цевал и пел вокруг плиты, и преданные пели вместе с Ним. С каждой минутой святое имя звучало все громче, пока не за­полнило собою всю Вселенную.

После санкиртаны Шри Чайтанья вместе с остальными преданными омылся в море, плавая и играя в воде. Он чувст­вовал Себя очень счастливым. Обойдя вокруг усыпальницы Харидаса Тхакура, Он покинул берег моря и направился к во­ротам Симха-Двара, храма Господа Джаганнатхи.

Весь город пел святые имена Господа, земля дрожала от огромного киртана. Подойдя к воротам Симха-Двара, Шри Чайтанья Махапрабху развернул Свои одежды и стал просить милостыню, собирая прасад у местных лавочников.

Я прошу прасад на праздник в честь ухода Харидаса Тхакура, — говорил Господь. — Пожалуйста, дайте Мне ми­лостыню.

Лишь услышав эти слова, владельцы лавок тут же выходи­ли к Нему с огромными свертками прасада, счастливые тем, что могут отдать его Господу Чайтанье. Однако Сварупа Дамодара остановил их и попросил Шри Чайтанью Махапрабху вернуться к Себе. Вместе с Ним он отправил четверых вайшнавов и еще четверых носильщиков с прасадом.

Обращаясь к лавочникам, Сварупа Дамодара сказал:

- Дайте мне лишь по четыре горсти каждого блюда.

Таким образом он собрал огромное количество самого раз­нообразного прасада и, разложив его по корзинам, отправил с четырьмя слугами, которые водрузили эти корзины себе на го-швы. Но не только Сварупа Дамодара позаботился о прасаде. Ванинатха Паттанаяка и Каши Мишра прислали корзины не меньше.

Шри Чайтанья Махапрабху рассадил преданных рядами и Сам принялся раздавать прасад, четверо человек Ему помога­ли. Он не привык есть мало во время праздников и потому раскладывал так щедро, что одной такой порции хватило бы на пятерых. Но тут к Нему обратился Сварупа Дамодара:

Пожалуйста, садись и понаблюдай, как с помощью Джагадананды, Кашишвары и Шанкары я раздам прасад. Ведь мы всегда это делаем.

Пока Шри Чайтанья Махапрабху не сел, никто из предан­ных не прикасался к прасаду. В этот день Каши Мишра вы­разил желание угостить Господа. Он сам положил Ему пра­сад и с великой заботой стал за Ним ухаживать. Господь вку­шал прасад в обществе Парамананды Пури и Брахмананды Бхарати. Как только Он приступил к еде, за Ним последова­ли все преданные. Очень скоро все были сыты по горло, по­тому что Шри Чайтанья то и дело кричал раздатчикам:

Дайте им еще!

Как только преданные вымыли руки и ополоснули рты по­сле прасада, Господь Чайтанья каждого умастил сандаловой пастой, а на шею надел цветочную гирлянду. В экстазе люб­ви Он произнес слова благословений, которые преданные вос­приняли с величайшим восторгом:

Всякий, кто видел праздник ухода Шри Харидаса Тха­кура, кто пел здесь и танцевал, кто предложил песок телу Ха­ридаса и почтил прасад на этом празднике, — очень скоро об­ретет любовь к Кришне. Таким удивительным могуществом обладает встреча с Харидасом Тхакуром.

Из милости ко Мне Кришна даровал общение с Харида­сом. Независимый в Своих желаниях, Господь и лишил Ме­ня этого общения. Когда Харидас захотел покинуть этот мир, не в Моей власти было его остановить. Он расстался с жиз­нью по своей воле и ушел, подобно великому Бхишме. Как мы слышали из писаний, дед Бхишма сам выбирал момент для смерти и умер по собственной воле. Харидас Тхакур был драгоценной короной на голове этого мира. Без него мир лишил­ся своего лучшего украшения.

Слава Харидасу Тхакуру! — воззвал Он к предан­ным. — Пойте святое имя Хари!

С этими словами Он начал танцевать, а преданные пели:

Слава Харидасу Тхакуру, всему миру открывшему важ­ность повторения святых имен Бога!

После киртана Шри Чайтанья Махапрабху простился с преданными и прилег немного отдохнуть, чувствуя одновре­менно радость и печаль.

Так славно завершил Харидас Тхакур на Земле свои иг­ры, вернувшись в духовную обитель Господа. По сей день в Джаганнатха Пури на день Ананта-чатурдаши проводится праздник в память об уходе Харидаса Тхакура. Вокруг его самадхи воздвигнут храм, где более ста лет назад были установ­лены божества Нитьянанды, Шри Кришны Чайтаньи и Адвайты Прабху.

Уход Харидаса Тхакура показал миру, как любит Шри Чайтанья Махапрабху Своих преданных. Даже будучи иде­альным санньяси, Он сполна удовлетворил желание Харидаса Тхакура: даровал личное общение и позволил прикоснуться к Себе. Потом Он поднял тело Харидаса на руки и стал тан­цевать с ним. По Своей беспричинной милости Господь засы­пал это тело песком и собирал милостыню для праздника в его честь. Безгранична удача Харидаса Тхакура, потому что он ушел в присутствии Шри Чайтаньи Махапрабху!

Харидас Тхакур был не только величайшим преданным Господа, но и великим ученым. Он в совершенстве владел ду­ховной наукой и потому вырвался из когтей материальной жизни. Всякий, кто постиг временность этого материального мира и знает, как достичь вечного положения в духовном ми­ре, кто знает, что Верховная Личность Бога не вмещается в рамки эмпирического знания, — является истинным ученым. Харидас Тхакур познал эту науку в совершенстве и пропове­довал важность повторения Харе Кришна маха-мантры в ду­хе явленных писаний. «Шримад-Бхагаватам» (7.5.24) гово­рит, что из девяти процессов преданного служения самыми важными являются шраванам киртанам — слушание и по­вторение. Харидас Тхакур познал суть всей ведической лите­ратуры, и потому слава его бессмертна.

Место рождения Бхактисиддханты Сарасвати

Место рождения Бхактисиддханты Сарасвати

В день пятый темной половины месяца Говинда (что соответствует 6 февраля 1874 года по западному календарю), в три часа тридцать минут пополудни, в Пурушоттама Кшетре (Джаганнатха Пури, штат Орисса), неподалеку от храма Господа Джаганнатхи появился на свет Бимала Прасад Датта, ставший впоследствии известным как Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур. Он был четвертым сыном Шрилы Бхактивиноды Тхакура и Шриюкты Бхагавати Деви. При рождении опытный астролог отметил у него все тридцать два телесных признака маха-пуруши, великой личности, пуповина обвивала его шею словно брахманский шнур. «Я составил немало гороскопов за свою жизнь, но никогда не видел такого гороскопа, ведь в нем присутствуют все признаки великой личности разом. Этот ребенок прославится в мире как несравненный учитель высшей цели жизни», — сказал астролог.

Когда ребенку было шесть месяцев, мимо дома Шрилы Бхактивиноды Тхакура проходила праздничная процессия Ратхаятры Господа Джаганнатхи, и колесница Господа остановилась перед домом и стояла три дня, не сдвигаясь с места. По приказу мужа Бхагавати Деви поднесла ребенка к самой колеснице, и тут с шеи Господа Джаганнатхи упала гирлянда и обвила мальчика. Все восприняли это событие как знак особой милости Господа. Здесь же, на колеснице, была проведена церемония первого кормления ребенка зерновой пищей, и этой пищей был Джаганнатха-прасадам. Когда у мальчика проверяли профессиональные склонности, он не колеблясь прижал к груди Шримад-Бхагаватам, указав этим на свое призвание проповедника. Так, едва явившись в этот мир, Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур проявил все признаки возвышенного вечного спутника Господа, сошедшего на землю в ответ на молитву Шрилы Бхактивиноды Тхакура о ниспослании «луча Вишну», который помог бы ему распространить Движение Сознания Кришны.

Имя «Бимала» или «Шри Бимала Деви» относится к пара шакти (внутренняя энергия) Господа Джаганнатхи, поэтому его имя дословно означает «милость внутренней энергии Господа».

Первые десять месяцев после своего явления Бимала Прасад жил в Джаганнатха Пури, а затем отправился в путешествие по Бенгалии в паланкине, на коленях матери. Свои ранние годы он провел в Ранагхате, в округе Надии, слушая рассказы своей матери о Кришне.

Когда ему было года два-три, то есть он был еще маленьким мальчиком, Шрила Бхактивинода Тхакур принес с базара несколько спелых манго, Бимала Прасад взял одно и сказав; «Это мне», — собрался съесть его. Шрила Бхактивинода Тхакур остановил его и внушительно сказал: «Что это такое? К нам в дом попали свежие фрукты, и они еще не предложены Гиридхари, а ты хочешь взять их первым? Запомни, новые фрукты сначала предлагаются Господу. Ничего нельзя брать, не предложив вначале Господу».

В глубоком раскаянии ребенок воскликнул: «О, как скверно я думал! Никогда в жизни я больше не буду есть этот плод. Это будет достойное наказание для того, кем управляет жадность». Дав такое обещание он соблюдал его всю жизнь. Его Божественная Милость А. Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупада так рассказывал об этом: «Когда ему предлагали манго, он отвечал: «Я оскорбитель, я не могу есть манго». Он считал, что в детстве оскорбил Кришну, попытавшись отнять манго у Божества. Это характерно для ачарий. Они учат всею своей деятельностью — надо быть решительным. Ребенок взял манго, в этом нет ничего оскорбительного, но он дал клятву».

Сады Джаганнатха Валлабха

Вход в сад Джаганнатха-Валлабха

Пока Шри Чайтанья Махапрабху, охваченный экстазом любви к Богу, отдыхал в саду, туда зашел Махараджа Пратапарудра. Последовав совету Сарвабхаумы Бхаттачарьи, Махараджа Пратапарудра снял царские одежды и вошел в сад в облачении вайшнава. Махараджа Пратапарудра был таким смиренным, что сначала со сложенными ладонями испросил у всех преданных разрешения и лишь потом, набравшись смелости, простерся в поклоне перед Господом и прикоснулся к Его лотосным стопам.

Шри Чайтанья Махапрабху, охваченный экстатическими любовными переживаниями, лежал с закрытыми глазами на возвышении, и царь принялся очень умело массировать Ему стопы. При этом царь декламировал стихи из «Шримад-Бхагаватам», описывающие раса-лилу. То была глава, которая начинается словами джайати те 'дхикам.

Когда Шри Чайтанья Махапрабху услышал эти стихи, радости Его не было границ, и Он без конца повторял: «Продолжай! Продолжай!»

Стоило царю произнести стих, начинающийся со слов тава катхамритам, как Господь в экстазе любви поднялся и заключил царя в объятия. Услышав стих, произнесенный царем, Шри Чайтанья Махапрабху сказал: «Благодаря тебе Я обрел бесценное сокровище, однако Мне нечего дать тебе взамен. Поэтому Я просто обнимаю тебя».

Сказав так, Шри Чайтанья Махапрабху принялся снова и снова повторять этот стих. И царь, и Шри Чайтанья Махапрабху трепетали, а из глаз их катились слезы.

«„Мой Господь, нектар Твоих слов и речей, прославляющих Твои деяния, дарует жизнь тем, кто мучится в материальном мире. Эти рассказы, избавляющие от последствий любых грехов, передаются из уст в уста великими святыми. Любой, кто слушает их, обретает удачу. Исполненные духовной силы, повествования эти распространяются по всему свету. И те, кто несет другим послание Бога, безусловно, самые милосердные из людей, заботящиеся о благе всего мира“».

Произнеся этот стих, Шри Чайтанья Махапрабху обнял царя и воскликнул: «Это ты самый милосердный! Ты самый милосердный!» В этот миг Шри Чайтанья Махапрабху не знал, кто находится перед Ним. Царь удостоился благосклонности Шри Чайтаньи Махапрабху за свое прошлое служение. Поэтому, даже не поинтересовавшись у царя, кто он такой, Господь немедленно даровал ему Свою милость.

Как могущественна милость Шри Чайтаньи Махапрабху! Даже не спросив царя ни о чем, Господь сделал так, что все его желания исполнились.

Наконец Шри Чайтанья Махапрабху сказал: «Кто ты? Ты столько сделал для Меня! Ты внезапно пришел сюда и позволил Мне испить нектар игр Господа Кришны».

Царь ответил: «Господь мой, я самый покорный слуга Твоих слуг. Я хочу лишь одного: чтобы Ты признал меня слугой Твоих слуг».

Тогда Шри Чайтанья Махапрабху явил царю некую долю Своего божественного могущества, но запретил ему рассказывать об этом другим.

Хотя в душе Чайтанья Махапрабху знал обо всем происходящем, внешне Он не подавал вида. Он так и не показал, что узнал в Своем собеседнике царя Пратапарудру.

Видя особую милость, которой Господь одарил царя Пратапарудру, преданные восхитились удачей, выпавшей на долю царя, и их сердца открылись и преисполнились радости. Вознеся со сложенными ладонями смиренные молитвы преданным и поклонившись Шри Чайтанье Махапрабху, царь вышел из сада.

Нарендра-саровар

Нарендра Саровар

Пока Господь Чайтанья и Его преданные были у озера Нарендра-Саровар, туда пришли божества Криш­ны, Баларамы и Шри Говинды насладиться играми в воде. Все кругом гудело от пения святых имен Господа Хари. Мриданги, раковины, бхери и джайатаки гремели на всю Вселенную.

Тысячи и тысячи парасол, флагов и чамар украшали четыре стороны света. Повсюду лишь слышно было прославления «Джая! Джая!» и пение святых имен Гос­пода Хари. Под этот радостный гул божества Кришны, Баларамы и Шри Говинды на лодке плавно скользили по зеркалу озера Нарендра-Саровар.

Слуги Господа Джаганнатхи и спутники Господа Чайтаньи объединились в общей санкиртане. Уже никто не различал бенгальских и орисских вайшнавов. Что за блаженство царило среди них! Олицетворенное блажен­ство Вайкунтхи низошло к берегам Нарендра-Саровара. Бесконечными волнами это блаженство разливалось во все стороны света. Господь Чайтанья танцевал и пел в санкиртане, увлекая за Собой остальных.

Когда божества Кришны, Баларамы и Шри Говинды покинули Свою лодку и ступили на берег, со всех сто­рон толпы преданных стали обмахивать Их чамарами. Господь Чайтанья счастлив был видеть, как приятна божествам прогулка на лодке. Вместе со Своими спут­никами Он радостно прыгнул в воду. Каким чудесным играм предавался Господь Чайтанья в этих священных водах! Он играл сейчас в озере Нарендра-Саровар, как некогда, вместе с мальчиками-пастушками развлекался в Ямуне.

В Западной Бенгалии игры в воде в народе называ­ют кайя, и преданные стали играть в эти игры. Повто­ряя «Кайя! Кайя!», они ладонью плескали друг на друга водой. А другие вошли в воду, не выпуская из рук му­зыкальных инструментов и продолжая играть. Каждый чувствовал себя в эти мгновения мальчиком-пастушком Гокулы. А Господь Чайтанья погрузился в состояние Господа Кришны, царя Гокулы. Никто не сознавал реа­лий этого мира, преданные обезумели от экстатического блаженства. Без тени страха они обрушивали на Вер­ховную Личность Бога шквал водяных брызг.

Господь Чайтанья и Господь Адвайта вели перекрестную водяную атаку, наслаждаясь полными блаженства играми. Ослепляя друг друга, Они попеременно одер­живали победу. Нитьянанда, Гададхара и Шри Пури Гошай играли втроем, и победа не доставалась никому из них. Васудева Датта и Мурари Гупта, ревя от на­слаждения, не прерывали сражения. Шривас, Шри Ра­ма, Харидас, Вакрешвара, Гангадас, Гопинатха и Шри Чандрашекхара продолжали игру, рядом с Господом Чайтаньей они обезумели от трансцендентного блаженства.

Как только божества Кришны, Баларамы и Шри Говинды завершили путешествие по озеру, сотни тысяч преданных вошли в его воды, чтобы насладиться весе­лыми играми. Санньяси, брахмачари и семейные лю­ди — все развлекались в озере Нарендра-Саровар, качаясь на волнах океана блаженства.

Милостью Господа Чайтаньи озеро Нарендра-Саровар стало подобно Ганге и Ямуне. Его слава и удача неизмеримы. Даруя освобождение обусловленным душам, Господь развлекался в его водах, как пять ты­сяч лет назад играл в водах Ямуны. Кому доведется услышать или прочитать об этих играх, разорвет путы своей кармы.

Завершив игры в воде, Господь Чайтанья и Его преданные пошли увидеть Господа Джаганнатху. Не в силах отвести от Него взгляда, они плакали от радости. Господь Чайтанья погрузился в экстаз любви к Богу, потоки слез омывали Его тело. Господь Адвайта и другие ваишнавы пребывали на вершине духовного бла­женства. Перед ними было два Господа Джаганнат-хи — один движущийся, а другой неподвижный — и, не в силах насытить свои глаза, вайшнавы предлагали Им дандаваты.

Каши Мишра снял с шеи Господа Джаганнатхи гир­лянды, которые стали украшением вайшнавов. Господь Нараяна, верховный шикша-гуру, который сейчас при­нял облик санньяси (санньяси считаются проявлением Господа Нараяны), с великим благоговением и предан­ностью принимал гирлянды Господа Джаганнатхи.

Знайте, что нет никого могущественнее вайшнавов, Туласи, Ганги и почитания прасада Господа. Поэтому всегда нужно выражать почтение и служить вайшнавам. Даже санньяси, которые поднялись на высшую ступень духовной жизни, должны в дандавате выражать почте­ние вайшнавам. Отец почитает сына, который принял санньясу. Санньяси достойны всеобщего уважения, все склоняются перед ними. Но несмотря на это даже Гос­подь Кришна, верховный шикша-гуру, склоняется перед вайшнавами.

Наполнив маленький горшок хорошей землей, чело­век должен посадить Туласи. Верховный Господь сказал: «Словно рыба без воды, Я не чувствую Себя сча­стливым, если не вижу Туласи». Господь посещает че­ловека, который повторяет перед Туласи святое имя на четках определенное число раз. Слезы радости текут по Его прекрасным щекам, Господь повсюду следует за такой личностью. Верховный Господь не покидает пре­данного, который повторяет на четках святое имя. Уха­живая за Туласи, преданный не расстается с Верховным Господом. Возможно ли осознать деяния человека, ко­торый на четках повторяет святое имя, глядя на Туласи. Такой вайшнав обретает общение с Верховным Госпо­дом. Господь Нараяна, верховный шикша-гуру, учит этому и покровительствует тем, кто следует Его настав­лениям.

Получив даршан Господа Джаганнатхи и поклонив­шись, Господь Чайтанья вместе со Своими спутниками вернулся домой.

Самадхи Шалабеги

История Шалабеги очень трогательная. У нее есть несколько версий, поскольку о жизни Шалабеги известно очень мало. Нам нравится одна из них. Вот вкратце. Один мусульманский царь, воевавший с индусами, однажды на пепелище разоренной деревни увидел молодую вдову брахмана и взял ее к себе во дворец в качестве няни для своего маленького сына, мать которого умерла. Вдова очень привязалась к ребенку. Она была преданной Кришны и старалась дать своему воспитаннику лучшее, что у нее было - любовь к Богу. Мальчик слушал истории о Кришне и засыпал под песни о Нем. Его отец, мусульманский правитель, несколько раз пытался запретить ему "быть кришнаитом", но мальчик каждый раз почему-то сильно заболевал. В конце концов, отец махнул рукой на "непутевого наследника", дав ему свободу выбора. Когда его приемная мать, вдова брахмана, умерла, мальчик ушел из дома и отправился в Джаганнатха Пури. Он очень хотел увидеть Господа Джаганнатху, но его не пускали в храм как мусульманина по происхождению. Он сидел напротив входа и пел песни о Кришне на родном ему языке. Так прошло несколькйо месяцев. Потом ему вдруг захотелось отправиться во Вриндаван - святое место, которое является вечной обителью Кришны. Он был там абсолютно счастлив - но вдруг Господь Джаганнатха явился ему во сне и спросил: "Где же ты? До праздника Ратха-ятры [праздник колесниц, когда Божество Джаганнатхи выносят из храма и видеть Его могут все желающие] остался всего месяц!" И Шалабега бросился обратно в Джаганнатха Пури - за 2000 километров. Он шел днем и ночью, почти не спал. Уже проходя через Бенгалию, когда до Пури оставалось с полсотни километров, он понял, что не успевает...

В положенный день колесницы выехали из храма. Ратха-ятра проходила как положено, но вдруг, примерно на середине пути от храма Джаганнатхи до храма Гундича, колесницы встали. И сдвинуть их не смогли ни лошади, ни слоны, ни толпы паломников. Служители по традиции стали поститься - чтобы Господь дал им понять, что Он хочет. Но Джаганнатха молчал. Колесницы стояли три недели. Каждый день жители окрестных домов готовили и предлагали Господу много разных блюд. На исходе третьей недели возле колесниц появился какой-то грязный, оборванный, заросший мусульманин и упал в поклоне перед колесницей, обливаясь слезами радости. И только после этого колесницы удалось сдвинуть с места. В память об этом событии (это произошло в начале 17 века) во время Ратха-ятры колесницы каждый раз останавливаются на этом месте - здесь Гранд-роуд слегка поворачивает. Этот район называется Балаганди, и там, где сожгли тело Шалабеги, стоит небольшой мраморный мемориал-усыпальница. Его плохо видно с улицы. В первый раз (2 года назад) мы нашли это место абсолютно случайно, хотя на заборе там висит табличка. Шалабегу почитают святым как индусы, так и мусульмане...

 

Комментарии  

 
#1 Дмитрий 09.12.2012 01:50
Супер подборка по Пури, спасибо за сайт )
Цитировать
 
 
#2 Анна 23.07.2015 02:02
Пожалуйста напишите что-нибудь про Храм Локнатх, заранее спасибо!
Цитировать
 
 
#3 r-z-r_Mug 08.05.2018 04:51
Приветствуем Вас, предлагаем Вам профессионально е продвижение Вашего сайта, подробнее о нас http://r-z-r.ru/rackrutka_cayta.html
.
Цитировать
 
 
#4 taxi-vovrema.info 13.05.2018 18:46
такси некрасовка на вокзал

http://taxi-vovrema.info/page/taksi-nekrasovka-na-vokzal/
.
Цитировать
 
 
#5 kuhninazakaz.info 13.05.2018 21:21
Столешница купить Раменский

http://kuhninazakaz.info/page/stoleshnitsa-kupit-ramenskij/
.
Цитировать
 
 
#6 avtouris.info 15.05.2018 01:53
Автоюрист онлайн уфа

http://avtouris.info/page/avtoyurist-onlajn-ufa/
.
Цитировать
 
 
#7 gepatitu-c.net 17.05.2018 15:47
Купить софосбувир египетского производства


http://gepatitu-c.net/page/kupit-sofosbuvir-egipetskogo-proizvodstva/

.
Цитировать
 
 
#8 abba-trans.com 27.05.2018 09:14
Аренда автобусов в подмосковье

http://abba-trans.com/page/arenda-avtobusov-v-podmoskove/
.
Цитировать
 
 
#9 Chaweb-model.info 06.07.2018 21:56
высокооплачивае мая работа для девушек самара

http://web-model.info/page/visokooplachivaemaya-rabota-dlya-devushek-samara/
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить